Национальный музей Республики Бурятия представляет собой четыре музея разной направленности, объединенных в одну структуру. В его состав входит Художественный музей имени Сампилова, Музей истории Бурятии имени Хангалова, Музей природы Бурятии и Новоселенгинский музей декабристов. О том, для чего нужно было объединить музеи, к каким результатам это привело и что сейчас происходит в музее корреспонденту ИА «Восток-Телеинформ» рассказала директор Национального музея Бурятии Татьяна Бороноева. 

 

"/> Национальный музей как культурное достояние Бурятии

Национальный музей как культурное достояние Бурятии

Национальный музей как культурное достояние Бурятии

Национальный музей Республики Бурятия представляет собой четыре музея разной направленности, объединенных в одну структуру. В его состав входит Художественный музей имени Сампилова, Музей истории Бурятии имени Хангалова, Музей природы Бурятии и Новоселенгинский музей декабристов. О том, для чего нужно было объединить музеи, к каким результатам это привело и что сейчас происходит в музее корреспонденту ИА «Восток-Телеинформ» рассказала директор Национального музея Бурятии Татьяна Бороноева. 

 

- Татьяна Анатольевна, с чего началось создание Национального музея нашей республики? 

- Сегодня это общероссийская и даже общемировая тенденция - объединять в единую структуру разные музеи. В Москве, например, по пути объединения идут музеи-заповедники - там, где сейчас образован Московский государственный объединенный художественный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей-заповедник в составе, которого следующие музеи-заповедники: Измайловское, Коломенское, Лефортово, Люблино. Здесь единая дирекция, что дает экономию бюджетных средств, как минимум. Этот же пример был использован и в Бурятии. Ровно пять лет назад, 11 января 2011 года через слияние сначала Художественного музея имени Сампилова и Музея истории Бурятии был создан Национальный музей. В 2012 году в его состав вошел Музей природы Бурятии и в 2013 году, как филиал – Новоселенгинский музей декабристов. Таким образом, на сегодня мы имеем комплексный музей. Несмотря на слияние, у каждого сохраняется своя особая специфика, своя выставочная деятельность, но единая дирекция и бухгалтерия.

Нужно отметить, что, если объединение музеев и существует как общемировая практика, это не значит, что все музеи должны быть такими музейными альянсами – конечно нет. Безусловно, есть интерес к маленьким музеям, и они имеют полное право на существование. В основном, это несколько экзотичные музеи, например, музей хлеба, чая, русской водки, шоколада. Чаще всего это частные коллекции, тем не менее, это очень хороший знак, что они востребованы. 

- Наверное, управлять сразу четырьмя музеями сложно? 

- Не скажу, что просто. Но время требовало создание единой структуры. Ранее, в 1970-е годы у нас было что-то подобное, музеи были объединены, но как-то искусственно и без учета особенностей, без идеи, что ли. В то время был очень большой интерес к музейному делу, вообще к музеям. Особенно это стало заметно с появлением музеев под открытым небом типа «скансен». То есть тогда это был запрос общества на сохранение культуры, народного быта и традиций. Сегодня мы переживаем другой период – сейчас объединение это больше фактор оптимизации и сокращения управленческого аппарата. С другой стороны, объединение предполагает хорошую красивую идею создания национального музея, которого у нас никогда в республике не было. В других национальных республиках такие музеи существует давно – ведь это создаёт больший статус. По идее, мы внедряем культурную аккумуляцию в одном большом музее, сохраняя и транслируя народное достояние, наследие Бурятии. 

- Планируется ли включить в Национальный музей другие республиканские музеи? 

- Я думаю, что нет - потому что четыре разных музея это и так уже большая конструкция. Конечно, однозначно сказать «нет» сложно - как говорят, время покажет. 

- В Бурятии в последнее время заметен интерес к бурятскому языку, нет ли планов сделать выставку на эту тему? Скажем, о бурятских сказках, легендах? 

- Пока к нам с таким предложением никто не выходил. Но я знаю, что галерея «Орда» делала что-то подобное. Я не знаю, есть ли скульпторы, работающие именно с бурятскими сказками, но если есть или будет желание и найдется куратор выставки, то надо будет разговаривать, смотреть, интересен ли этот проект. У каждого проекта должна быть концепция, некая первоначальная идея. У нас свои задачи, если такой проект нас заинтересует, то мы его рассмотрим.

Что касается выставок и мероприятий, связанных с бурятским языком, нужно отметить, что в течение нескольких лет наш музей создает выставочные проекты, посвященные вершине народного творчества бурят – героическому эпосу бурят «Гэсэр», уникальной сказительской школе улигершинов этнической Бурятии «Юрта улигершина» с демонстрацией бурятского героического сказания, приготовления традиционного напитка кочевников «Зутараан сай» и так далее. 

- Как часто музей устраивает выездные выставки? 

- Довольно часто, насколько позволяет нам финансирование. У нас были замечательные выездные выставки в Иркутске, во Владивостоке, Санкт-Петербурге, в зарубежных городах. Мы вывозили экспозиции в Бирму, Шри-Ланку, Индию. С проектом «Буддизм в России» мы побывали в Таиланде. Выставки всегда пользовались популярностью. Сейчас есть у нас проект в рамках Дней Улан-Удэ в Москве – проведем там выставку, посвященной юбилею столицы Бурятии, она будет представлена нашими экспонатами. Выставка пройдет в Союзе художников России в ноябре. Уже есть договоренности, мы находимся на рабочей стадии. Параллельно отрабатываем и Санкт-Петербург - там тоже будет большая выставка, посвященная культуре Улан-Удэ. Здесь мы развернемся на площадке Государственного музея истории религии. Это произойдет во второй половине ноября. 

- Принято считать музеи чем-то закостенелым, одни и те же экспозиции годами, одни и те же темы. Есть что-то новенькое?

- Безусловно. В последнее время идет большой акцент на образование. Мы разработали различные музейные уроки для детей, особенно младшего школьного возраста. Например, изюминкой образовательных проектов является программа, которую мы назвали «МОСТ» - ее мы разработали совместно с Государственным музеем истории религии г. Санкт-Петербург. Это музейный урок, где мы сначала виртуально рассказываем о буддизме. Выдаем детям планшеты, на которых они отвечают на вопросы, а затем мы показываем свои экспонаты. Проект получил довольно высокую оценку на последнем международном фестивале, который проходил в Москве в этом году. Мы заинтересованы в том, чтобы учителя приводили детей не только на выставки, но и на такие уроки. Это результат долгой и упорной работы сотрудников двух музеев, постоянного взаимодействия на межрегиональном уровне, результативного участия в федеральных грантах по культуре и искусству. 

- В каких музеях проходят такие уроки? 

- В каждом музее они есть. Так, в Музее природы есть урок «Природа под микроскопом», на котором школьники могут в мельчайших подробностях посмотреть, как выглядит спирогира или опуститься на дно Байкала и рассмотреть его экосистему. В Музее истории у нас урок, подготовленный к юбилею города - «Маленький горожанин». Здесь дети, играя, отвечают на вопросы, собирают пазлы с изображением города, сражаются в монополию. Я перечислила только по одному примеру, но в каждом музее их, примерно, по четыре. 

- Не так давно у нас открылась галерея «Орда», значит, музейное дело тоже можно поставить на коммерческие рельсы? 

- Галерея – это, скорее, попытка создать этническую галерею с магазинчиком, чем музей. Это нормальное явление, такие галереи с элементами этники есть в каждом регионе и это, скажем так, не музеи. У музеев другие задачи и функции. Музеи – это, прежде всего, собрание, хранение и консервация, сохранение культурного достояния для потомков, прежде всего. Галерея же занимается другим – решает задачи, что называется «здесь и сейчас», предлагает то, что востребовано в определённый отрезок настоящего времени. Но и это тоже должно быть, я за то, чтобы таких галерей было много и разных. 

- Как Вы считаете, популярны ли музеи в Бурятии? 

- Если брать статистику, то за 2015 год Национальный музей посетило 214 тысяч человек. Это много или мало? Мне кажется, много. По большей части, конечно, люди приходят в музеи бесплатно. У нас по статистике, больше всего людей идут бесплатно на разные открытия, проекты, или пользуются возможностью посетить музеи социально не защищенные слои населения, для которых это бесплатно. Это довольно большая цифра, но сказать, что люди стоят в очереди или ломятся в музей, нельзя. Может быть, это все впереди для бурятского музея, возможно, и у нас когда-то пройдет своя «выставка Серова». Но для этого и нам самим нужно много сделать: население сейчас желает приходить в красивые здания, чтобы пространство там было более усовершенствовано. Ведь музей - это место отдыха, в котором человек получает системную информацию, эстетическое удовольствие. Поэтому мы будем стремиться к тому, чтобы общими усилиями способствовать сохранению наследия, и что не менее важно, чтобы людям было приятно и комфортно находиться у нас. 

10.11.2016 Автор: Алена Рябова, ИА «Восток-Телеинформ»

Национальный музей Республики Бурятия представляет собой четыре музея разной направленности, объединенных в одну структуру. В его состав входит Художественный музей имени Сампилова, Музей истории Бурятии имени Хангалова, Музей природы Бурятии и Новоселенгинский музей декабристов. О том, для чего нужно было объединить музеи, к каким результатам это привело и что сейчас происходит в музее корреспонденту ИА «Восток-Телеинформ» рассказала директор Национального музея Бурятии Татьяна Бороноева. 

 

" data-yashareImage="http://minkultrb.ru/upload/iblock/49f/49f4b109a1f604ec22f9e24382ccc5a8.jpg" data-yashareQuickServices="yaru,vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir,lj">

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии