Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных, немедленно покиньте сайт.

Встретимся в Красноярске

Встретимся в Красноярске

I Урало-Сибирский фестиваль-конкурс театров кукол «Сибирь. Terra Magica»

…На сцене плещутся театральные волны. Может быть, невские, но скорее байкальские. На берегу сидит человек, в котором сложно не опознать бурята: буддообразная округлость, бурятские нега и хитрость, гармония с собой и миром. По волнам плывет кукольная лодочка с кукольным человечком в цилиндре и с бакенбардами. «Пушкин, что ли?» — удивляется бурят. Вестимо, Пушкин.

«Руслан и Людмила» в Бурятском республиканском театре кукол «Ульгэр» (инсценировка, режиссура и идея сценографии Яны Туминой) — спектакль, где кукольный (и не только) Восток встречается с Западом. Собственно, полезность и нужность такой встречи — главная идея нового российского фестиваля театров кукол, состоявшегося в Красноярске в начале июня. Сама идея родилась осенью прошлого года на большом международном форуме, посвященном 80-летию Красноярского театра кукол. Там и прозвучало, что грешно театру с замечательной труппой, уважаемому коллегами по цеху и любимому зрителями, с тандемом директора Татьяны Поповой и нового главного режиссера Евгения Ибрагимова (осенью с ним как раз «ударили по рукам») не иметь своего фестиваля. А местоположение — центр Евразии — подсказало концепцию. В полной мере ее, конечно, не реализуешь за несколько месяцев: это на будущие фестивали организаторы планируют подтянуть театры кукол российского Дальнего Востока, мечтают о спектаклях из Японии, Китая, Вьетнама, Индонезии, европейских стран.

«Руслан и Людмила». Бурятский театр кукол «Ульгэр». Фото — А. Пустоваров.

Но и на первом фестивале «Сибирь. Terra Magica» (автор названия Евгений Ибрагимов) уже были спектакли и люди, прекрасно иллюстрирующие эту возможную и плодотворную встречу Востока и Запада. Яна Тумина — просто живой символ такой встречи: рафинированная петербурженка, жизнью и творческой судьбой давно связанная с Бурятией. Ее «Руслан и Людмила» — праздник веселой, вдохновенной, виртуозной и самодостаточной театральной игры (блоковское «веселое имя: Пушкин» — первое, что вспоминаешь на этом спектакле). Игра с великим текстом и его оперной интерпретацией, с тем, что вообще есть «русское» (смешные бороды и кокошники из поролона, но и ожившие фотопортреты со знаменитого — последнего, прощального — царского бала в аутентичных национальных костюмах), стык культур и традиций, жанров и стилей. Всевозрастающий восторг и хохот зала иногда приводили к тому, что дивные бурятские артисты (как они пели, как чувственна и чиста, бесконечно поэтична была первая сцена Руслана и Людмилы, как колоритны характерные и комические персонажи, то и дело переходившие на бурятский) начинали переигрывать, «капустничать», но этого было немного. Органичный живой план оттеняли замечательные, порой крошечные, куклы художницы Киры Камалидиновой, явно отвечавшие за лирическую составляющую спектакля.

Другим человеком-символом встречи Востока и Запада на красноярском фестивале стал японский мастер, режиссер Еити Нисимура. Курганский театр кукол «Гулливер» сыграл (вне конкурса) его спектакль «Сияющая в ночи» по японской сказке «Принцесса Кагуя» (номинант «Золотой Маски — 2016»). А сам господин Нисимура несколько дней проводил мастер-класс «Оживление куклы с помощью энергетического поля человека», вызвавший сверхординарный интерес участников фестиваля. Образовательно-просветительская программа вообще была очень насыщенной: мастер-класс Яны Туминой «Театр художника: пространство — объект — атмосфера» и мастер-класс итальянской актрисы Марции Гамбарделлы, много работавшей с Филиппом Жанти, «Одушевить неодушевленное» (она еще и сыграла вне конкурса свой моноспектакль «Альцгеймер-оперетта», не ставший, впрочем, большим событием); лекция председателя фестивального жюри, профессора Варшавской театральной академии Марека Вашкеля «Кукольники мира в XXI веке»; семинар «Школы Г. Г. Дадамяна» для театральных менеджеров. Да и подробные критические разборы каждого конкурсного спектакля фестиваля тоже можно считать своеобразной школой.

«Превращение». Пермский театр кукол. Фото — А. Пустоваров.

В конкурсе был спектакль, уже побывавший на других фестивалях, но, пожалуй, именно в Красноярске прозвучавший особенно сильно. Я говорю о «Превращении» по Францу Кафке Пермского театра кукол (режиссер Александр Борок). Все кафкианские страхи здесь удивительно созвучны страхам современного Запада — боязни иного, чужого, вторжения инородного прежде всего. С этим иным пытаются сосуществовать так, как семья Грегора Замзы пытается сожительствовать с сыном и братом, переродившимся в насекомое, но терпения хватает ненадолго. Грандиозны куклы художника Виктора Никоненко (и Босх вспоминается, и немецкие экспрессионисты, и «чужие» из голливудских блокбастеров), замечательна работа актера Владимира Пенягина, играющего Грегора Замзу в живом плане. Параллельно истории про ужас перед иным Александр Борок придумывает то, что не мог написать, но, возможно, мог предчувствовать Кафка: на сцене появляется молчаливый художник-неудачник Шикльгрубер, под псевдонимом Гитлер превративший в страшное «насекомое» целую нацию (как Некто — Грегора Замзу). И то укрытое простыней тело, на котором разворачиваются события этого «Превращения», можно ведь счесть и «телом нации». 

Размышления о судьбах различных исторических персонажей в последнее время вообще чрезвычайно занимают режиссера Александра Борока. В этом сезоне в театре кукол «Сказ» закрытого города Новоуральска я видел его спектакль по «Клопу» Маяковского, где размороженный Присыпкин приходил в светлое будущее прямиком из… Мавзолея. А на красноярский фестиваль Челябинский театр кукол имени Валерия Вольховского привез музыкальную фантазию Борока и художника Андрея Ефимова «Детский альбом», где отец, мать, четыре дочери и младший сын в белоснежных костюмах под музыку Петра Ильича Чайковского играли, молились, нежно заботились друг о друге, музицировали… Почти всех взрослых зрителей предощущение трагического финала настигало сразу, для особо непонятливых в финале показали семейный портрет последних Романовых.

«Побег». Красноярский театр кукол. Фото — Ю. Лесик.

Вообще же, в афише преобладали спектакли для взрослых — фестивальная тенденция последних лет. Было много интересного. «Утиная охота» иркутского театра «Аистенок» (режиссер Борис Константинов, художник Виктор Антонов) — первая постановка этой пьесы Александра Вампилова в театре кукол, увы, слегка потерявшаяся на огромной сцене Красноярского ТЮЗа. «Белое на черном» — моноспектакль сургутского «Летучего театра» по автобиографической прозе Рубена Давида Гонсалеса Гальего (режиссер Юрий Евдокимов), пластическая экспрессия актера Виктора Евдокимова напомнила о Евгении Панфилове и Антоне Адасинском. «Побег» Красноярского театра кукол по «Блаженному острову» Миколы Кулиша (режиссер Евгений Ибрагимов, художник Дамир Муратов), где эрдмановско-булгаковские мотивы бегства от неизбежного причудливо переплелись с «Домом Бернарды Альбы»: у главного героя спектакля, Гуски, семь дочерей, и все они были сыграны красноярскими актрисами с южной (или малороссийской?) страстностью. Впрочем, у этого большого и мощного спектакля был настоящий трагический финал.

Из спектаклей для детей имеет смысл рассказать о двух наиболее заметных. Постановка «Откуда берутся сказки» Томского театра куклы и актера «Скоморох» имени Романа Виндермана (режиссер и художник Сергей Иванников) привлекла прежде всего свежестью драматургического материала. Новые пьесы на сцене театра кукол появляются не слишком часто, а в этом сочинении Анны Богачевой внятен взгляд именно современного человека, даже когда речь идет о королях и принцессах, взгляд, где много юмора и нежности. Это история о тайнах творческого процесса (почему бы о них не поговорить с детьми?). В центре — детский писатель Фиолетов (играющий его в живом плане Сергей Мириев удивительно похож на одного моего знакомого либреттиста). Пока он верен своему вдохновению (за него отвечают две кукольные феи), оно диктует ему чудесные сказки, тут же воплощаемые чудесными куклами (из сказки «Поющая балерина» юные зрители многое узнают про организацию театрального дела, а из сказки «Про самого умного козла» поймут, как правильно выбирать целевую аудиторию). Измена вдохновению в погоне за тщетой популярности, разумеется, оборачивается потерей дара. В спектакле бездна фантазии и дивных актерских работ (незабываем Главный редактор Юрия Орлова).

«Откуда берутся сказки». Томский театр куклы и актера «Скоморох». Фото — О. Финогенов.

А в последний день фестиваля Екатеринбургский театр кукол показал спектакль «Кукла. Блокадная история» по рассказу Н. Черкашина (режиссер и художник Николай Бабушкин), где история матери и дочери из блокадного Ленинграда (их сыграли актрисы Алла Антипова и Наталья Елисеева) была рассказана со строгой нежностью и бережной достоверностью.

…Фестиваль закончился на верхней палубе теплохода «Александр Матросов». Рассекая волны Енисея, деятели театра кукол России, Польши, Франции и Японии заинтересованно обсуждали, каким быть фестивалю «Сибирь. Terra Magica» номер два. В том, что он будет, никто не сомневается. В июне 2021 года.

17.06.2019 Автор: Владимир Спешков, Петербургский театральный журнал

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии