Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

Мария Сиукаева: «Бурятскому актеру подвластна некая магия: он может просто стоять на сцене и этим сказать все»


Хореограф-постановщик нового спектакля Бурятского государственного академического театра драмы «ХYЛЭР ТYМЭРЭЙ АМИСХАЛ. Дыхание бронзы» о себе, о премьере и особенностях бурятского театра

До премьеры три дня. 14 и 15 октября в новый год по гуннскому календарю в Буряад театре состоится премьера спектакля, репетиции которого идут полным ходом. Наблюдать за тем, как рождается спектакль всегда интересно, но недоступно. Это тайна для посвященных. Во мраке зрительного зала создатели спектакля ведут напряженную работу с актерами, внимающими каждому слову постановщиков. Хореограф-постановщик Мария Сиукаева привычно и уверенно дает указания, стремительно перемещаясь из зала на сцену и обратно. Это уже третья ее совместная работа с Буряад театром, знакомство с которым впервые произошло два года назад.

О том, как все начиналось

- Однажды летом мне позвонил мой знакомый – режиссер Владимир Бочаров и говорит: «Поехали в Бурятию». Он начинал ставить в Буряад театре спектакль по роману Достоевского «Игрок» и приглашал меня ставить хореографию, которой в спектакле отдано много внимания. До этого я не работала в драматическом театре, а имела дело только с танцовщиками, поэтому предложение меня немного удивило. Подумав, я согласилась. Помню, что труппа бурятского театра встретила меня тепло. Актеры понимали, что именно я от них хочу. Мне вообще кажется, что буряты очень пластичный и дружелюбный народ. Я говорила, меня слушали, и только потом я узнала, что многие из этих юных актрис, оказывается, намного старше меня.

Об особенностях работы с бурятскими артистами

В работе с бурятскими артистами есть свои особенности: им не подходят некоторые эмоциональные приемы, которые, например, широко распространены в других театрах нашей страны. Психология, менталитет бурятских артистов, порой, не позволяют им делать какие-то эмоциональные вещи. Например, в каком-нибудь московском театре не возникает сложностей с тем, чтобы актера раздеть. Достаточно сказать: «Ты раздеваешься» и все. В Бурятии с этим сложно, но мне это очень понятно, потому что я сама родом из Осетии, где все еще строже. У нас, к слову, невозможно встретить на улице курящую женщину. Но зато бурятскому актеру подвластна некая магия: он может просто стоять на сцене, молча. И этим сможет сказать все.

О танцах гуннов

- В нашем спектакле гунны не совсем обычные: они в смокингах и вечерних платьях. Никакой стилизации «под гуннов» в этом спектакле не будет. Скажем, в спектакле «Полет. Бильчирская история» я делала танец интуитивно, увидев пару движений из танца западных бурят. В новом спектакле танца будет значительно меньше. Я думаю, что в данном случае это необходимо, чтобы глубже преподносить игру актеров.

О себе

Мой отец – осетин, а мама родом из Перми. Я же родилась в Новосибирске. Жила в Осетии. С 13 лет живу в Москве. Танцами я занимаюсь с четырех лет. Папа-военный мечтал видеть меня классической балериной. Ему хотелось, чтобы я была связана с искусством. Я окончила хореографический колледж, но классическому балету и народной хореографии я всегда предпочитала современный танец. Он мне кажется более настоящим. Учиться в ГИТИС я пошла на балетмейстера. 

О спектакле

Думаю, Сойжин (Сойжин Жамбалова - режиссёр - постановщик ) не захотела бы раскрывать секреты. Скажу лишь, что спектакль не простой и, по меньшей мере, одна сцена будет неожиданной для зрителя (улыбается). Настолько, что поначалу  у нас возникли сложности с поиском актрисы, которая бы смогла воплотить замысел.

О совместных планах

Следующая моя работа с Буряад театром будет уже в конце ноября. Это будет спектакль об Алдаре  Цыденжапове, потому в Бурятии я снова буду уже скоро.

 

11.10.2017 Автор: Диляра Батудаева