Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных, немедленно покиньте сайт.

Портрет Цыренжапа Сампилова

Портрет Цыренжапа Сампилова

Почему великий русский художник взялся писать простого пастуха из Бурятии, и как работа Рериха оказалась в Художественном музее?

Подпись к фотографии: Портрет Цыренжапа Сампилова написан в несвойственной для Рериха классической манере

Почти в каждой семье есть вещь, что передается из поколения в поколение: от бабушки к внучке, от отца к сыну. И не всегда это бывает драгоценность в общепринятом смысле: одни завещают потомкам хранить старинный медальон с изображением прабабушки как талисман, другие берегут обычную ложку, которой ел когда-то сам… Ну вы, конечно, поняли ход наших мыслей. Итак, мы открываем новую рубрику, в которой главным героем будет некий предмет, история которого будет интересна каждому. И если в вашем доме есть такая вещица, добро пожаловать в нашу редакцию. А пока мы начнем с рассказа о картине великого русского художника Николая Рериха. Однажды она чудесным образом окажется в семье простого бурятского пастуха. А последний, в свою очередь, станет знаменит на весь мир…


Магия живописи

Художественный музей имени Цыренжапа Сампилова. Свое нынешнее имя храм искусства получил в 1966 году в честь основоположника профессионального искусства Бурятии – народного художника республики и заслуженного деятеля РСФСР. А в 1972 году семья известного живописца Сампилова решила подарить музею свою семейную реликвию – портрет своего именитого отца и деда Цыренжапа, выполненный рукой самого Николая Рериха. 

Искусствовед, заведующая сектором хранения Национального музея РБ Татьяна Алексеева осторожно выносит из хранилища музея ту самую картину, что написана 92 года назад в монгольских степях. Мы около минуты молча рассматриваем изображение молодого мужчины с густыми иссиня-черного цвета волосами, характерными для бурят редкими усиками, бровями вразлет и взглядом, устремленным не прямо, а куда-то вправо… Кажется, что вот-вот он переведет свой взор на нас и как минимум подмигнет прямо из золоченой рамки – настолько живо его лицо. 

Но Татьяна Евгеньевна делает глубокий вдох, словно переборов магию картины, и хорошо поставленным голосом лектора рассказывает историю, что произносила, вероятно, не один десяток раз.

Знаковая встреча

1893 год. В семье бедного охотника среди еравнинских озер, в улусе Домно-Еравна, родился мальчик, крепкий и крикливый мальчуган. Как часто в те времена бывало у бурят, паренька отдали «в дети». Воспитание Цыренжапа было обычным, как у тысяч мальчишек его возраста: с младых ногтей трудился пастухом, а в возрасте 12 лет полгода учился грамоте у Ивана Серебренникова, который работал тогда в Вершино-Кондинской метеорологической станции. Но ещё с раннего детства мальчик отличался любовью к искусству, любил вырезать из дерева фигурки животных, которых пас, и задумчиво выводил их силуэты пальчиком на песке. Однако тогда, почти сто лет назад, даже очень талантливому ребенку из глубокой провинции и надеяться не стоило, чтобы обучаться искусству. Поэтому уже взрослый Цыренжап работал в Чите ломовым рабочим, извозчиком, трудился на мельнице. В 1916 году был отправлен на тыловые работы на Западном фронте: рыл окопы и строил блиндажи.

После Октябрьской революции Сампилов вернулся в Читу и устроился чернорабочим на мыловаренном заводе Забайкальского областного кооператива. Впрочем, даже несмотря на тяжелый труд и отнюдь не наполненные творчеством будни, он выкраивал время, чтобы заниматься любимым делом, или, как сказали бы сегодня, хобби. Круг интересов помог ему познакомиться с Иннокентием Жуковым. Последний уже тогда слыл талантливым скульптором. Почти сразу после памятной встречи с человеком, которого Сампилов впоследствии назовет своим учителем, состоялась выставка, где были и работы нашего земляка. 

А в 1925 году сам Элбек-Доржи Ринчино, яркий в то время общественный и политический деятель, пригласил Цыренжапа Сампилова в Монголию – рисовать агитационные плакаты. Год спустя в Улан-Баторе (тогда – Урга) прошла выставка картин Сампилова. Национальный музей Монголии приобрёл большую часть работ художника. И только в 1927 году состоялась та самая знаковая встреча с Николаем Рерихом. Николай Константинович в рамках своей Трансгималайской экспедиции посетил центральную ставку Монголии. Когда молодой бурятский художник узнал, что совсем рядом с ним находится прославленный живописец, он сделал все, чтобы увидеться с ним.

И Рерих принял 34-летнего Цыренжапа. Более того, он с интересом изучил его работы и предложил… сделать портреты друг друга.


- Так говорят дети Цыренжапа Сампилова, и об этом он сам пишет в автобиографии, - рассказывает Татьяна Евгеньевна.


Так и появилась картина, что хранится сегодня в фондах музея. На ее обороте подпись великого русского художника и небольшое послание, адресованное Цыренжапу: « Сампилону (по неизвестным причинам именно с «н». - Прим. ред.) на память. С приветом к новым работам. 1927 год».


В тот же день Рерих подарил новому другу свой пейзаж под названием «Около Кучар». В автобиографии Цыренжап Сампилович потом напишет: «Он предложил мне выбрать себе на память подарок и показал десять работ, а я - тридцать». Обе картины в 1972 году были презентованы Художественному музею, и только они хранят в себе память встречи двух великих художников. Вот такая история.

18.03.2019 Автор: Зоя Степанова, сетевое издание «Ариг Ус online» (18+)

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии