Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

"Монгольский певец Ариунбаатар Ганбаатар впервые пел партию Скарпиа"...

"Монгольский певец Ариунбаатар Ганбаатар впервые пел партию Скарпиа"...

Афиша оперы Пуччини «Тоска» на сайте Мариинского театра слегка настораживала наличием некоторых реалий двадцатого века, но опасения по поводу постановки, к счастью, не оправдались, и вечерний спектакль 20 марта 2016 г., безусловно, удался.

Сначала все-таки скажу пару слов о самом спектакле. Режиссер Пол Каран перенес действие в 30-е годы уже прошлого века — т. е. это, видимо, фашистская Италия. Что-то похожее я уже видел в спектаклях Жагарса. Скарпиа в соответствующем мундире, вероятно, он - начальник местной полиции. Женщины-военнослужащие в форменных галстуках и пилотках мне очень напомнили первую серию фильма «Семнадцать мгновений весны» — там, в бункере у Гитлера, были очень похожие стенографистки. Таким образом, упоминания Бонапарта и битвы при Маренго как-то не совсем вписывались в контекст. Вообще, переносить куда-либо действие этой оперы — идея, на мой взгляд, по меньшей мере странная, ибо она настолько точно привязана к реальным историческим событиям, что практически известна точная дата происходящего на сцене — 17 июня (и раннее утро 18 июня) 1800 года. Впрочем, больше ничего вызывающего в постановке нет. Пожалуй, сценографию можно назвать эффектной и зрелищной. Одни интерьеры чего стоят! В первом и втором актах они просто роскошны, хотя в этой роскоши есть что-то подавляющее. А в третьем действии площадка башни с большими буквами ROMA вообще незабываема. Еще радует, что характеры героев и их взаимоотношения в этой постановке проработаны тщательно, есть и интересные нетривиальные ходы, например, убийство Скарпиа распятием. Впрочем, перейдем к главному — к исполнителям.

Екатерину Шиманович я слышал впервые. И, надо сказать, что в роли Тоски она произвела на меня весьма приятное впечатление. Яркая женщина южного типа, пела и играла очень живо и эмоционально. Интересный голос, сочный и наполненный, в нем тоже есть что-то южное, может быть, этот светлый немного необычный переливающийся оттенок в верхнем регистре. Сначала мне показалось, что звук чуть тремолирует наверху, но выяснилось, что голос Тоски в этой картине просто дрожал от ревности. И дальше было очень много нюансов, в частности, очень хорошее и выразительное пиано в любовных сценах, красивое мецца-воче. В самых драматических моментах в верхнем регистре несколько нот получились немного крикливыми, но, пожалуй, и это всё было по делу. Вообще, чувствовалось, что партия хорошо впета, прочувствована, фразировка была весьма продуманной. Убедительна была певица и в неистовых мольбах в драматической сцене пыток, и в страстной молитве в знаменитой арии во втором акте, после которой публика наградила ее заслуженными аплодисментами. В третьем действии она мне тоже понравилась — пела разнообразно, выразительно и при этом надежно. А дуэт… дуэт вообще был чудесным.

Для Нажмиддина Мавлянова это была уже седьмая постановка «Тоски», в которой он участвовал: после Фламандской оперы, МАМТ, Немецкой оперы на Рейне, «Астана-Оперы», Финской национальной оперы и совсем недавнего выступления в Ковент-Гардене. Его Каварадосси выглядел очень естественно, казалось, что он уже давно играет в этом спектакле, сыгрался со всеми партнерами, и все пространство сцены Мариинки уже «обжито». После нескольких начальных фраз голос в первой арии зазвучал так сочно и ярко, а верх был таким звонким и сверкающим, что публика зааплодировала и закричала «браво», даже не дождавшись окончания отыгрыша. После дуэта с Тоской, спетого очень красиво, на мягком зависающем легато, сцена с Анджелотти отличалась большим драматическим накалом, сильное впечатление произвел и мощный, прорезавший оркестр си бекар. Во втором действии после непримиримого противостояния со Скарпиа с гневными обличительными фразами и выкриками в последующей сцене пыток, ферматы в гимне победе Наполеона взвились на фортиссимо. А в третьем действии знаменитая ария была спета с упором не на внешние эффекты, а на тонкие нюансы динамики и фразировки. Но настоящим шедевром стал финальный дуэт с Тоской — с нежнейшими оттенками хрустально-чистого тембра, тающими в воздухе диминуэндо и взмывшим ввысь си бекаром. Во время дуэта зрители дважды или трижды спонтанно начинали аплодировать, но тут же прекращали, боясь пропустить даже ноту в таком прекрасном исполнении. В общем, это было блестящее выступление Мавлянова, знаменующее еще один важный этап в его карьере!

А вот монгольский певец Ариунбаатар Ганбаатар впервые пел партию Скарпиа. Своим роскошным голосом певец поразил всех еще в 2011 году, когда победил на конкурсе Глинки, а в 2015 году он получил первую премию и Гран-при уже на конкурсе Чайковского. Пожалуй, в концепцию этого спектакля, где по задумке постановщика Скарпиа должен быть тираном-злодеем государственного масштаба, артист не вписывался. Ну, никак он у меня не ассоциировался ни с Берией (это тоже была задумка режиссера), ни с крупными фигурами, допустим, из числа итальянских фашистов. И вообще я подумал, что для Скарпиа его тембр слишком красив и слишком мягок. И такое доброе лицо, в жизни он почти все время улыбается. Однако певец серьезно подготовился, нашел в своем голосе качества и постарался освоить приемы, нужные для исполнения этой партии. Звук был очень хорош — объемный, достаточно плотный, выдвинутый вперед. Единственное, не все еще уложилось в партии по части фразировки, поэтому в первом действии я все-таки ловил себя на мысли что голос иногда звучит немного однообразно по динамике. Но там же «Te deum», там же прежде всего звук нужен! А вот во втором действии нюансов стало значительно больше, слушать стало интереснее, особенно удались сцены, где Скарпиа пытается «ухаживать» за Тоской, эти обволакивающие фразы, завораживающие интонации — то вкрадчивые, то льстивые, то лукавые и лицемерные. Очень здорово! Правда, все-таки в самых «злодейских» фразах жесткости не хватало, да и в конце в паре мест немного ощущалась усталость. Однако для первого раза исполнение было просто замечательным! Очень перспективный певец!

Интересные образы создали и практически исполнители небольших партий. Особенно запомнились Николай Каменский в роли Ризничего, Андрей Зорин в роли Сполетты и Тимур Абдикеев в роли хромающего Тюремщика, в котором в конце даже проснулась совесть и он вернул Каварадосси кольцо. Добротно исполнили свои партии Евгений Уланов(Анджелотти) и Александр Герасимов (Шарроне).

Но одним из главных достоинств спектакля стал, разумеется, великолепный оркестр Мариинского театра под управлением маэстро Валерия Гергиева. Честно говоря, «живьем» я еще такого оркестра в этой опере не слышал! И много для себя нового в оркестровой ткани «Тоски» открыл. Вообще, на протяжении спектакля меня неоднократно охватывало ощущения счастья и праздника, праздника соприкосновения с великой музыкой в таком прекрасном исполнении. Огромное спасибо всем участникам этого спектакля!



31.03.2016 Автор: Александр Шварценштейн, https://golos-publiki.ru/

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии