Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

Отзывы о гастролях театра им.Н.А.Бестужева в Калининграде

Фото Александры Даниловой.
Фото Александры Даниловой.

Театр им.Н.А.Бестужева вернулся домой после гастролей в Калининграде, организованных в рамках программы Федерального центра поддержки гастрольной деятельности «Большие гастроли-2017».

4 и 5 сентября «бестужевцы» показали жителям и гостям самого западного города на карте России спектакль «Фронтовичка», а 6 – «Анатэма. Посвящение кино». Предлагаем вашему вниманию фрагменты отзывов зрителей.

О спектакле «Фронтовичка» по пьесе Анны Батуриной

Татьяна Понаморенко: «Обязательно идите, кто ещё не видел этого спектакля!!! И скажите всем своим друзьям!! Такие спектакли пропускать нельзя!!!! Я счастлива, что у нас есть возможность увидеть спектакли этого театра и режиссера Сергея Левицкого!!!!»

Евгения Григорьева: «В постановке Сергея Левицкого с поднятием занавеса, перед зрителем предстает «многослойное» пространство, действие же словно дублируется за темными глазницами окон. Техническая оснащенность спектакля поражает, на сцене появляется и ветродуй, и многофункциональный рояль он же и мотоцикл, и стол, и вагон поезда, множество стульев, велосипедов, видео ряд все органично дополняет картину быта героини. Актерская работа очень точная, слаженная, прекрасные голоса. Особым вниманием хочется отметить музыкальное оформление спектакля - группу KrabЫ. В моей фонотеке явно не хватало их музыки. В целом, ощущение от увиденного очень мощное!».

Алла Татарикова-Карпенко: «Честь и хвала профессионализму режиссера, сделавшему всё, что возможно. Изобилие пластических придумок, гротеск и простота, преувеличение и правда - ткань спектакля ярка и насыщенна. Хороша и работа его с актерами: единый способ существования команды, равновеликость эпизодических и главных ролей, стиль, язык - дело режиссера-педагога. Современный русский театр имеет тенденцию высокой насыщенности образных рядов, приемов, штук и закорючек: Бутусов, Туминас, Крымов - тому яркие примеры. Вослед им мыслят и новые мастера, С. Левицкий не исключение».

Елена Антоненко: «Не часто приходится просыпаться утром с приятным "послевкусием" от вечернего спектакля. У меня сегодня именно такой день. Постановка совершенно необычная для калининградской сцены, с неожиданными режиссерскими, стилевыми решениями, интересной характерной игрой актеров. Оставила готовность повторного просмотра. Что, согласитесь, бывает не часто».

Ирина Певнева: «Под разными ракурсами можно рассмотреть спектакль «Фронтовичка», это и слаженная абсолютно гармоничная работа актёров на сцене, это и невероятные жутковатые декорации, это и мощный характер главной героини, это и взаимоотношения, да и многое другое. Но меня больше всего потрясли бытовые зарисовки послевоенного коммунального быта, вот это действительно ужас! Я сидела и думала, а намного лучше ли это страшное и гнилое быто-болото того, что люди пережили на войне? Кажется, что ответ очевиден и «Худой мир лучше доброй войны», но после спектакля, я что-то в этом уже не так уверена».

Евгения Чугреева: «…Сцена, стена, окна; рояль как деталь то одного, то другого перемещения во времени, живая!!! музыка без советских шлягеров и совершенно современный режиссерский стиль. Стиль прямо-таки упоительный своей гротескностью и фарсовостью: каждая сильная эмоция ювелирно обыгрывается пластически и без всякого бытовизма. Директор ДК и его невеста, соседи и девочки, фронтовик и несостоявшаяся свекровь узнаваемы так, словно сейчас начнется комедия. Но нет. Образ несгибаемой фронтовички несгибаем именно по-советски (если что - это я в хорошем, нормальном смысле слова "советский" пишу). Вначале она - балерина, а там не забалуешь. Потом - солдат, прошедший бои и ранения. Потом - влюбленная единственной и верной любовью в Матвея, к матери которого поехала дожидаться жениха и свадьбы. Все это - принципиальное, убежденное, верное и самоотверженное естество - оно в Марии было изначально. Без быта, без пристраивания, без соплей. И когда Матвей приехал к матери и к ней с другой беременной невестой - быта, соплей и мордобития тоже не было. Фронтовичка. Фронт продолжается. Видимо, с детсада, со школы, с училища - стоять и не сдаваться, жду тебя, но не вернусь. И что мне показалось? Этот рояль-нерояль, на котором героиня играет только в финале, который постоянно требует в свой танцкласс, это право на немецкого Бетховена, когда война кончилась - это такая спрятанная мечта о музыке, красоте и танце. О вечной чистой любви, которая лучше пусть кончится от ножевого удара, чем будет такая даже не предательская, а просто подлая, как у Матвея в финале - "скоро ли твои духи выветрятся?" И пусть лучше никакого счастья, чем мелочь и грязь. Фронтовая шкала ценностей, соблюдена, подверстана - и новые подвиги впереди, как у рыцаря любых времен. В путь, на этот раз на Дальний Восток. Песня прощания. "Не жду, и не вернусь", но как у Симонова».

Алла Сердобинцева: «Пространство спектакля просторно, позволяет продемонстрировать эффектные режиссерские находки, вместить их более, чем, иногда кажется, необходимо. Актеры выразительны, как-то очень дисциплинированны, сыгранны, подобны команде спортсменов, тренированны:), это очень здорово. Действо показалось великолепно техничным, собранным, украшенным, оно именно модно, подготовлено с учётом актуальных тенденций, точнее, нацелено на актуальность; однако, не вполне согласна, что спектакль лишен штампов и клише: напротив, показалось, что каждая отдельная картина сводит, доводит все характеры до прямой четкой знакомой схемы, (а может ли гротеск быть чрезмерным:)); впрочем, не зря же зрителю предлагается выступить соавтором спектакля».

Марина Юркина: «Редко встречаются в жизни однолюбы, но иногда именно они вдохновляют на создание персонажа, и это, конечно, будет драма... Такие персонажи и в жизни, и в искусстве сублимируют в "любимую" работу. Страсть к человеку замещается титаническим трудом. Редкое и очень красивое проявление силы духа. К таким людям грязь не пристает, даже если вокруг ее море... Как воплотить это на сцене? Мы вчера увидели. Спектакль "Фронтовичка" режиссёра С. Левицкого театра Бестужева. Надо ловить шанс, когда такой титулованный спектакль идёт на нашей сцене, хотя бы ради того, чтобы сравнить свои ощущения с оценками искусствоведов. Спектакль, на мой взгляд, немного даже "пересолен" деталями, но, безусловно, выдающийся! Игра актёров очень искренняя, это захватывает зал, заставляет не только чувствовать, но и думать, и даже страдать... Мы были зрителями, но, кажется, работали вместе с вами, зато и финал приподнял нас над землёй. Спасибо!»

Николай Акимов: «…выложились гости на «Фронтовичке» по самое того не балуй! Заслуженно сорвали овации стоя <…> Постановка – эмоции. И они били с лихвой. Порой почти до слез. Не надо смотреть на постановку как на диалог, это, мне так показалось, был монолог. Монолог одиночества, слегка приправленного любовью, которой не было…»

О спектакле «Анатэма. Посвящение кино» по мотивам произведения Л.Андреева

Евгения Григорьева: «Анатэма. Посвящение кино» – действо леденящее кровь. Безусловно, спектакль очень яркий, мощный, смелый. Актеры, конечно, блестяще отрабатывали свое пребывание на сцене. Гибель Розы в телефонной будке, говорящая Венера, приемчики с бородой, музыкальное сопровождение – очень достойно. Огромная благодарность бестужевцам, что не побоялись такого расстояния и привезли нам свой прекрасный театр!»

Марина Юркина: «Скучно не было. Любопытно! Не раздражал, как обещал режиссёр)). Известная притча, масштабная рефлексия... когда перестаёшь искать драгоценный смысл и начинаешь просто смотреть – все открывается: блистательная игра, сценография истовый, но очень скромный Левицкий)))) Сура – народная артистка Туманова, просто лучшая! Всем браво!»

Раиса Минакова: «Замечательная работа! Настоящий театр!»

Вячеслав Каминский: «Театр доказал, что может не только развлекать, но если и не потрясать, то по крайней мере давать пищу для размышлений и ассоциаций. Жаль, что это не наш театр. Пьеса, написанная более ста лет назад актуальна, современна и вызывают массу аллюзий. Спасибо бестужевцам и тем, кто их привез в наши края».

Евгения Чугреева: «Невероятная сценография и костюмы. Невероятный вкус, стиль, ирония, цитаты, ни одной погрешности от общей композиции. Полет творческого замысла во всей его высоте, сложности и какой-то нереальной отваге. Каждая деталь, каждый жест, каждая интонация может быть закадрирована, заключена в рамку, стать элементом фильма, текста, картины, действа - КАК??? Я не знаю, как режиссер добился, чтобы стихия цитат и смыслов из великих фильмов так гармонично и ярко встретилась с пафосным и метафизическим сюжетом Андреева. Каким образом они взаимно усилили, осмыслили и облагородили друг друга? Это великолепно. Хичкок, Тарантино, Тарковский, Кубрик, Куросава, Бергман и прочие не имена - детали, врезающиеся в память и принесенные в ткань спектакля невзначай, легко. Сам уровень сценографии (заполняющаяся водой телеграфная будка, ожившая статуя, огромная конная статуя ради одного, правда, финального момента(!!!) и костюмов таков, что вызывает наслаждение просто от наблюдения и узнавания, откуда это. Манера существования актеров, отсылающая к великим - Чаплину, например. Но не только.

И теперь немного об общем - постепенно понимаешь: действие происходит на съемочной площадке, где историю Анатэмы и Лейзера разные режиссеры не только могли бы увидеть по-разному - они прямо в спектакле видят моменты действия по-своему, как вначале Розу - девочкой из хоррора, например, а Суру - из фильма Феллини. Они прямо тут, эти режиссеры, их взгляд на события. И именно этот взгляд создает в одной истории столько разнообразных, но почему-то неконфликтных течений. И правильно, потому что - кино. В смысле - театр. Только там меняются Лейзеры, скоропостижно и неожиданно, костюмы, герои, образы. Или повторяются. Или сосуществуют.

Желание Лейзера, испытавшего несчастья, облагодетельствовать всех неожиданно свалившимися деньгами, закономерно приводит к катастрофе. "Он бросал в людей деньгами, как камнями в собак". Правильно, деньги не приносят счастье, разве что приходят вместе с ним. Иногда и просто превращают человека в чудовище. И близость к Богу, которую ощущал Лейзер в своих несчастьях, не увеличивается, если он раздает деньги бедным, чтобы спасти их. Он не Бог, и спасти никого не может, только искусить. Точно так же, как искушает Лейзера Анатэма. Вера не связана с деньгами, с торговлей, с воскрешением мертвых. Толпа людей, ринувшихся к Лейзеру, и он сам - это замкнутое пространство хоррора, безбожественного суеверия, из которого нет выхода. По крайней мере, никто из присутствующих его не может увидеть, и хоррор в основном в этом. Точно по Андрееву.

Режиссер не только погружает нас в мир искушения Давида Лейзера - он показывает этот мир глазами разных режиссеров, а потом делает очевидным, что ракурс "изнутри сюжета" всегда, на всем протяжении спектакля соседствовал с ракурсом "извне", словно со съемочной площадки. Мало того, с нескольких съемочных площадок, транслирующих восприятие знаменитых режиссеров. Режиссеры, как Давиды, стремятся спасти искусством - и убивают им тоже. Ужас и счастье одновременно, отказ от реальности через конструирование своей собственной. Такое великолепное месиво могла объединить только неистовая, абсолютно безграничная страсть к поиску творческих форм и смыслов. В каком-то смысле именно Анатэма в обычном костюмчике и есть искушение "обычным" театром, где могли бы просто разыграть историю внезапного богатства старого еврея. Но нет - любовь к театру и кино как к стихии, океану безграничного искусства победила. Мы словно увидели Вселенную творческого поиска, сосредоточившую на миг свое внимание на пьесе Леонида Андреева - и взорвавшуюся невероятным фейерверком слов, идей, образов, музыки, красок, жестов, сюрпризов, цитат, неожиданностей. Что тут скажешь. О театр! Или - о, кино! Спасибо за полет, постижение и узнавание, это чудо какое-то».

08.09.2017 Автор: Пресс-служба ГРДТ имени Н.А.Бестужева