Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

«Руслан и Людмила». Бурятское поле экспериментов

«Руслан и Людмила». Бурятское поле экспериментов

С классическими, известными сюжетами режиссёрам, понятно, бывает сложно. С одной стороны, можно забыться в интерпретациях, и критики будут писать издевательские рецензии о надоевшем постмодерне, увядшем саде, расходящихся дискурсов и т.д., и т.п., с другой – можно придерживаться канона, предложив зрителю банальный визуальный аттракцион.

Режиссёр Яна Тумина (Санкт-Петербург) пошла особым, как водится, путём, благо на это есть возможности, а точнее целых две: театр кукол и бурятское поле экспериментов.

«Руслан и Людмила» – это хороший спектакль, и его лучше посмотреть самому, чем читать унылый пересказ, вроде «вот здесь так, а тут так». В спектакле есть чёткий ритм, динамика, которая не даст заскучать и детям, и взрослым. Тумина не отошла от первоисточника и в нём нет ненужных, отвлекающих смысловых вольностей, и постановке чувствуется любовная бережность, не только потому что это «Пушкин – наше всё», но и потому что речь идёт о вечных темах: смерть и любовь, и любовь как возрождение.

Вообще, надо сказать, что почти все бурятские постановки, основанные на, условно назовём, «западном» материале, вроде «Старик и море», «Гамлет», «Ромео и Джульетта» в Буряад театре, а теперь «Руслан и Людмила» в театре кукол «Ульгэр» – это, конечно, грубо говоря, попытка осмысления своего национального пути в контексте мировой культуры, ну или наоборот, осмысление мировой в нашей, бурятской. Иногда это сводится к скучным переодеваниям на сцене, а иногда рождаются и любопытные синтезы разных культур, что, собственно, и было в «Руслане и Людмиле».

Произошло это, на мой взгляд, благодаря, как ни странно, юмору. Спектакль на известную эпическую тему борьбы добра и зла, пленённой деве, смерти и возрождении – он смешной, весёлый с органичными вкраплениями бурятских слов и костюмов. Но синтез произошёл не потому что вот, дескать, темы вечные и в каждом народе они неизменны: любовь, добро и зло, или из-за юмора, который, как ёхор-хоровод всех объединяет. Нет, здесь дело в другом. 
На первый взгляд, кажется, что сказка в театре кукол — это самый удачный выбор для театра кукол, ведь сказка это для детей, и театр кукол тоже для детей. Замечательное же совпадение! Но всё же у театра кукол, думается, больше возможностей для поиска и реализации задуманного, у куклы больше пространства, чем у того же, например, драматического. Кукла может достать из человека, истории больше смыслов, чем человек-актёр. Есть у человека почти первобытный трепет перед искусственным двойником самого себя.

Конечно, никто не предлагает «Ульгэру» заняться экспериментами в духе некоторых опытов, например, Шванкмайера или Беллмера (хотя было бы интересно посмотреть на это). Но именно юмор в данном спектакле именно в национальном театре если не раскрыл, то приблизил зрителя к загадочной, так сказать, бурятской душе. И не просто юмор, а (само) ирония, своеобразный гротеск – один из ключевых методов в постановке. 
Ведь в Будамшуу, ходже Насреддине и подобных весёлых ребятах, а не в Гэсэре или Чингисхане – душа восточного народа. Вот они наши супергерои. Юмор делает восточного человека свободным, меняет его пластику. В этой связи вспоминается текст о театральной лаборатории в Буряад театре, которая прошла в 2014 году.

«Тот гротеск, абсурд и т.д., который присутствует в этих спектаклях («Пышка» и «Августовские киты», поставленные в рамках лаборатории) это то, что нужно для наших бурятских актёров. Буряты, мне кажется, не умеют играть психологические роли, если есть такие постановки, то получаются охи-вздохи, неуклюжие движения туловищами, в общем, какое-то китайское кино.
Гротеск и абсурд – это то, что нам нужно. Они есть где-то внутри нас, бурят, и когда нашим актёрам удаётся их извлечь, преодолеть их тёмную сторону, то они преображаются, становятся необычайно красивыми и одухотворёнными».

Вполне возможно, что благодаря подобным культурным экспериментам, как вроде той же лаборатории в Буряад театре или сегодняшней постановки Яны Туминой в «Ульгэре» и произойдёт переосмысление своего национального прошлого. И таким образом, создастся свой национальный стиль.
-
Яна Тумина - актриса, режиссёр, педагог. Родилась в Ленинграде 1972 году в семье художников. 
Закончила экспериментальную школу Зиновия Корогодского, потом – СПБГАТИ. Педагог Санкт-Петербургской академии театрального искусства (выпущенные курсы: режиссерский курс Григория Козлова; национальная русско-бурятская студия Сергея Черкасского). В 2010 году стала мастером совместного русско-монгольского курса кукольников. Кроме того, с 17 лет работала в мастерской драматического актера, предмета и куклы, в театре «ДаНет» Бориса Понизовского. В 1995-96 гг. актриса и соавтор русского инженерного театра «АХЕ».
Лауреат «Золотой маски-2017» за спектакль «Колино сочинение».

https://www.facebook.com/altarmakhanov/posts/1395229217254888

 

29.01.2018 Автор: Александр Тармаханов, https://www.facebook.com/altarmakhanov/posts/1395229217254888

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии