Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

Иван Пигарёв: «Мы обязательно приедем на Книжный салон в Улан-Удэ»

Иван Пигарёв: «Мы обязательно приедем на Книжный салон в  Улан-Удэ»

Иван Пигарёв —  издатель, москвич, человек, которого я никогда не видела, и даже больше. Месяц назад я просто не знала о его существовании. Сегодня же готова поддержать любой его проект и даже объявила своим личным Человеком года. Сразу оговорюсь, что прежде ни один из моих знакомых и, тем более, незнакомых не удостаивался такой характеристики. Чем же так потряс моё воображение Иван Пигарёв, в прошлом выпускник МГУ, а ныне папа Насти и Вани?

Я думаю, уместным будет вначале рассказать одну историю.

Очень-очень давно, когда я только собиралась пойти в 1-й класс, мне подарили замечательную книгу. Первый раз мне по очереди её читали мама и дедушка, потом я сама складывала слоги в слова, хотя историю уже знала практически наизусть. А потом… книги не стало, «зачитали» одноклассницы. Моему детскому горю не было границ. Но всё забывается, постепенно и я забыла о своей утрате. И про книгу вспомнила спустя 18 лет, когда у меня родился сын, и в доме вновь стали появляться детские книжки. В тяжёлое время второй половины 90-х хорошие детские книги перестали быть дефицитом, но при всём многообразии выбора, своей любимой книги я среди них не встречала. А прочитать её сынишке очень хотелось. Но так как кроме названия и каких-то обрывков сюжета я ничего больше вспомнить не могла, библиотекари терялись от моих вопросов, и ничем не могли мне помочь. И только с появлением в доме Интернета мне с трудом, лет пять назад, удалось выяснить имя автора книги, им оказалась Екатерина Борисова. Теперь я знала не только название, но и имя автора. Поиски книги активизировались. Я спрашивала у знакомых, искала у букинистов, давала объявления, но безуспешно. Наконец-то прошлым летом, опять же в Интернете, мой уже взрослый сын нашёл эту книгу, кто-то постранично её выложил в сети. Я её перечитала и загорелась переиздать, к этому моменту я уже понимала, что книга стала библиографической редкостью, потому что после 1970 года её не переиздавали. Идея переиздать книгу Борисовой просто стала навязчивой. Но как? Даже имея некоторый опыт издательства, у меня есть авторский проект «Детский литературно-художественный альманах «Байкальский калейдоскоп», я понимала, что это другое, одной не потянуть. И решила я свою идею озвучить министру культуры Бурятии Тимуру Цыбикову: нельзя ли каким-то образом осуществить переиздание книги в рамках республики, и, прежде всего, найти наследников авторских прав, чтобы с ними договориться. Естественно, к разговору с министром нужно было подготовиться, он человек государственный и одними эмоциями его не заинтересуешь. Я вновь обратилась к Интернету, чтобы уточнить информацию и…попала на сайт, где люди обсуждали переиздание Иваном Пигарёвым книги Екатерины Борисовой «Счастливый конец». После многих лет разочарований, если честно, я не поверила, и в первый момент подумала, что что-то не поняла. Перечитала информацию ещё раз и убедилась: да, меня опередили, книга переиздана. Будь я чуточку честолюбивее, я бы огорчилась, но я случившемуся обрадовалась и, наделав орфографических ошибок, от восторга и переполнявших эмоций, тоже оставила свой комментарий. А вечером того же дня на почту получила письмо от Ивана Пигарёва. Потом был мой первый звонок в Москву. Так состоялось наше знакомство, которое мне, естественно, захотелось закрепить личной встречей.

Я уверена рано или поздно она состоится, пока же я предоставляю слово самому Ивану, чтобы он рассказал, а как ему пришло в голову —  собственно тоже самое, что и мне —  переиздать свою любимую детскую книгу.

- Иван, свою историю я уже озвучила, как было у вас?

- Моя история очень похожа на вашу, когда я был маленьким, у меня была любимая сказка. Мне читала её перед сном мама, а я рассматривал завораживающие картинки. Прошли годы, я вырос, у меня родились дети, которым я, как и многие родители, читаю перед сном традиционную «одну главу». Старая домашняя библиотека была довольно быстро исчерпана, а книжные магазины не радовали новинками. Несмотря на изобилие всевозможных изданий, я не находил в них тех эмоций, той наивности, душевности и искренности, которыми были пропитаны книги моего детства и которыми мне так хотелось поделиться со своими детьми. Тогда я решил отыскать ту сказку, но ни названия, ни имени автора я не помнил; как из тумана, всплывали добрые и трогательные, но совершенно нечёткие образы. Не особо веря в удачу, я попытался найти книгу в Интернете. И каково же было моё удивление, когда оказалось, что я не одинок — множество людей помнят, любят и ищут эту книгу — сказку Екатерины Борисовой «Счастливый конец» с иллюстрациями Г.А.В. Траугот. Вышла она в далёком 1967 году, потом было два дополнительных тиража, последний — в 1970. С тех пор за сорок с лишним лет её не переиздавали ни разу. Мне показалось, что я должен исправить эту несправедливость. И как только я так решил, моя жизнь превратилась в настоящую сказку…

- Я думаю, будет правильным, Ваня, если мы чуть-чуть расскажем читателям, о чём же всё-таки эта сказка, так поразившая наше с вами детское воображение.

- Это волшебная история о девочке Веснушке, разыскивающей счастливые концы сказок, которые её тётушка Лиза из «благих» побуждений отрезала в книжке. Книжку Веснушке подарил её папа-моряк, чтобы девочка не скучала без него, училась добру и самое главное верила, что добро всегда побеждает зло. А если счастливые концы отрезать, тогда наоборот победит зло. Людоед съест мальчика-с-пальчика, принц никогда не найдёт Золошку, а дровосеки заблудятся в лесу и не спасут от злого волка бабушку и Красную шапочку. Читать такие сказки детям не только не интересно, но даже вредно. И для того, чтобы старые истории известные нам с детства закончились хорошо, Веснушке пришлось немало потрудиться.

- А как вы узнали, что наследница авторских прав Екатерины Борисовой Надежда Алексеевна Баталова? Для меня это стало открытием, и только благодаря вам.

- Основная сложность была в том, что Екатерина Борисова — это псевдоним. Нужно было искать реальную фамилию автора. Было не известно вообще жива ли она, есть ли потомки, были ли авторские права как-то зарегистрированы. Я обратился в авторское общество и, как ни странно, они достаточно быстро дали мне e-mail и телефон внучки Екатерины Борисовой – Надежды Алексеевны Баталовой. Я написал ей письмо, потом позвонил. Мы встретились и с первой же встречи так подружились, что стало понятно, что работа пойдет.

- Иными словами, Надежда Алексеевна поддержала вашу идею переиздать книгу её бабушки?

- Да. При первой встрече Надежда Алексеевна сказала: «Я давно вас жду. Всё думаю, когда же найдётся тот, кто переиздаст эту книгу…». Надежда Алексеевна много рассказала мне о жизни и творчестве бабушки —  Екатерины Борисовны Долбежевой — Екатерина Борисова, как я уже упоминал, это её творческий псевдоним. Кроме сказки «Счастливый конец» Екатерина Борисовна написала ещё одну книгу «Спеши, пока горит свеча», которая вышла в 1971 году и 11 замечательных детских пьес. Нужно отметить, что писать пьесы Екатерина Борисова начала в достаточно зрелом возрасте, когда ей было уже за сорок, и они сразу были такие замечательные, что многие театры брались их ставить. Сейчас пьесы Екатерины Борисовой, на мой взгляд, незаслуженно забыты, а тогда спектакли по её пьесам пользовались неизменным успехом у публики. Именно поэтому долгие годы в Театре кукол Сергея Образцова не выходила из репертуара инсценировка Екатерины Борисовой по повести-сказке Алексея Толстого «Золотой ключик». В Москве, в Театре Советской Армии, более 20 лет шёл замечательный спектакль «Солдат и Ева», поставленный режиссёром Андреем Поповым. А в Театре имени Моссовета играли пьесу «Когда часы пробили полночь», которая и легла впоследствии в основу сказки «Счастливый конец», впервые выпущенной в 1967 году в издательстве «Советская Россия».

- Итак, по поводу текста вы договорились, Надежда Алексеевна вас благословила. А как было с иллюстрациями, ведь в книжке, насколько я помню, они совершенно удивительные, да и подписаны, как-то по-сказочному  необычно Г.А.В. Траугот?

- Да, это ещё одна волшебная история. Мне очень хотелось переиздать сказку с прежними иллюстрациями. Но я не знал, сохранились ли оригиналы? А только знал, что иллюстрации к сказке рисовали братья Трауготы. А это такие совершенно волшебные культовые художники, которые для меня казались недосягаемыми мэтрами. И найти их, с моей точки зрения, было совершенно невозможно. И в какой-то момент я даже думал пригласить какого-то другого художника, который сделает новые иллюстрации. Но посоветовавшись с друзьями, мы решили, что эта сказка с другими рисунками быть не может. И стали разыскивать Александра Георгиевича Траугота, который как выяснилось, живёт на два дома, то в Париже, то в Санкт-Петербурге. И нам повезло, на тот момент Александр Георгиевич жил в Санкт-Петербурге. И мы с моим другом издателем Дмитрием Аблиным поехали в Санкт-Петербург, чтобы переговорить с Александром Георгиевичем о возможности переиздания книжки с оригинальными иллюстрациями. Когда же мы приехали, то попали в абсолютно  волшебную атмосферу, потому что вся его мастерская одна большая сказка. Там люстра сделана из огромного лошадиного седла с подковами, которые свисают с потолка, много колес от повозок, которые стоят вдоль стен, всё заполнено картинами. Всё очень ярко, необычно, интересно. И вообще квартира переделано так, что придумать это просто невозможно, только по волшебству может случиться так. Второй серией волшебства было то, что сохранились оригиналы иллюстраций, потому что это вообще большая редкость, чтобы иллюстрации столько лет хранились. За 40 лет они могли пропасть в издательстве. К тому же издательство, в котором они издавались, уже не существует, оно закрылось. На наше счастье у Александра Георгиевича оригиналы сохранились, и ещё выяснилось, что в первоначальное издание книги вошло не больше трети всех сделанных рисунков. А общее количество иллюстраций было такое огромное, что мы даже не представляли, как их можно все вместить в одну книжку. Но при этом они были все такие прекрасные, что не вместить мы их тоже не могли. И поэтому мы столкнулись с серьёзной проблемой выбора, как же сделать так, чтобы максимум иллюстраций поместить. Но потом, когда началась вёрстка, когда мы начали работать с текстом, опять же, как по волшебству, как и всё в нашей истории, иллюстрации сами ложись в текст. Ложились ровно на те места, которые видимо были для них специально приготовлены. И всё сложилось прекрасно, все практически иллюстрации вошли.

- Иван, а есть в вашей книжке что-то совершенно новое в иллюстрировании, чего не было в прежних изданиях?

- Да, конечно. Потому что, когда я подходил к изданию этой книги, у меня не было такого огромного опыта издательской деятельности. Я подходил скорее, как папа. Как папа детей, которым я сам перед сном читаю книжку. Я думал о том, какую бы книжку мне хотелось читать, и хотелось бы моим детям слушать, и как она должна быть построена. Я начал вспоминать, что же было интересно мне, когда я был маленьким. И я вспомнил, что когда я был маленький, мне было интересно смотреть разные карты, которые были нарисованы на форзацах разных книг. Например, можно вспомнить книжку «Волшебник Изумрудного города» с рисунками Владимирского, где на форзацах нарисованы и страны волшебниц, и дорога из жёлтого кирпича, по которой герои идут и всё рассматривают: и где там замок людоеда страшный, и где живёт Бастинда, где живёт Генгема. И всё было очень интересно. И я подумал, а не нарисовать ли нам карту того действия, которое происходило в нашей книге. Тем более, что в сказке «Счастливый конец» ведь параллельно происходит два действия. Одно действие происходит в нашем мире, а второе действие происходит, когда героиня попадает в книгу сказок, где с ней происходят разные приключения. Таким образом, у нас на два форзаца получалось две карты. И я спросил Александра Георгиевича Траугота, не может ли он для нас нарисовать еще иллюстрации, но в виде карты. Александр Георгиевич согласился, что было для нас просто фантастической удачей. Потому что он человек уже не молодой, но при этом работает постоянно и то, что для нас такая честь выпала, что он специально что-то для нас нарисует, это было волшебным. Я нарисовал ему примерные эскизы, как это должно выглядеть и он уехал в Париж. И в какой-то момент Александр Георгиевич звонит мне из Парижа и говорит: «Ваня, знаешь, у меня не очень-то получаются карты». Я очень расстроился, потому что это казалось мне такой хорошей идеей. И я сказал: «Ну, как получится уж, так и будет». И когда он вернулся и показал нам эти иллюстрации, мы просто долго не могли найти слов, чтобы выразить своё восхищение. Потому что, может быть, это было и не совсем картой, но это гораздо лучше, чем можно было вообще представить себе в каких-то идеях. И это говорит о работе настоящего мастера, потому что я даже не мог себе представить, что это можно всё так нарисовать.

- Иван, мы с вами забыли объяснить, что же обозначает аббревиатура Г.А.В. перед фамилией Траугот. Почему всё-таки три буквы, а не две, как обычно?

- Дело в том, что аббревиатура Г.А.В. сложена из первых букв имён Георгия Николаевича Траугота и его сыновей Александра и Валерия. Братья-художники всегда работали вместе, а инициал отца, которого они считали своим главным учителем, сохранили и после его смерти, подчёркивая этим, что их совместное творчество по-прежнему продолжается. В 2009 году не стало одного из братьев – Валерия. И, тем не менее, все новые иллюстрации, которые были нарисованы, в том числе и для нашей книжки меньше полугода назад, всё ровно подписываются, как Г.А.В. Траугот. Мне хотелось бы добавить, что фамилия Траугот на самом деле очень известна. На книгах с изящными, лёгкими, артистичными иллюстрациями Трауготов выросло не одно поколение читателей. Особенную любовь художники всегда питали к сказкам. Сильнее всего их притягивало богатство сказочного мира Ганса Христиана Андерсена, к иллюстрированию которого художники неоднократно возвращались на протяжении многих лет, каждый раз находя новую интерпретацию. И здесь есть, наверное, стоит сказать, что предки Трауготов были выходцами из Дании, которые в XVII веке переехали в Россию. Иллюстрировали они и сказки Шарля Перро, и братьев Гримм, и Вильгельма Гауфа, и Эрнеста Гофмана. С их рисунками в разные годы выходили произведения Гомера и Овидия, Шекспира и Ростана, Метерлинка и Киплинга, Льюиса и Пушкина, Куприна и Аксакова, Гоголя и Булгакова, Николая Гумилёва и Есенина. Всех просто невозможно перечислить, а ведь были ещё и иллюстрации к сказкам разных народов мира. Всего Трауготами проиллюстрировано около четырёхсот книг общим тиражом более 80 миллионов экземпляров! В своё время, ещё при жизни Валерия Георгиевича художники говорили, что, выполняя завет отца, они работают по двадцать пять часов в сутки. Вы знаете, несмотря на то, что у них была одна школа, и их рисунки были очень похожи, что и позволяло им иллюстрировать книжки совместно, они, по словам очевидцев, были совершенно разными, что, прежде всего, проявлялось в несходстве их характеров и темпераментов. Один охотно делился воспоминаниями, другой хотел говорить только о будущем; один любил начинать, другой – заканчивать. И даже рисовали они разными руками. Валерий, как принято, правой рукой, а Александр – левой, потому что он левша. И в начале нашей книжки есть даже рисунок, тоже сделанный специально для нас, где они сидят рядом и рисуют, один левой рукой, а другой правой рукой одну картиночку.

- Иван, а что рассказывал Александр Георгиевич о работе над иллюстрированием книги Екатерины Борисовой?

- История иллюстрирования Трауготами книги Екатерины Борисовой сама по себе удивительна, что ещё больше придаёт ей волшебства и загадочности. То, что эта книга была тогда так издана, это было совершенно необычное явление. Потому что это была первая сказка не очень известного автора. И то, что для её иллюстрирования были выбраны такие художники, как Трауготы, и то, что она была издана в твёрдом переплёте и даже то, что она была издана такими огромными, даже для того времени, тиражами, всё говорит о том, что здесь вмешалось само Провидение.

- Ваня, а каким, действительно, был тираж у книги?

- Для сравнения скажу, что мы свою книжку издали тиражом в 3 тысячи экземпляров, по нынешним меркам это кажется, что не мало. Когда же я посмотрел, какими тиражами книга была издана изначально, то оказалось, что в 67-м году она была издана тиражом 300 тысяч, а в 70-м году – 100 тысяч.

- По сравнению с сегодняшним днём это просто гигантский тираж для детских книг.

- Да, в советское время тираж не то что в 3 или 5 тысяч экземпляров, а даже в 50 тысяч считался небольшим, практически коллекционным. И это говорит о том, что сегодня книжки, как жанр, возможно, если и не доживают последние годы, то, тем не менее находятся в некотором кризисе. Но я надеюсь, что мы поможем им продержаться.

- Я тоже очень на это надеюсь. Поэтому следующий вопрос: как создавалось ваше издательство и что вами ещё уже выпущено?

- Издательство было создано Дмитрием Аблиным, моим другом. Когда мне пришла идея переиздания книги, я обратился к нему и, со временем, влился в издательский процесс. В нашем издательстве вышли также сказки Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье» с иллюстрациями художника Геннадия Калиновского и книга-альбом «В стране чудес Алисы». Особенностью последней является то, что она включает в себя не только сказку Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес» в классическом переводе Нины Михайловны Демуровой, но и очерк истории иллюстрирования сказки, а также обзор её переводов на русский язык. В этой книге мы собрали более 400 иллюстраций, созданных разными художниками в период с 60-х годов XIX века по настоящее время, включая самого Льюиса Кэрролла и даже Сальвадора Дали. Конечно, нам не удалось представить всех художников, которые когда-либо иллюстрировали эту книгу, их просто необозримое количество. Потому что каждый человек, который считает себя детским иллюстратором, сразу же берёт и иллюстрирует «Алису в Стране Чудес», как наиболее сложную для иллюстрации вещь. Вот и Александр Георгиевич Траугот, когда мы с ним всё обсуждали, поделился, что у него в планах есть идея проиллюстрировать «Алису в Стране Чудес», а ещё «Дон Кихота». Так что у нас есть уже определённые творческие планы.

- Ваня, готовясь к интервью с вами, я узнала, что вы потомок русского поэта Фёдора Ивановича Тютчева, поэтому хотелось бы, чтобы вы немного рассказали о своей семье.

- Да, действительно, мы потомки этого великого русского поэта. Родовая усадьба Мураново, в которой наши предки жили до революции, сейчас является мемориальным музеем его имени. Но после Федора Ивановича с литературным творчеством в нашей семье не заладилось. Бабушка, Татьяна Ивановна Алексеева, была художником, училась в студии Белютина, а дедушка Николай Васильевич Пигарёв, правнук поэта, был профессором Тимирязевской академии. Родители Иван Николаевич Пигарёв и Марина Леонидовна Пигарёва, биологи, занимаются научной работой – сном и зрением. В семье нас четверо детей – у меня две сестры и один младший брат.

- Возвращаясь к теме нашего разговора, я не могу не спросить, а как ваши дети Настя и Ваня приняли книжку, ведь всё это по большому счёту задумывалось в первую очередь для них?

- Наверное, нужно сказать, что у нас в доме уже была потрёпанная старая книжка, которую я всё-таки нашёл. И с ней была интересная история, когда я читал её своей дочке. В сказке по сюжету, мы уже сегодня говорили, тётушка Веснушки отрезала ножницами счастливые концы у сказок и сожгла их в печке. И вот, когда я читал Насте это место в книжке, выяснилось, что в книжке некоторые страницы отсутствуют. И моя дочка так испугалась: «Папа, это тётушка их отрезала, что же мы будем делать!» Но ничего страшного, мы вышли из ситуации, я придумал несколько фраз, которых не хватало, и сказка продолжилась и закончилась, как и должно быть, хорошо. Конечно же, новая книжка моим детям понравилась, потому что мы придумали её главную особенность – совместное чтение детей и взрослых. И чтобы подчеркнуть это мы в качестве эпиграфа к ней взяли слова Александра Георгиевича Траугота: «Мы не делим книги на детские и взрослые. Это имело бы смысл, если бы люди жили, как библейские патриархи, по 300-400 лет и набирались мудрости. А при нынешней продолжительности жизни взрослый мало чем отличается от ребёнка, ничего не успевает понять, им подходят одни и те же книги». И поэтому эта книжка хоть она и рассчитана на возраст 5-7 лет, прекрасно читается и взрослыми. И вообще её читать очень и очень интересно. И взрослые в ней найдут много полезного и важного, мне так кажется. Особенностью же её является то, что в каждой главе у нас первое предложение написано большими буквами, которые может прочитать сам ребёнок, а дальше ему уже читают родители. И вот именно это совместное чтение, на мой взгляд, и является самым важным и главным в нашей книжке. Конечно, я исходил из собственного опыта, обычно я всегда прошу дочку прочитать первое предложение, просто, чтобы она быстрее научилась читать, а потом уже читаю сам.

- Иван, в самом начале нашего разговора вы упомянули, что в советское время в разных театрах наших страны с большим успехом шли спектакли, поставленные по пьесам Екатерины Борисовой, наверное, было бы здорово, если бы они сегодня вернулись в репертуар наших театров. И тогда, возможно, кто-то бы загорелся идеей экранизировать одну из них. Например, сказку «Счастливый конец». Что вы по этому поводу думаете?

- Я думаю, что это было бы замечательно. Я планы обычно стою на перспективу и серьёзные. И поэтому в планах у меня есть такой проект. Другое дело, что я никогда не занимался кинобизнесом, но ведь ещё совсем недавно я не занимался и издательской деятельностью. А решил переиздать книжку и всё получилось. Потому что, как мне кажется, когда дело правильное, то всё складывается. Такое ощущение, что вся природа и вся Вселенная вокруг помогают процессу. Так было с переизданием книги «Счастливый конец». Вообще она была переиздана очень быстро, всё получалось, всё складывалось, все соглашались на всё. Все были в пределах доступности. Если бы Александр Георгиевич Траугот был в это время в Париже и жил бы там полгода, я сомневаюсь, чтобы мы доехали до Парижа в поисках иллюстраций, а тем не менее всё получилось правильно. Поэтому я очень надеюсь, что нам всё-таки удастся найти заинтересованного в хорошем детском кино продюсера и начнётся ещё одна волшебная, уже кинематографическая, история.

- Ваня, я искренне желаю всем нам, и вам в первую очередь, чтобы такой продюсер нашелся. И, конечно же, надеюсь на личную встречу в сентябре у нас в городе во время Книжного салона, где бы вы смогли рассказать о своих книгах и, самое главное, показать их. Думаю, что сегодня у нас в Улан-Удэ я единственная счастливая обладательница переизданной вами замечательной книги Екатерины Борисовой.

- Ну, если пригласят, мы обязательно приедем в Улан-Удэ, чтобы показать наши книги.

- Я думаю, что приглашение последует незамедлительно после нашего с вами разговора. Спасибо вам большое за беседу и до встречи.


Фото предоставлены автором статьи. На первой фотографии Иван Пигарёв со своими детьми.

10.04.2013 Автор: Наталья Стефани, специально для "Байкал24-Культура"

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Куда пойти

Последние комментарии