О жизни верхнеудинского горожанина из материалов Государственного архива Республики Бурятия

О жизни верхнеудинского горожанина из материалов Государственного архива Республики Бурятия

Повседневный быт верхнеудинского горожанина конца XIX - I четверти XX в. По дневникам Н.Н. Бурлакова (1856-1928) – верхнеудинского мещанина, учителя, краеведа, фотографа-любителя, поэта

В последние годы такая тема для изучения как «история повседневности» становится все более актуальной и популярной среди исследователей. И мы не упускаем такой возможности, поскольку Государственный архив Республики Бурятия (ГАРБ) располагает таким богатством, как фонд личного происхождения верхнеудинского горожанина Николая Николаевича Бурлакова [ГАРБ. ФР. 294]. Любой читатель, исследователь, увлеченный историей Верхнеудинска, найдет там массу интересных и важных, в том числе горьких и печальных, фактов жизни и быта верхнеудинского населения на рубеже XIX-XX вв. Изучая документы личного фонда Н.Н. Бурлакова, его ежедневные дневниковые записи, приходит понимание, что история города и состоит из частных и мелких событий из жизни его горожан, ежедневного быта обыкновенных людей, жителей Верхнеудинска. Многотомные дневники жизни Н.Н. Бурлакова под названием «Мир моей души. Годы жизни» отражают мир простого человека, его потребности, быт, его отношение к происходящему.

«Все писатели пишут свои рассказы, романы, рисуя типы других лиц, но отчего же бы не писать о самом себе, или из своей жизни? Ведь это была бы истинная книга жизни» [ГАРБ, Д. 42. Л. 160-161]

Основная задача настоящей статьи - вызвать интерес у читателей и исследователей к дневникам Н.Н. Бурлакова, его личности, жизни, творчеству, а также к истории города, что переживал и как жил город тогда, в переломные годы в истории России и Бурятии.

Дневники позволяют проследить за биографией самого Н.Н. Бурлакова. В них он описывает свою жизнь и образно делит ее на «седьмины»: «Сегодня мне исполняется восемь, - 56 лет. И вот, два тома «дневника» заняли не «год жизни», а целую «седьмину». И эта седьмина была особенно грустная, полуголодная. <…> И так – восемь седьмин! <…>Но, если вспомнить все «седьмины», что сказать о них?» [ГАРБ. Д. 42. Л. 171об.-173об. (запись от 24 ноября 1912 г.)].

Далее подробно описывает свою автобиографию согласно «седьминам». Основные этапы жизни Н.Н. Бурлакова приведем здесь: «Седьмина третья. 1870-1877. Учительство. По выходе из училища, помогал, с год в лавке отцу, торговать умел, пожалуй. В сентябре 1871 поступил помощником учителя в здешнее приходское училище, учитель был двоюродный брат Афанасий Александр[ович] Бурлаков. ˂...˃ 18-го февраля поехали на почтовых с штатн[ым] смотрителем училищ Верхнеудинского, Баргузинского и Селенгинского уездов <…> в Кульск – а с 19-го февраля я уже был испр[авляющим] должность учителя Кульского училища. С этого же мне шла мол учительская служба, которой было 20-ть с лишком лет.

Седьмина четвертая. 1877-1884. Учительство с 1876 в Кабанске. Холостая жизнь. Седьмина пятая. 1884-1891. Учительство в Кабанске, а с 1890 г. на Николаевском винокуренном Заводе Голдобина. Холостая жизнь. Шла она в порывах к лучшим идеалам, а на пути встречались все тернии… И порываясь, так сказать, к свету из глуши деревенского мрака, я «бежал» из учительства и это было ступенью к вступлению моему в брак. И не в брак уже церковный вступил я, а в человеческий «брак». Но этой истории на целый том.

Седьмина шестая. 1891-1898. Оставив учительство в марте 1892 г. в апреле, именно 26 апреля 1892 г. я женился и, чрез два дня после свадьбы, поехал «с медовым месяцем» на новое служение – волостным писарем – в деревню-же опять! – Мухор-Шибирь. Из Мухор-Шибири в ноябре приехал в Верхнеудинск на должность столоначальника в полиции, стал жить дома у матери. В 1894 г. 12 апреля родился Вася – крестили на 8-й день по желанию родильницы-матери, ˂...˃ в начале января 1896, я с семьей уезжаю в Читу, где служу в областном, в казначействе, наконец – в батальоне. ˂...˃ В Чите 12 мая 1894 г. родился Александр.

Седьмина седьмая. 1898-1905. В январе 1899 г. вышел в отставку и приехал в Верхнеудинск, домой, потому что дом – мой. ˂...˃ Этого же года в апреле 26 числа родилась наша Надя. <…> я сказал – назовем Надежда, пусть она будет надеждою в будущем. Этого же года с 1 октября я поступил учителем в здешнее городское 3-х классное училище сверхштатно ˂...˃

Седьмина восьмая. 1905-1912. Описана в двух томах этого дневника [ГАРБ, Д. 42. (Том II)]. Наступила седьмина девятая. <…>» [ГАРБ. Д. 42. Л. 171об.-173об. (запись от 24 ноября 1912 г.)].

Многие годы вместе с детьми он терпел лишения и крайнюю нужду, ему пришлось содержать и учить детей на мизерные доходы, получаемые от мелочной торговли в лавке, своей литературной и фотодеятельности: «И эта восьмая седьмина была или шла в поисках хлеба, и шла она в постоянной борьбе и я с ребятами, как осажденный в крепости, только отстаивал свой «очаг», не вступая сам в борьбу с осаждающими. Это была тяжелая седьмина!» [ГАРБ. Д. 42. Л. 171об.-173об. (запись от 24 ноября 1912 г.)].

После революции Н.Н. Бурлаков не работал, а занимался фотографией. Оставил много ценных негативов с видами г. Верхнеудинска. Н.Н. Бурлаков один из первых фотографов, который донес до нас виды старого города. Только по этим негативам можно восстановить виды старого города Верхнеудинска [ГАРБ, Д. 21. Л. 1-1об., Д. 112. Л. 11; Бурлаков, 1996, с. 6; Календарь, 2015, с. 81].

По дневниковым записям Н.Н. Бурлакова можно исследовать жизнь и быт Верхнеудинска, прочувствовать, как ощущали жизнь горожане… Н.Н. Бурлаков ежедневно описывал каждый прожитый день. Писал о своей семье, детях, их учебе, подробно описывал быт - график дня, непростые отношения с соседями; о трудностях с зарабатыванием денег на пропитание, оплату за обучение детей. Подробно описывал процесс фотографирования, проявление снимков, как хлопотал по поводу издания своих фотографий с видами Верхнеудинска, о переговорах на подобные темы с властями города по вопросу финансирования: «А дома получил из Управы бумагу, ˂...˃ что мои заявления: 1) об издании альбома видов г. Верхнеудинска 2) об уступке в собственность 5500 кв сажен городского участка 3) о возвышении берега песчаного близ города у реки, по неимению у города средств оставлены без удовлетворения. – Писалось много и умы возбуждались к суждению и ничего не вышло» [ГАРБ, Д. 42. Л. 168. (запись от 16 ноября 1912 г.)].

Дневник за 1913 год начинается с 1 января 1913 г. выражением «Новый год… новый счет… А счастье – старое». Через дневники ощущается трудная в бытовом плане жизнь верхнеудинского горожанина. Н.Н. Бурлаков подробно описывает, как непросто было заработать на пропитание: «А дрова-то, дров нет! <…> Сегодня на еду истратил (мясо, табак, керосин) 50 к. Где же деньги мои? И хлеба – тоже уже нет! Денег, денег надо! Деньги, деньги! Сыпьтесь ко мне в карманы!» [ГАРБ, Д. 43. Л. 2. (запись от 09 января 1913 г.)]. Такая его запись как «Вокруг только неприятности, одни неприятности» встречается в дневниках постоянно.

Его мечты о путешествиях по России, по миру остаются только на бумаге. А мечтает он обширно, тем самым показывая высокий уровень образованности, начитанности: «Расходов намечено миллион! И телескоп надо по небу мыслью витать – 100 руб., граммофон – слушать дома концертное хоровое пение, музыку и соло Шаляпина – 100 р.! Велосипед хочется иметь… А одежды, белья, ремонтов по дому, долги! Надо уж пообдумать, пообождать» [ГАРБ, Д. 42. Л. 118. (запись от 14 января 1910 г.)]; или «Чего же долго раздумывать – сел на корабль и поехал, уж не говорю, что в Америку, а так прямо из Сиднея в Иерусалим по паломническому билету, дешево, а там в Одессу, за ней – родное, русское, а там и родина не далеко: по жел[езной] дороге дней 12-ть. <…>письма из Сиднея идут чрез Москву и почт[овые] пароходы вероятно идут чрез Суэцкий канал (все интересно-историческое, где Моисей прошел чрез море с евреями), отсюда, вероятно – в Одессу или уж не знаю куда: дороги везде так широки: и в Вержболов путь, и на Петербург путь… Миллион путей! Я думаю, что паломнический билет может выдать консул или православный священник. Я сам тоже мечтаю о паломнической поездке в Иерусалим и когда мечта будет действительностью, не знаю!» [ГАРБ. Д. 42. Л. 121-122об. (запись от 17-18 мая 1910 г.)].

Н.Н. Бурлаков отлично разбирался в географии, астрономии, литературе, политике, философии и даже психологии; был глубоко верующим человеком, ежедневно посещал вместе с детьми церковь.

При знакомстве с дневниками, при их прочтении возникает удивление - оказывается, мало что изменилось по прошествии 100 лет, в XXI в. остались все те же проблемы, насущные темы, потребности, тот же быт – деньги, жилищный вопрос, политика, разговоры о войне, образование, культура, религия, наблюдения за природными явлениями, погодой, и даже рассуждения о вегетарианстве. Дневники могут заинтересовать как ученых-исследователей, так и простого читателя. Н.Н. Бурлаков в своих записях подробно описывает все праздники - народно-календарные, государственные, церковные. Из его наблюдений можно разглядеть каждую деталь той их жизни, как было и как похоже на сегодняшний день у нас. Часто слышим такие слова - «без понимания прошлого нет будущего», и только соприкоснувшись с документами Н.Н. Бурлакова, приходит осознание этих слов. Изучая его дневниковые записи, ощущается единение и какая-то невидимая поддержка, как-будто и не прошло целых 100 лет!

В дневниках затронуты и раскрыты все сферы жизни верхнеудинских горожан, встречаются материалы по краеведению, наблюдение за состоянием погоды. Очень интересен был такой материал: «С Новым Годом! – И с наступающим затмением! – отвечаю я. – С каким-таким? – Разве не знаете, что сегодня, вот скоро, будет затмение солнца? <…> Пришел домой. Небо стало проясняться. Вася приготовил стекла, сначала накоптили их на свечке, потом – на бересте. Для рисунка фаз этого затмения я приготовил бумагу и карандаш. В час дня начал закрываться правый нижний диск солнца. Веселые мы все и каждый со стеклышком «Закрывается, началось!». До наступления середины затмения мне вздумалось для опыта снять его на пластинку. В кассетах (18х24) есть стекла. Вынул аппарат, поставил линзу крупную <…> и вынес аппарат к крыльцу. <…>До начала затмения Надя, Вася и Шура подали мне на стол свои журнальчики: Надя – «Мотылек», Вася - «Звоночек» <…> и Шура – «Яркий огонек». У Васи напечатано, что начало затмения (по моему расчету) в 1 ч. 15 м. дня, а у Нади в стихах: «В первый день Луны тень по земле пробежит…» [ГАРБ, Д. 42. Л. 25-25об. (запись от 01 января 1907 г.)].

«Мысли, одна за другой, набегают, одна за другой группируются, связываются в рассказ, в повесть, в роман… И хочется все это изложить на бумаге, записать… Но как надо это сделать быстро, скоро!» [ГАРБ, Д. 42. Л. 174об.-175]

В своих дневниках Н.Н. Бурлаков философствовал, размышлял о жизни, записывал интересные мысли, которые неожиданно приходили на ум. Изложим некоторые из них: «Не в этом ли секрет т.е. смысл жизни без огорчений: Живи и не гоняйся за деньгами. Служи и ищи службы и работы посильной и желательной для тебя, исполняй ее аккуратно, с любовью, чтобы довольны были ею и ты, и те, которые дали ее и тогда деньги сами к тебе пойдут» [ГАРБ, Д. 42. Л. 116]; или «В каждом человеке и в каждом, пожалуй, живом организме есть электро-магнит с двойным положительным и отрицательным полюсами. Если один человек судит или делает это в положительном состоянии, другой отвечает ему в отрицательном и отсюда – искра несогласия, подымающая и возбуждающая движение разума в человеке. Натуры, обладающие несколько большей силой положительной или отрицательной, притягиваются, т.е. сливаются для одних общих, согласных действий, напр[имер] супруги, проживающие полстолетия в единомыслии и не наталкивающиеся в жизни на субъекта с преобладающей силой, который мог бы отвлечь притягивающую силу одного из них. Массы, при движении какой-либо мысли, подчиняются или положительному или отрицательному душевному электро-магнитному и им на встречу появляются другие массы, возбужденные противоположно. – Есть черное, должно быть и белое. Есть свет, должна быть и тьма. Есть радость, должна быть и печаль. Есть веселье, должна быть и скука. Есть богачи, должны быть и бедняки. Чем темнее одно, тем ярче другое» [ГАРБ, Д. 42. Л. 116об.]; или «Человек есть животное. И вот те животные, которые сытые, ˂...˃ которые имеют теплое, т.е. защищенное от всего, спокойное логовище и среди других авторитет по своему обеспеченному всем положению – они издают порядки, законы для тех, которые ниже их по положению, которые не имеют ничего такого, и по этим порядкам и законам низшие служат во всем для высших. Неподчиняющиеся и неповинующиеся наказываются. 10/I 1912 г. Отсюда мысль: Человек ли в жизни подражает животному? Или животное берет пример у человека, напр[имер] в злости…? – Хотя все животные сознают человека – как высшее существо из всего живущего…» [ГАРБ, Д. 42. Л. 116об.]; или «Время идет – летит! <…> Сегодня 20 июня 1909 г. крестный ход и молебен у царских ворот, построенных в память посещения города государем в бытность его наследником престола в 1891 г. Крестный ход вышел из церкви. <…> мы ж пошли на кладбище <…> ходили по кладбищу, читал памятники. Все приходит в тление!.. Громкие в свое время имена для верхнеудинцов, теперь уже исчезнувшие из памяти, стираются дождем и ветром с каменных плит и сами памятники разрушаются или разрушены… <…>Время все превратит в прах, если человек не борется с тлением! И кладбище, думается, ничто – как пустая сказка! для отдаленных потомков. – Деньги и здесь имеют след: например, купец Смышляев Адриан Филимович (так в тексте) – дедушка мамаши по матери, над ним большой памятник, а его пять сыновей, не оставившие после себя фамилии – безвестны … А была жизнь и суета мирская этих людей – богачей в свое время!» [ГАРБ, Д. 42. Л. 107-107об.]; или «Валяются старые дубы! Падают, но хотят жить и жить… Какою бы ни была жизнь, трудною ли, горькою-ли, но жить и жить хочется, а надежда на лучшее будущее согревает желание жизни. Чем дальше, тем жизнь становится интереснее, заманчивее, разгадочнее... и дороже!» [ГАРБ, Д. 42. Л. 113об.]; «Победил человек воздух, но длинных продолжительных полетов еще не может делать: борьбу ведет с воздушной стихией настойчиво и победа впереди быть может и близко в этом году, но может быть и в десяток лет не одолеть воздушную стихию! ˂...˃ Но этот вопрос впереди! Вопрос далекого, быть может, будущего!» [ГАРБ. Д. 42. Л. 121-122об.]

Тематические заметки, наблюдения, дневники Николая Николаевича Бурлакова актуальны и сегодня, по прошествии 100-летия, и есть уверенность, что они будут такими же востребованными, изучаемыми и актуальными в будущем. При подготовке настоящей статьи был охвачен крайне малый объем дневниковых записей Н.Н. Бурлакова, поскольку рамки одной статьи не позволяют показать полностью содержимое документов-дневников Н.Н. Бурлакова. Их изучение предполагает долгосрочную скрупулезную исследовательскую работу. Личный фонд верхнеудинца Н.Н. Бурлакова ждет своих любопытных исследователей - историков, филологов, литературоведов, фольклористов, педагогов и даже философов и психологов.

Источники и литература

ГАРБ. ФР. 294. Оп. 1. Д. 21, 42-50, 52-58, 112.

Бурлаков Н.Н. Город Верхнеудинск. Картины природы и быта. Поэма в стихах. 1923-1927 гг. Улан-Удэ, 1996. 160 с. Составители Н.К. Сафонова, Л.А. Шапхоева.

Календарь знаменательных и памятных дат истории Бурятии на 2016 год. Улан-Удэ, 2015. Авторы-составители Б.Ц. Жалсанова, Н.Г. Сороковикова, Л.Ш. Чимитдоржиева. 154 с. (размещен на сайте ГАРБ) 

09.12.2016 Автор: Л.Ш. Чимитдоржиева, к.и.н., зам. начальника Отдела использования и публикации документов ГАРБ

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии