Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

Юрий Лаптев: Классическая музыка требует сосредоточенности

Юрий Лаптев: Классическая музыка требует сосредоточенности

В Хабаровске опера – редкость. Но это не значит, что в в дальневосточной столице нет поклонников этого жанра, нет тех, кто с замиранием сердца  ждет встречи с этим по-настоящему прекрасным искусством.

Перед показом оперы «Бал-маскарад» Джузеппе Верди, завершающей гастроли   Бурятского театра оперы и балета в Хабаровске , чудом случилось побеседовать с режиссером постановки - народным артистом России Юрием Лаптевым, знаменитым солистом Большого театра, оперным режиссером, сыном легендарного оперного певца - народного артиста СССР Константина Лаптева.

- Я с раннего детства познал музыкальный мир с другой стороны. Когда у тебя родитель достиг предельных высот и популярности, то невольно он является тем мерилом, с которым пытаются сравнить чадо. А быть  идентичным родителю совершенно невозможно. В 19 лет меня прослушивали: «Мальчик симпатичный, но папа-то какой!». Эта формулировка надо мной довлела, и мне постоянно приходилось доказывать свое право на существование. Конечно, папой я никогда не смог бы стать, это был совершенно уникальный голос, уникальный баритон, уникальный артист.  С другой стороны, как и во всем, династии – это хорошо. Например, торговый дом купцов таких-то… Конечно, они передавали по наследству и сноровку, опыт, навыки, знания. Это хорошо: ты имеешь возможность получить знания не только в рамках учебного заведения. Ты видишь всю кухню, ты понимаешь всю сложность дела и то, что артистом быть нелегко. Такая преемственность хороша, если ты не выезжаешь за счет предыдущих поколений.

- Отец был строгий?

- Он всегда мне говорил: «Получи нормальную, человеческую  профессию, а потом уже занимайся всеми этими делами». Я поздно у отца появился на свет. Он с 1904 года. Он говорил,  что нужно успеть передать…

- Он был из тех, кого называют «несоветское поколение»?

 - Да, конечно. Я жил совершенно в другом измерении. За окном была виртуальная реальность, основная – это дом, достаточно патриархальный. У меня няня была – сверстница отца. Когда я пошел в школу,  начал постигать другой мир.

- Конфликтов не было?

- В какой-то мере было сложно. Я с удивлением заметил, что родителями могут быть молодые люди. Я до этого думал, что родители должны быть взрослые, солидные. В какой-то степени  пошел в школу достаточно подготовленным. Я прекрасно знал, что было в России до 17 года.  Когда мне в школе начинали рассказывать про царскую Россию, естественно, я делил все на сто.  Когда готовился к школе, со мной няня разучила стихотворение «Дети в школу собирайтесь, петушок пропел давно!».  Но в советские времена последние строки опускались. Я выучил полностью и в первом классе  поднял руку и сказал, что хочу прочитать стишок. Начал читать: «…дети в школу…все хорошо, в конце такие слова -

- Рыбаки уж тянут сети,

На лугу коса звенит…

Помолясь, за книгу, дети!

Бог лениться не велит!»

Больше стихов меня читать не просили, и я смекнул, что не все, что я знаю, нужно обязательно говорить.

И потом, то, что я с детства ходил в Кировский театр, жил временами Бориса Годунова, Хованщины…Как приходит молодой человек в театр? Сначала нравились стрельцы, кафтаны, шпаги, доспехи. Потом стал вслушиваться в музыку и начинал постигать оперу. Классическая музыка требует навыка. Она не сопутствует жизни, как популярные песни, под которые можно закусывать, загорать на пляже.  От такого шумового фона, как я считаю, люди попадают в зависимость.  Он заменяет человеческие мысли, «прикрывает» полное их отсутствие.  Классическая музыка требует сосредоточенности. Это как езда на двухколесном велосипеде, если ты почувствовал равновесие, у тебя больше нет проблем, ты будешь получать наслаждение от поездки. Эта музыка очень информативна. И когда ты начинаешь считывать эту информацию, перед тобой открывается грандиозный мир, отсутствие которого ничем восполнить невозможно.

  - Из современных оперных композиторов есть те, чью музыку будут слушать через 15-20 лет?

- Композитор - это тот человек, который не тужится над своей музыкой, а у которого есть что сказать. И не сказать он этого не может. Масштабы диктует жанр. Это может быть романс, песня, симфония. Опера - это самая грандиозная и по времени, и по творческому вкладу форма. Я не могу сказать, что сегодня рождаются оперы, которые будут иметь какую-нибудь длинную историю. Залогом долгой жизни оперы является мелодия. Есть мелодисты, есть авангардисты. У них свои  законы построения. Как в архитектуре.  Обратите внимание, что дома XIX века  до сих пор воспринимаются, можно и сегодня почувствовать их прелесть.  У нас есть из современников – Рыбников, Гладков, Дашкевич, Гаврилин, Свиридов, которые развивают мелодическую музыку.  Опера «Юнона и Авось»  - это прекрасная музыка, рассказанная новым языком. Думаю, что со временем утвердятся и синтезатор, и гитара в оркестровке, и все равно это будет опера. Мне кажется, что за мелодической музыкой - будущее.

- У вас папа был баритон, и вы баритон, не хотели стать тенором, в знак протеста против отца?

- Есть у меня рост метр семьдесят, и баскетболиста из меня не  получится.  Хотя Карузо сказал, что все рождаются тенорами и самые трудолюбивые ими становятся.  Я хотел быть басом, но так  распорядилась судьба, что я - баритон.

- Почему у бурятских певцов такие голоса?

- Я не так давно сотрудничаю  с бурятским театром.  Для себя открыл Бурятию и Монголию, и для меня это было потрясением. У них феноменальные голоса - видимо, физическое строение резонаторов особое. Говорят, что Украина – славянская Италия. Хочу сказать, что здесь - не меньше талантов. Природа очень щедра к ним.

-  Почему вы занялись режиссурой?

- Когда я в консерваторию поступил учиться на певца, был, кстати, самый молодой на курсе, мне было 18 лет. Когда смотрел оперу, мне всегда казалось, что здесь можно было бы сделать  по-другому. Я очень люблю оперу как жанр.  Закончив консерваторию, поступил учиться на режиссера. 

- Вы до сих пор поете? До какого возраста можно петь?

- Пою. Петь можно до тех пор, пока поется, и до тех пор, пока дают петь.


Справка:

Юрий Лаптев - советник президента РФ Дмитрия Медведева по вопросам культуры с мая 2008 года, бывший советник по вопросам культуры президента Владимира Путина (2004-2008). Оперный певец, преподаватель Санкт-Петербургской консерватории.

Среди режиссерских работ Лаптева  - оперы «Борис Годунов» и «Князь Игорь» Мариинского театра. С труппой театра Лаптев гастролировал в Шотландии (Эдинбургский фестиваль), Германии (Гамбургская опера), США ("Метрополитен-Опера"), Италии, Японии, Франции, Израиле, Испании, Люксембурге, Нидерландах ("Концертгебау"), Финляндии, Аргентине (театр "Колон"), Чили.

В сентябре 2008 года Мариинский театр Петербурга открыл 26-й сезон оперой Николая Римского-Корсакова "Псковитянка". "Капитальное возобновление" (реконструкция постановки 1952 года) оперы "Псковитянка", режиссером которого выступил Лаптев, критика назвала "одним из самых ярких событий петербургской театральной жизни".

02.07.2018 Автор: Юрий Вязанкин, khabarovsk.md

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии