Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

Народному артисту СССР Дугаржапу Дашиеву 15 мая исполнилось бы 75 лет

Народному артисту СССР Дугаржапу Дашиеву 15 мая исполнилось бы 75 лет

В этот день начнутся памятные мероприятия, посвящен­ные 75-летию со дня его рождения, которые будут проходить в течение всего года. В Бурятском театре оперы и балета 15 мая в два часа откроется выставка, посвященная творческо­му пути известного певца, после которой состоятся митинг и возложение цветов к мемориальной доске, установленной на доме по проспекту Победы, 11 , где жил народный артист. На следующий день солисты оперы отправятся на гастроли в Джидинский район. Также планируется снять фильм и из­дать книгу о жизни и творчестве Дугаржапа Дашиева, прове­сти смотр-конкурс среди студентов ссузов и вузов…

Сегодня его родные и друзья-коллеги рассказывают о нем, как о добром человеке, которого природа щедро одарила чудесным голосом и талантом актерского перевоплощения, огромным трудолюбием, дисциплиной и ответственностью.

Зана Тумуров, ветеран труда, заслуженный экономист Республики Бурятия:

- Прошло 11 лет, как не стало нашего замечательного зем­ляка, моего двоюродного брата, народного артиста СССР Ду­гаржапа Дашиева. Известие о его скоропостижной кончине тогда, 19 ноября 2003 года, потрясло всех. Ведь ему было чуть более 64 лет, но дело даже не в возрасте, а в творческих деяниях этого прекрасного во всех отношениях человека.

Память о нем увековечена в книгах и статьях, в стихах и песнях, в скальных камнях и мраморе…

В селе Улзар земляки 16 мая 2004 года открыли музей имени Дугаржапа Дашиева. По инициативе администрации Джидинского района в конце января 2006-го в селе Петро­павловка благодаря поддержке Министерства культуры РБ, Бурятского государственного академического театра оперы и балета состоялся первый районный фестиваль-конкурс вокалистов имени народного артиста СССР Д.Ц.Дашиева. Тогда из 42 конкурсантов гран-при завоевал молодой солист Бурятского театра оперы и балета Намхай Мунхзул.

А по инициативе видного религиозного и общественного деятеля, председателя Союза писателей РБ М.Р. Чойбонова в 2008-м из трех продолговатых черных скальных камней в селе Верхний Торей возведен комплекс памяти трех выдающихся земляков из одного села – народного артиста СССР Д. Дашиева, народных артистов РСФСР Н. Гендуновой и С. Будажапова.

К 70-летию народного артиста СССР Д.Ц. Дашиева 15 мая 2009 года на его родине джидинцы провели мероприятия.

В Улан-Удэ, на доме, где он жил, установлена мемориаль­ная доска. Издана красочная книга о его творческом пути  «Дугаржап Дашиев. Голос как судьба»  при поддержке его близкого друга Геннадия Манжуева и финансовой помощи администрации МО «Джидинский район», а также многочис­ленных друзей и поклонников его таланта.

Все они надеются, что в этом году, к 75-летию народного артиста СССР Дугаржапа Дашиева, Правительство Респу­блики Бурятия, администрация Джидинского района и его родной Бурятский государственный академический театр оперы и балета, где он проработал более 30 лет, проведут этот юбилей на высшем уровне.

Дугаржап Дашиев, удостоившись высоких званий, не стес­нялся быть учеником. Он был глубоко почитаем в народе, как исполнитель народных песен. Как-то певец признавался: «Очень люблю песни о матери – не только бурятские и рус­ские, но и много знаю якутских, калмыцких, монгольских пе­сенных посвящений женщине-матери, женщине-любимой, невесте, жене…»

Родная мать моего двоюродного брата (по материнской линии) Дугара, Эши Мункоевна, родилась в 1901 году в селе Подколдочи. Ее муж Гуро Лубсанов был старше ее на шесть лет. Она рожала много раз, но, к сожалению, дети не выжи­вали. Тогда они по старинному бурятскому обычаю у своих родственников, проживавших в Подколдочи, удочерили ма­ленькую девочку Чимиту, которая стала старшей дочерью Лубсановых. После этого дети, рожденные в их семье, пере­стали умирать в раннем возрасте. В 1929 году родилась Бу­янто, в 1937 году  Бато-Мунко, а в 1939 году на свет появился отхончик Дугаржап.

Эши Мункоевна была работящей, веселой, общительной женщиной. Хорошо пела, так что певческий дар Дугар впитал с молоком матери. Родители много лет чабанили. А рядом, на соседней заимке, проживала бездетная семья Дашиевых. Цырен Найданович и Долгор Жигжитовна попросили у них усыновить Дугаржапа. Лубсановы долго думали, но согла­сились, потому что сами когда-то бывали в такой ситуации. Дугар стал часто бывать у Дашиевых и, как говорят буряты, «ласковый теленок сосал двух коров».

Дугар Цыренович унаследовал от родной матери не толь­ко удивительный певческий талант, но и ее веселый нрав, коммуникабельность, а его старший брат Бато-Мунко – по­шел в отца, который был немногословным, не умел петь и в свободное время читал молитвы...

С малых лет мы с братом Дугаром жили в одной семье. В 1947 году вместе пошли в Улзарскую начальную школу. Я дружил с его старшим братом Бато-Мунко, а Дугар  со сво­им ровесником Батором Гармаевым, который также дружил с Баточиром Жалцановым, младшим братом моей супруги Ханды Гуружаповны. В армии, обладая каллиграфическим почерком, служил писарем, был учителем истории, позднее работал директором школы.

В те годы Дугаржап, в отличие от своего старшего ловкого, подвижного и сильного брата, рос щуплым пареньком. Мы с Бато-Мунко быстро бегали, хорошо играли в лапту. А Дугар и его друг Батор Гармаев по вечерам сидели на заборе и что-то вдвоем напевали ... После окончания школы мы с Дугаром по путевке комсомола остались работать в родном колхозе «Улан Торей».

В конце 1958 года Дугаржап поехал в Улан-Удэ, успешно прошел конкурс в госфилармонии и начал работать соли­стом хора ансамбля «Байкал». Через год после него я тоже подался в город, устроился на работу в охранный взвод Госбанка и стал жить в квартире-землянке по улице Гоголя, 37. Дугаржап переехал жить к нам и бегал на репетиции в клуб им. Серова. К нам часто приходили его коллеги-артисты Мункожап Бадмаев, Даши-Доржо Базаров, Ринчин Жамба­лов и пели, а я часто бывал на их концертах в заводских и фабричных клубах.

После окончания школы мы, земляки, выехавшие в город, как-то встретились. К тому времени Дугаржап подрос, стал развитым и спортивным, хорошо играл в волейбол. Он по­садил нас в круг и предложил всем побороться. Тогда Дугар­жап всех нас переборол. И мы, старшие братья, зауважали его: настоящим мужчиной стал ...

В 1969 году, когда я трудился управляющим Нижнеангар­ского отделения Госбанка, Дугаржап написал мне письмо, в котором просил помочь с деньгами на костюм: он собирался поехать на Всесоюзный конкурс вокалистов им. М. Глинки. После победы там мы получили от него еще одно письмо  брат благодарил меня за помощь...

Когда Дугаржап стал солистом оперы, я работал и жил в За­каменске, куда он не раз приезжал. Как-то после концерта к нам зашли известные солисты оперы Ким Базарсадаев, Саян Раднаев и Дугаржап Дашиев. Они пели так мощно, что гудел весь дом.

Его супруга Наталья оберегала его, создавала уют в доме и все условия, чтобы мой брат спокойно работал и творчески рос.

А когда я работал в Петропавловке, у меня гостили два народных артиста (СССР и МНР)  Дугаржап Дашиев и Жар­галсайхан. Дело было осенью, и я попросил двух именитых певцов копать картошку. Однажды Дугаржап, любивший физический труд, за час расколол машину дров. Никогда не забуду, как во время отдыха на Аршане мы занимались спортом и бегали до пота, а затем обливали друг друга хо­лодной водой...

Дугаржап старался держать физическую форму – он был сильным. Помню, как мы с ним и его коллегами поднимали пианино Тимофея Занаевича Гармаева на третий этаж  на ве­ревках через балкон. А разве забыть, как однажды вечером я по телевизору смотрел сюжет о том, как делегация нашей страны, в составе которой был и мой брат, пребывала в Се­верной Корее. Тогда я рано утром вышел во двор своей дачи на Левом берегу и увидел Дугаржапа. «Так ведь ты только вчера находился в Пхеньяне»,  удивился я. А он пошутил: «Да вот только что приземлился прямо к тебе в огород». Ока­залось, что самолет, летевший транзитом в Иркутск, совер­шил посадку в Улан-Удэ...

Вся жизнь моего брата прошла на моих глазах. Недавно я был на концерте, посвященном 75-летию Союза писателей Бурятии, слышал артистов, исполнявших песни, которые раньше исполнял мой брат, но чего-то в их исполнении не хватало. И я подумал, что такой певец, как Дугаржап Даши­ев, пока еще не родился... Он обладал чудесным, мягким голосом, ровным во всех регистрах с исключительным диапазоном, красивейшим тембром. А, кроме того, чисто человеческое обаяние, дикция, доходящая до каждого слушателя, – все это рождало какое-то особое энергетиче­ское излучение, которое незримым потоком обволакивало зрительный зал, вызывая истинный восторг, восхищение и даже слезы.

Эрдэни Жалцанов, главный режиссер и художествен­ный руководитель театра «Ульгэр»:

- Я еще учился в школе, и в пятницу, в шесть вечера, ког­да начиналась передача «Баян талын аялга», мы включали радио и мой отец говорил: «Сейчас будет петь мой лучший друг Дугаржап, который стал знаменитым, объехал весь мир и прославил малую родину... »

После того как отец ушел из жизни, Дугаржап Цыренович стал для меня вторым отцом. Он представлял меня, когда я поступал в институт. А после завершения моей учебы в Санкт-Петербурге поддерживал меня на всех мероприятиях и называл «минии хүбүүн» (мой сын). С его стороны я всегда чувствовал духовную поддержку. Никогда не забуду его сло­ва: «Эрдэни, сын Баточира, не забывай свою малую родину».

Любовь Цыдыпова, заслуженная артистка Республики Бурятия:

- Моему знаменитому земляку Дугаржапу Дашиеву Бог дал все: и голос, красивый, идущий из глубины души, и мужскую красоту, и обаяние. Это, наверное, действительно человек высокого полета, очень душевный, всегда внимательный... Помню, для нас был большой праздник, когда Дугаржап Да­шиев приезжал с концертом на свою малую родину. В нашем маленьком сельском клубе не было мест, чтобы вместить всех зрителей, там даже снимали окна...

Когда я окончила Дальневосточный институт искусств и пришла в театр, Дугаржап Цыренович всегда меня опекал, подсказывал, а я, как губка, впитывала в себя все, что он со­ветовал мне. После того как я сыграла роль Алиман в спекта­кле «Материнское поле» по повести Ч. Айтматова, он зашел за кулисы, подошел ко мне и произнес слова, которые никог­да не забуду: «Люба, я восхищен твоей игрой. Ты идешь по жизни нормально». Для меня такое напутствие было очень важным...

Дамба Занданов, заслуженный артист Российской Федерации:

- Дугар Цыренович был и остается выдающимся певцом нашей страны. Он был вторым после Абиды Арсаланова тенором нашего театра. Входил в тройку лучших Отелло Со­ветского Союза. Когда наш театр гастролировал в Москве, меломаны дали высокую оценку Дашиеву  Отелло. Они по­считали, что Отелло в исполнении бурятского тенора лучше, чем в исполнении солиста Большого театра...

Когда в 1991 году я пришел в театр, Дугар Цыренович поддерживал меня, относился ко мне по-отцовски. Как-то в классе я занимался с педагогом Леонардом Сергеевичем Шоболовым. Мы учили, чтобы записать на радио песню композитора А. Андреева на слова Д.Жалсараева «Любовь вечна». Во втором и четвертом куплетах не соответствова­ло ударение. Леонард Сергеевич ритмически правильно разделил слово. В это время зашел Дугар Цыренович и также быстро нашел верное решение, которое совпало с мнением Л.С. Шоболова. Таким он и был  большим певцом и педагогом ... Дугар Цыренович был хорошо известен и в Монголии, где его носили на руках. В 1994 году его в чис­ле первых из иностранцев наградили орденом «Полярная Звезда», которую ему вручил президент Монголии ... По этому случаю Д.Ц. Дашиева пригласили в соседнюю страну, и он предложил мне поехать с ним. В Монголии Дугара Цы­реновича приняли очень хорошо. Его сольный концерт в двух отделениях прошел «на ура».


По материалам, предоставленным ветераном труда З.Г. Тумуровым, подготовила Сэрэгма Дондокова.

06.05.2014 Автор: http://burunen.ru/

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии