Памятный труд, ставший последним…

Памятный труд, ставший последним…

Время неотвратимо движется вперед. Порою оно с нашей, человеческой, точки зрения бывает безжалостным, когда от нас уносит старших товарищей, коллег и друзей куда-то в вечность. Но, увы, такова беспристрастная логика времени. Такова неумолимая закономерность жизни, хотя, как известно еще с древних римлян, у каждого свой фатум, т.е. судьба.

Последний труд

В начале нынешнего года ушел из жизни патриарх исторической науки Бурятии, известный монголовед, активный общественный деятель Ширап Бодиевич Чимитдоржиев, дружескими отношениями с которым я всегда дорожил. Ушел, успев закончить в качестве автора-составителя свой последний труд, замечательную памятную работу «Санкт-Петербургский университет: альма-матер бурятских ученых». В этой связи со смешанными чувствами вспоминается летний день прошлого года, когда состоялась интересная встреча с Ширапом Бодиевичем. Тогда он с большим удовлетворением сообщил мне о завершении книги, посвященной бурятским ученым – выпускникам Санкт-Петербургского университета, а также многим преподавателям и профессорам СПбГУ, твердо пообещав после издания работы подарить один из первых ее экземпляров автору данных строк. И это имело мотивированный характер, так как Ширап Бодиевич был прекрасно осведомлен насчет большой серии моих памятных статей, посвященных незабываемым учителям по Московскому университету – профессорам, членам-корреспондентам, академикам РАН – и опубликованных на страницах «Вестника Московского университета», а также в журналах «Вопросы философии», «Высшее образование в России», «Вестник РАН», «Общество, политика, государство» и т.д.

Несколько строк о своих университетских сокурсниках

И я, безусловно, тронут тем, что недавно, а если говорить точно, в середине мая, вручили мне от семьи Ширапа Бодиевича свежий экземпляр той самой книги с дарственной надписью. Это почему-то сразу же заставило меня вспомнить о своих однокурсниках, о своем курсе. А курс наш в самом деле был необычайно талантливый. Из 145 выпускников (1974 г.) около 50 человек защитили докторские диссертации и получили ученую степень доктора наук. Многие среди них стали яркими и крупными именами в соответствующей области научного знания. И мне невольно, причем довольно-таки сильно, захотелось хотя бы перечислить некоторые из них. Это – Геннадий Батыгин (социология), Анатолий Ишмуратов, Александр Карпенко (логика), Алексей Руткевич (психоанализ, современная западная философия), Нур Кирабаев (арабская философия), Владимир Шохин (индийская философия), Вячеслав Сербиненко (русская философия), Елена Петренко (история философии, современная западная философия), Виктор Ильин (эпистемология, политология), Анатолий Скрипник (этика), Зарина Трофимова (религиоведение), Юрий Олейников (социальная философия и экология) и др. А профессор Павел Таранов стал блистательным мастером пера в жанре философско-психологической беллетристики. При этом он отличался потрясающей плодовитостью. Автор не одного десятка томов, посвященных самым разным именам, судьбам, перипетиям, поведениям, интригам, учениям из истории мировой философии и культуры. Но, к сожалению, из этого золотого ряда четверо – Батыгин, Карпенко, Петренко, Таранов – уже ушли в мир иной. Ничего не поделаешь, каждому предписана своя судьба. Исход жизненной траектории, предначертанный волей фатума сверху, избегнуть невозможно.

Под знаком двойной памяти

Открывая книгу «Санкт-Петербургский университет: альма-матер бурятских ученых», уже с первых ее страниц ощущаешь, что она написана под знаком благодарной памяти автора-составителя к своему родному университету, к его преподавателям, профессорам, к многочисленным выпускникам СПбГУ разных поколений, являвшимся выходцами из Бурятии, ко всем тем, кто хоть мало-мальски имел отношение не только к университетской, но и вообще к вузовской жизни Санкт-Петербурга. Это делает выпущенный труд содержательно, прежде всего, информационно разнообразным и интересным. Но книга имеет семиотическое значение и в другом отношении. Она в читательском восприятии невольно предстает как символ доброй памяти о самом Ширапе Бодиевиче Чимитдоржиеве, подготовившем такую необычную работу. Потому книга читается под своеобразным знаком, выражающим двойную память: о славных выпускниках, преподавателях, профессорах СПбГУ и о самом авторе-составителе. И это удивительное сочетание сопровождает читателя на всем протяжении, от первой до последней страницы, написанного труда.

Немного из истории Санкт-Петербургского университета

Надо сказать, основное содержание книги составляют краткие биографические материалы, охватывающие большой исторический период, начиная с XIX века. Необходимо также отметить, что в работе наряду с разделами, написанными самим автором, привлечен и тематически последовательно изложен большой перечень статей, написанных другими авторами. Этим автор-составитель стремился воссоздать как бы единое памятно-историческое полотно, чтобы туда могли быть так или иначе вплетены биографические данные каждого, кто представлен в книге.

Первая глава (книга состоит из двух глав: первая посвящена СПбГУ как альма-матер бурятских ученых, вторая – выходцам из Бурятии, обучавшимся в других вузах Санкт-Петербурга) открывается благодарственными строками автора. В них особо подчеркнуты историческое значение и роль Санкт-Петербурга в становлении науки, образовании и культуры Бурятии и их носителей – национальной интеллигенции: «Санкт-Петербург (Ленинград) сыграл выдающуюся роль в формировании научной и творческой интеллигенции Бурят-Монголии (Бурятии). Мне представляется, что свой вклад в создание этой ауры вносил Санкт-Петербургский университет – ALMA MATER многих бурятских деятелей науки и культуры. В словах alma mater (дословно «кормящая мать») – синтез смысла таких замечательных понятий, как высокие знания, любовь, признательность и благодарность.

Начиная с середины XIX в., в этом учебном заведении обучались представители бурятского народа, также трудились они преподавателями – лекторами монгольского языка и письменности, истории и идеологии буддизма, культуры монгольских народов. В анналах истории зафиксированы имена бурят-студентов и преподавателей Санкт-Петербургского (Ленинградского) университета, Восточного института (Института живых восточных языков) и других учебных заведений восточного профиля, вузов других профессиональных направлений. Появились первые деятели просвещения и науки из среды бурят, получившие университетскую подготовку. Обучалась целая плеяда молодых бурят в Санкт-Петербургском, Казанском, Томском, Тартуском, Иркутском университетах».

Касательно XIX века безусловный интерес в книге представляют биографические материалы о выдающихся ученых-монголоведах, работавших в Санкт-Петербургском, а также в Казанском университетах. Это Яков (Исаак) Шмидт, Александр Попов, Константин Голстунский, Осип (Юзеф) Ковалевский. К ним же приложены статьи о творческой биографии Доржи Банзарова, учителя Доржи в юном возрасте Ринчин-Нимы Ванчикова, лектора монгольского языка в Казанской гимназии Галсана Гомбоева, автора «Грамматики монгольско-калмыцкого языка» Алексея Бобровникова. Заслуживают особого внимания разделы, посвященные открытию факультета восточных языков в Санкт-Петербургском университете (середина XIX в.), выпускнику СПбУ, основателю Боханского училища Ивану Пирожкову, знаменитым братьям Бадмаевым Сультиму (Александру) и Жамсарану (Петру), обучавшимся в данном университете, Бурятской (Бадмаевской) гимназии, ставшей весьма известной в Санкт-Петербурге в конце того века, именитому выпускнику и профессору этого же университета Гомбожапу Цыбикову.

Особняком здесь представлены известные бурятские исследователи-просветители, выпускники училищ и семинарий Верхнеудинска и Иркутска второй половины XIX и рубежа XIX-XX вв. Это Ринчен Номтоев, Николай Болдонов, Петр Баторов, Матвей Хангалов.

Небезынтересны изложенные в книге биографические данные профессоров-монголоведов СПбУ начала XX столетия Алексея Позднеева, Владислава Котвича, Андрея Руднева, Базара Барадина. За ними следуют биографии известных деятелей науки, просвещения и общественных деятелей – Цыбена Жамсарано, Василия Михайлова, Михаила Богданова, Элбэк-Доржи Ринчино.

С началом советского периода в 1920-1940 гг. в СПбУ работали профессор-монголовед Борис Владимирцов, преподаватель-монголовед Андрей Бурдуков. В этой связи автор книги пишет: «Славную санкт-петербургскую традицию, которую заложили вышеупомянутые исследователи-ориенталисты, продолжили в советское время представители новых поколений бурят. Обучались в 1920-1940 гг. Санкт-Петербурге – Ленинграде… Михаил Забанов, Морхоз Хабаев, Бальжи Бамбаев, Антон Атутов, Гарма Санжеев, Эрдэни Батухан, Ошир Дондобэ, Трофим Бертагаев, Санжи Дылыков, Ринчен Бимбаев, Цыден Ракшаин, Гомбо Бельгаев, Даши Амоголонов, Андрей Богданов, Эрдэмто Рыгдылон, Дмитрий Алексеев, Бимба Цибиков, Михаил Хомонов, Ксения Герасимова…».

Незабываемые однокашники, славные выпускники 50-х…

Незабываемые события в жизни автора книги связаны с первыми послевоенными годами, когда последовательно в 1946, 1947, 1948 гг. были отправлены на учебу в Ленинградский университет три группы представителей бурятской молодежи. По его воспоминаниям, в состав первой группы вошли Улзы-Жаргал Дондуков, Сергей Максанов, Валентин Золхоев, Федор Шулунов, Борис Гатанов, Борис Матхеев, Нина Битаева, Доржи Хамаганов. В следующей группе на учебу поехали Родион Балдаев, Палам Цымпилов, Балдоржи Бадараев, Владимир Будаев, Игнатий Бураев, Иннокентий Иринчеев, Роза Жалсанова, Зоя Кубрикова, Джим Хадаханэ, Евгения Хунданова, Регби Пубаев, Евгения Пахутова, Ширап Чимитдоржиев. В 1948 г. в университет поступили Гунга Туденов, Александр Соктоев. Тогда там уже на разных факультетах учились Ефрем Тармаханов, Владимир Дырхеев, Даши Улымжиев.

Ширап Бодиевич с большой теплотой вспоминает об учебе в стенах ЛГУ, о своих однокашниках-земляках, о наставниках Гомбо Бельгаеве, монголоведе-филологе Дмитрии Алексееве. С добрыми словами на страницах книги отзывается о других преподавателях-монголоведах, таких как академик Сергей Козин, профессора Николай Кюнер, Николай Цапкин, доценты Таисия Бурдукова, Леонид Пучковский, Болеслав Король и т.д.

Надо подчеркнуть, что в книге даны биографические данные многих выпускников, аспирантов, докторантов, соискателей ЛГУ-СПбГУ и последующих лет (вплоть до начала XXI в.). Но не только. Во второй главе представлены краткие биографии выходцев республики, обучавшихся в других вузах Санкт-Петербурга, а также в институтах АН СССР.

Университетская история в триединстве измерений

Примечательно в книге то, что в ней каждая биография, как факт из прошлого со своими конкретными, неопровержимыми данными, подкреплена соответствующей фотографией. Это ее невольно оживляет. Как тут не вспомнить знаменитое изречение Цицерона: «Historia vero testis temporum, lux veritatis, vita memoriae», что означает, «История – верный свидетель прошлого, свет истины, живая память». И действительно, каждая биография в книге предстает в триединстве исторических измерений – прошлого, истинного, живого.

Книга профессора Чимитдоржиева имеет большое историко-познавательное значение и призвана выполнять важную информационно-просветительскую функцию.

05.07.2017 Автор: Владимир Антонов, профессор ВСГУТУ, заслуженный деятель науки РФ (газета «Бурятия», 24 мая 2017 г., № 54 (5400), с. 17)

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии