Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

Старинная бурятская музыка как инструмент экономики

Старинная бурятская музыка как инструмент экономики

Интервью с директором театра "Байкал" Дандаром Бадлуевым.

«Арадайм баялиг» - так на­зывается проект, презен­тованный театром «Байкал». Дословно название мож­но перевести как «наследие, до­стояние народа». И это совсем не случайность. Песня у бурят - это ис­точник памяти о традициях и исто­рии народа, пишет газета «Бурятия».

В программе проекта – исклю­чительно старинные песни, годами собираемые театром у старожилов, фольклористов, во время многочисленных гастролей и поездок по да­леким от столиц деревушкам респу­блики. Смысл же этих «собираний» в необходимости восстановить на основе оставшихся единичных экс­понатов старинных песен мелизма­тику настоящей бурятской народной песни (мелизматика - способ распева текста, при котором на один его слог приходится много (четыре и больше) звуков мелодии).

О мелизматике, и не только, мы говорим сDandar Badluev, ру­ководителем театра «Байкал». 

- То есть буряты поют не совсем настоящую бурятскую мелодию? 

- Чтобы не вдаваться в подроб­ности, скажу лишь, что современная бурятская песня, как и советская, не имеет ничего общего с бурятской традиционной или народной песней. Это имеет отношение к советскому периоду, когда было утеряно пони­мание необходимости сохранения оригинального этнического звуча­ния бурятской песни. Что касается мелизматики, приведу один пример. На недавнем концерте нашей солист­ки Сэдэб Банчиковой на сцену вышла бабушка и спела именно в этой мане­ре. Зал ахнул и устроил овацию! Этот пример показывает, что уникальная техника востребована в принципе. 

Дело ведь еще в том, что мы нео­сознанно в море звуков выбираем то, что нам близко на генном уровне. Ког­да находим, опять же бессознатель­но чувствуем некое умиротворение. Почему люди на концертах получа­ют удовольствие? Или не получают? Сейчас, к сожалению, народная традиция перестала себя воспроизво­дить. Уходит поколение последних ее носителей и нужно успеть передать эстафетную палочку. 

- Но как это сделать? 

- Самый простой и логичный путь – это грантовая программа нашего родного Министерства культуры. Это долгий труд - создать методи­ку. Но процесс необходимо начать, и это должно быть под контролем и ответственностью Министерства культуры. Формат конкурсов, а за­тем фестивалей даст старт новым песням с восстановленной техникой исполнения традиционной бурят­ской песни. Мы должны развить эту технику старинной песни и возвести ее в ранг классической песни бурят. Только тогда допущенные историей ошибки будут исправлены. Ведь советский период вырвал целое столе­тие, лишив возможности не только сохранить свою песенную культуру, но практически лишил наш народ лица. Если уж совсем подробно, то и проблемы с языком исходят из той же плоскости. Поскольку ученый мир считает, что песня как ничто другое хранит язык. 

И я полагаю, что это нужно Буря­тии больше чем кому-либо. Особенно, когда мы пытаемся стать туристиче­ским регионом, оригинальные и уни­кальные отличия в культуре востре­бованы туристами в первую очередь. Это одновременно вернуло бы иден­тичность и традицию в целом бурят­ской мелодии, что было бы более чем справедливо с точки зрения истории. 

Мы же все видим, что современная бурятская песня вызывает, за редким исключением, мало эмоций. Другой вопрос, что сегодня у нас в приори­тете в сфере культуры? Пока же я с этим вопросом который год хожу по кругу без всякого успеха. 

- Дандар Жапович, насколько сложна методика обучения? 


- Начнем с того, что у нас очень богатый пласт народной песни в разной манере исполнения даже по диалектным различиям. В проекте «Арадайм баялиг» театр представил три основных стиля бурятской на­родной песни: западно-бурятский, восточно-бурятский и южный. В каж­дой манере исполнения существуют свои украшения-мелизмы. В одной из научных работ Тамары Тангано­вой утверждается, что в старинных бурятских песнях есть индо-иран­ские корни. То есть исследование ста­ринной бурятской песни может стать ключом к открытиям историческим. Поскольку эта историческая цепочка прошлого бурят с Индией, насколько я осведомлен, существует лишь в качестве версии. 

Так вот по звучанию западно-бу­рятская песня, по сути, аналог ин­дийской. А ведь индийские песни, без их виртуозных мелизмов, пред­ставить невозможно. Сложно ли это­му научить? Как и все, что делается хорошо, это потребует времени. Но и голоса, способные петь в этой техни­ке, станут востребованы. 

К примеру, наш солист Бутидэй Дондок-Сэрэн одинаково хорошо владеет техникой исполнения хори и монголов, поскольку он родом из Внутренней Монголии. Сейчас он пробует себя в западно-бурятском стиле и у него получается. 

Я знаю, что знаменитые певицы из Шэнэхэна Сэсэгма и Бадма-Ханда пробуют себя в технике исполнения песен именно западных бурят. Голос – это инструмент, и им нужно вла­деть. 

- Минувшим летом на Хонгодо­риаде в Алари состоялся третий конкурс «Арсин дуун». Первые два прошли в Тунке. По их результатам напрашивается вывод, что моло­дежь уже не может показать все своеобразие и красоту песен, ис­полненных в этом стиле. Почему? 

- Раньше слушали и впитывали только то, что пели у себя в деревне. В моем детстве в Тунке, в моем Дала­хае, я слушал, как пели ехора, застоль­ные песни, будь то сенокос, свадьба или просто вечеринка. Жизнь изме­нилась, и из уст в уста, как это было раньше, песня уже не передается. И этот процесс опустынивания только растет и расширяется. Но если соз­дать прецедент, именно молодежь и подхватит. Потому что они слушают музыку всего мира, а мир всегда на­ходится в поисках нового, свежего. И этим свежим может стать старинная техника исполнения бурятской пес­ни. 

Еще раз повторюсь: самый про­стой и логичный путь достижения цели - грант Министерства культуры. На средства гранта создать группу, которая разработала бы методику по примеру индийского классического вокала для учебных заведений. Затем уже их выпускники могли бы распро­странять технику исполнения этих песен, и так появилась бы развитая система подготовки. Пока же учеб­ные заведения следуют советской методике обучения, которая базиру­ется на классической европейской методике, продолжая штамповать голоса, которые монгольскому пространству непонятны, а европейским - не востребованы. Там своих хватает. 

- А как в соседних Монголии и Китае? 

- В Монголии учат пению протяж­ной песни – «уртын дуун» в специаль­ных учебных заведениях. Наш солист Алдар Дашиев выучился именно там. Во Внутренней Монголии действует целая система обучения в заведениях разного уровня. Традиционная куль­тура в приоритете государственной политики, поскольку и монголы и китайцы понимают, идентичность – это то, что является основой для ин­дустрии туризма. 


У нас же речь идет о возможно тысячелетнем возрасте бурятских мелодий, и будет преступлением не сохранить уже единичные экземпля­ры сохранившихся до наших дней памятников нематериальной куль­туры. Это важно не только для бурят, это значимо для мировой культуры. У нас в республике, наконец, должны это понять. В настоящее время разви­тие бурятской песни должно приоб­рести параллельно с существующим путем новый путь - создание новой техники пения на основе старинной. При должном и целенаправленном воспитании певцов он должен пере­расти в классический вид бурят­ского пения. Предки нам оставили уникальнейшую ценность! 


Профес­сиональные певцы, воспитанные по созданной методике, могут и должны стать обладателями виртуознейшей мелизматики. А в дальнейшем это повлияет на всю эстетику бурятской песенной культуры, которая тем са­мым станет узнаваемым брендом во всем мире.

16.12.2016 Автор: Александр Махачкеев, ИД "Буряад үнэн"

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии