Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных, немедленно покиньте сайт.

Частный музей и его хозяйка

Надежда Цыренова - хозяйка музея (с сайта burunen.ru)
Надежда Цыренова - хозяйка музея (с сайта burunen.ru)

Частные музеи – активно развивающаяся ниша на туристическом рынке Бурятии, и сегодня мы представим один из них. Это Музей-усадьба «Ёнхолог» в селе Энхалук Кабанского района. Основала его Надежда Цыренова, урождённая Халюева из соседнего села Корсаково.

Ностальгическая прогулка

Энхалук, начиная с конца 90-х годов, изменился неузнаваемо. Се­годня это одно из наиболее модер­низированных сёл республики. Даже по сравнению с Горячинском, похо­жим с ним по-своему туристическо­му направлению посёлком. Сплошь кирпичные и бетонные дома и кот­теджи, построенные под евро стан­дарты. Красиво и богато, ничего не скажешь….

Но, почему-то возникает чувство глубокой ностальгии по тому старо­му, доброму и патриархальному Эн­халуку 80-х. Тогда здесь стояли креп­кие, небольшие бревенчатые дома. Все вровень, с распахнутыми ставня­ми, крыши, поросшие густым мхом, палисадники с елями, берёзками и рябиной. По утрам на берегу рыбаки тянули невод. Всегда можно было взяться с ними за сеть, а затем взять пару жирных омулей и пожарить их на рожне. Особенно весело было на День рыбака, когда гуляли все при­брежные сёла. А вечером напариться в баньке на берегу и сигануть из пар­ной прямо в море. Тогда Энхалук и соседнее Сухое были, на мой взгляд, красивейшими сёлами республики. Других прибрежных сёл в этой части Байкала, кроме разве что Заречья и Посольского, просто не было.

Эта жизнь безвозвратно ушла в прошлое, но осталась в нашей памя­ти и вот в музее…

Как всё начиналось

- На самом деле наше село по-бурятски звучит как Ёнхолог, что переводится как «Очень далеко», - рассказывает хозяйка музея Надеж­да Цыренова. - Когда-то давно сель­чане ходили с Байкало-Кудары в эти места. И действительно пешком или на коне - это не ближний свет. Вот и прозвали - Ёнхолог. Энхалук это его русифицированный вариант, а не во­все берёт начало от известного сло­ва Энхэ – благодать.

Надежда Петровна занимается музеем с 2012 года. Тогда у них был свободный брус, и нужно было что- то делать с ним. Вот и предложила она мужу построить музей. Сказано – сделано! Однако он зародился не на пустом месте. У них уже был опыт участия в проекте ООН «Каждая ка­пля имеет значение – озеро Байкал: 2012».

Тогда центром общественной активности на Байкале стало село Дулан Кабанского района. До тех пор оно оставалось незамеченным туристами. Но затем число поклон­ников этого самого тёплого места на Байкале выросло в десятки раз. Во многом благодаря деятельности известного предпринимателя Льва Асалханова.

Некоммерческое партнёрство «Байкальская экотуристическая ассоциация», жители Дулана, эко­кафе «Надежда», районная админи­страция наладили систему очистки и вывоза мусора, отремонтировали дорожку к Байкалу, построили капи­тальный навес для летнего рынка. «Работа под руководством иностран­ных специалистов стала для нас са­мой настоящей школой, - вспомина­ет Надежда Петровна. – Они нас вели пошагово. У них богатейший опыт развития туризма и охраны приро­ды. Нам только учиться и учиться у них».

Экспозиции

В настоящее время Музей-усадь­ба «Ёнхолог» представляет собой деревянную юрту с историей Энха­лука, юрту, отражающую культуру и быт кударинских бурят, русскую избу – дом Тимофея Григорьевича и Фёклы Кирилловны Кожевниковых, Дом тайши и надворный комплекс рыболовных снастей и утвари.

Когда рассматриваешь экспози­ции музея, видно, какая огромная работа проделана в архивах и в поле – прибрежных сёлах Кабанского района. У Надежды Петровны есть уникальные экспонаты, которыми она очень гордится. Это копия Указа Екатерины II о назначении зайсаном «….кочующих по Кударинской степи заморских братских, именованных из разных родов сборным родом, из бурятского роду Борохону Бушуеву». Он в 1700 году первым переселился в Кудару с верховьев реки Куда гал­тайского улуса, с западного берега Байкала. Оригинал хранится у его потомков в селе Корсаково. У них же хранятся его именные сабли. В экс­позиции музея есть платья кударин­ских буряток из этого же рода, доче­рей Ботоева Хулбая, сшитые в 1913 и 1917 гг. По подолу вышита надпись: «Где правда, там и счастье».

Сон в руку

Появление некоторых экспона­тов нельзя назвать не иначе, как чу­дом. Так однажды Надежде Петров­не приснился сон, где она явственно увидела старую школьную парту. И будто бы стоит она на берегу моря в Старом Энхалуке. Проснувшись На­дежда Петровна тот час же пошла из Нового Энхалука на это место: «Под­хожу, и на пригорке по правую руку стоит эта парта!» Теперь она пла­нирует воссоздать прообраз старой местной школы. С этой целью она приобрела другие такие же парты, классную доску, другие старинные школьные предметы. Хотела бы она купить и здание самой школы.

В планах у неё также покупка ам­бара и создание дома рыбака, где можно было бы показать процесс изготовления сетей, лодок и других важных предметов рыболовства. В нём же можно было бы выставить картины местных художников с ви­дами Байкала.

Активный туристический сезон на Байкале короток – июль и ав­густ. За это время в этом году музей усадьбу «Ёнхолог» посетило поряд­ка 500 человек. В основном иркутян, приморцев, читинцев, хабаровчан, красноярцев и т.д. Жители Бурятии, увы, мало любопытны, хотя это объ­ясняется больше нашей бедностью. О географии посетителей хозяйка судит по книге отзывов, да и часто это выясняется в процессе осмо­тра. Монголы также не интересу­ются историей, культурой и бытом уникальных, северных «морских» бурят-монголов, а также русских поморцев. А других иностранцев, кроме них, почти и нет. По крайней мере, массового наплыва как на том берегу – на Ольхоне, не наблюдается. Нет даже вездесущих китайцев.

Музей как коммерческий проект

Впрочем, у частных музеев в Рос­сии проблемы общие. Казалось бы, что ещё нужно, если есть коллек­ция, помещение и желание сделать эту коллекцию доступной для ту­ристов? Однако, на деле не всё так просто. Это регистрация с целью ве­дения коммерческой деятельности, продвижение в медиа-пространстве, привлечение посетителей, расходы на содержание музея, приобретение новых экспонатов, создание новых экспозиций и прочие творческие за­боты. В общем, с коммерческой точ­ки зрения музей – это весьма слож­ный проект.

Тому подтверждение их настоя­щее положение в Бурятии. Самый известный, большой и богатый из них, это бесспорно, Галерея Льва Бардамова. Близкие по формату к «Ёнхолог» небольшие музеи есть в Горячинске. Они тоже рассчитаны на туристов, и тем самым, пополня­ют совершенно небольшой список доступных развлечений.

Нужна ли туристическая приманка?

Музей-усадьба в Энхалуке, также как Галерея Льва Бардамова и ряд других частных музеев в республике, принадлежат частным лицам, созда­ны их усилиями и поддерживаются за счёт их средств. Свой музей Надеж­да Петровна развивает за счёт своих заведений общепита. Соответствен­но, и её коллекция отражает эстети­ческие и культурные запросы своей создательницы, а также и её ограни­ченные финансовые возможности.

Для неё, с этой точки зрения, её коллекция - это инвестиции. А оку­пятся ли они, этот вопрос должен быть интересен не только ей, но и местным и республиканским вла­стям. Ведь Музей-усадьба «Ёнхолог» - это как минимум туристическая приманка, а значит, и район, и ре­спублика должны быть заинтересо­ваны в нём. Пока же, частные музеи Бурятии развиваются только за счёт энтузиазма своих создателей. До сих пор, кажется, нет даже статисти­ки: сколько и где они есть?

https://burunen.ru/site/news?id=29114

17.10.2019 Автор: Александр Махачкеев