Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных немедленно покиньте сайт.

«Язык нужно учить не для того, чтобы петь»

«Язык нужно учить не для того, чтобы петь»

Эксклюзивное интервью с лидером самой известной монгольской рок-группы "Хурд"

Их песни невероятно популярны не только на родине. В соседнем Китае во Внутренней Монголии часто можно услышать песни группы «Хурд». Этот ансамбль часто называют монгольский «Роллинг Стоунс». И мало кто знает, что никто из музыкантов и солистов группы не имеет музыкального образования. И все они братья из одной многодетной семьи. Как они стали культовой рок-группой у монгольских народов?

- Никто из нас из нашей семьи не имеет музыкального образования, не учился в консерваториях. Лишь чистый природный дар вел нас по творческому пути. Я сам с пятого класса играю на гитаре. И мои братья тоже все играли, – начал свой рассказ продюсер группы Ганбаяр.

Гитара за два щелбана

Оказывается, их большая семья жила в конце 60-х годов на станции Рашаант, что в сорока километрах от Улан-Батора. Однажды туда прибыли советские солдаты. В те годы по Монголии было рассредоточено много частей Советской армии.

- Поезда останавливались прямо у нашего дома. Мы видели, как они выгружали свою военную технику. И тогда, будучи совсем юным, я в первый раз увидел настоящую гитару. Советские солдаты играли в нее. Тогда для нас это казалось таким прекрасным. Все мы загорелись желанием научиться играть на гитаре. Мы подбегали к ним и просили хотя бы подержать инструмент. Иногда разрешали за два щелбана – смеется, вспоминая детство Ганбаяр - тогда же впервые увидели грампластинки. И вот с того времени у нас появилась страсть к музыке, творчеству. Надо сказать, что наша мама пела. Она специально переехала из села в столицу, чтобы петь. На мой взгляд, те детские мечты, та основа, которую нам привили советские солдаты дали нам толчок. На данный момент я на сцене уже 44 года. До сегодняшнего дня я тружусь в мире монгольской рок и поп музыки.

Донецкий хлопец

До появления этой рок-группы в Монголии были большей частью эстрадные исполнители. Например, группы «Баян Монгол», «Соел эрдэнэ», «Инээмсэглэл». Потом появилась группа «Харанга», которая играла хард-рок. Но львиная доля исполняла поп музыку. В Монголии, как в любой стране социалистического лагеря действовала жесткая цензура.

- Нельзя было ходить с длинными волосами, носить широкие штаны и так далее. И вот с этим со всем нам приходилось бороться и, наверное, благодаря этой борьбе мы есть и по сей день, - считает наш герой с длинными волосами - Вообще, мы старались подражать в одежде, внешнем облике западным рокерам. Влияние советских рок-групп, западных было очень большое.
В семье Ганбаяра покупали и слушали пластинки групп «Круиз», «Коррозия металла», «Парк Горького», венгерских и чешских исполнителей. Сами резали и рвали джинсы, делали такие же прически.

- Нас зачастую не понимали, считали ненормальными. Сегодня мы дружим с этими исполнителями. С рокером Пауком - лидером группы «Коррозия металла» мы недавно вели переговоры о возможности выступления на одной сцене в Улан-Баторе. На что Паук ответил, что нет ничего невозможного. И они с удовольствием приедут в Монголию. Почему я так заостряю внимание на советских, российских исполнителях? Пусть сегодня я уже подзабыл русский язык, но все же душа у меня тяготеет к западу. И даже когда я учился в Донецке на Украине, то меня больше интересовала музыка, нежели учеба. Я туда поехал за музыкальными знаниями, хотя поступил на технический факультет. То чего я так желал, получил там. Мы учились в маленьком городе Красноармейск Донецкой области. Мы играли музыку «Машины времени», я познакомился с разными музыкантами, завел много друзей. И моя любовь к року продолжается вот уже 44 года.

Седьмой сын

Больше четверти века назад несколько младших братьев одной большой многодетной семьи организовали музыкальную группу.

- Я сам седьмой сын. Только наш бас гитарист Наран баатар из другой семьи, но является одноклассником нашего братишки Отгонбаяра. Конечный состав музыкантов группы собрался в 1993 году. Помню, как мы впервые выступили на большой сцене. Два года мы готовились, сочиняли, репетировали и в марте 1995 года дали сольный большой концерт под названием «Харсалхи». Мы подготовили большую концертную площадку в самом крупном на тот момент в Улан-Баторе зале Государственного цирка. Концертную площадку и саму программу готовили по примеру западных рок-групп. Играли два дня подряд. Это было началом нашего творческого пути. Желающих посмотреть концерт было очень много. Мы были новым веянием, которое нравилось многим. Такой ажиотаж вселил в нас уверенность и огромное вдохновение. И в следующий раз мы дали уже семидневный концерт во Дворце культуры, – вспоминает первые шаги своей группы ее лидер.

Лица азиатские, мышление - европейское

- Мы были, наверное, одними из первых, кто внес в музыкальный мир новое течение. И по сей день стараемся быть на волне. Сейчас в Монголии много хороших рок-групп как «Харанга», «Никитон» и т.д. И пусть мы малочисленная страна, которую нельзя сравнивать с Россией или Китаем, а с точки зрения шоу и интертеймента не столь масштабное, но у нас есть свои последователи, слушатели. Я считаю, что сами по себе монголы имеют западное мышление. То есть лица азиатские, но мышление европейское, – считает Ганбаяр.

После знакомства с историей создания группы «Хурд» сам собой напрашивается вопрос - почему у монгольских народов так мало рок-групп? У калмыков их почти нет, а в Бурятии они слабо развиты. Много попсы под фонограмму, эстрады, но мало рока.

- Само понятие рок, рокер требует огромного таланта и труда. Я вижу сейчас, что молодежь стала ленивой. Эта лень заставляет молодых людей просто перепеть какую-нибудь песню и сразу стать знаменитым. Это их большая ошибка. Они не стараются трудиться над музыкой, корпеть, тратить годы жизни. Это говорит о том, что они неверны музыке, относятся к ней поверхностно. У них нет того трепета, любви к своему творчеству. Они не любят свою гитару, они не любят микрофон. Их интересует мгновенная слава. А рок исполняют и сочиняют только настоящие музыканты. Те, у кого есть природный дар, и неимоверный талант. Потому что рок-музыку нельзя исполнить под фонограмму. Все концерты, все выступления это только живая музыка. А как может человек, который не умеет петь и играть выйти к зрителю и исполнить вживую? В этом я вижу некое отставание, – считает Ганбаяр.

По его мнению, сейчас в Монголии, Туве, Бурятии идет тенденция возврата к исконному, национальному, фольклорному. Много музыкантов исполняют горловое пение, играют на старинных инструментах.

- А творческих людей, находящихся в поиске нового современного звучания, к сожалению мало. Безусловно, возрождение своих традиций это обязанность музыканта. И не зря говорят, что новое – это забытое старое. И в стараниях возродить забытые напевы, мелодии, звуки есть смысл и будущее. Но я говорю о том, что у нас виден наклон только одну сторону, некая однополярность, – с сожалением отмечает музыкант. - А хотелось бы развивать и то и другое. Тяготение к упрощению мешает развитию. К примеру, тот же горловик не старается найти что-то новое, свое, а перепевает и подражает исполнению певца, который пел еще в далекие времена. Из-за этого нет развития. Никто не спорит, что нужно готовить исполнителей на домбре, товшуур и т.д. Монголоязычные народы должны сохранить свою уникальную музыкальную культуру. Но нужно стремиться к развитию. Искать новые звучания на старинных инструментах. Переходить к этно-фолку, этно-року. Признаюсь, я сам не умею хорошо играть на морин-хууре. Но я умею играть на ином инструменте. В конце концов, каждый должен делать то, что он может. А не стараться делать то, что красиво, модно или популярно. Точно так же как на одной красавице не могут жениться все кто хочет.

- Министерство культуры Бурятии договорилось об обучении наших студентов в вузах Монголии. Могут ли желающие приехать и учиться у вас рок-музыке?

- Я всегда говорю, что мы открыты. Я и сам бы очень хотел наладить связи, чтобы они приезжали, знакомились. Я нахожу в Туве, Бурятии рок-группы больше с этно уклоном, нежели рок в чистом виде. Они умеют играть на гитаре, в них есть желание исполнять рок. Но, может быть, они еще не нащупали свой стиль, или не могут подобрать себе репертуар или найти некую методику. А я знаю, что таких молодых людей много. И через вашу газету хочу обратиться к ним, и заявить, что мы полностью открыты для диалога. Вы можете без стеснения позвонить мне, Ганбаяру. Наша сила в единстве, – призвал артист. - Только совместными усилиями и работой мы можем сделать что-то новое, классное. Чтобы наша исконная монгольская музыка зазвучала по-новому. Чтобы напевы настоящей Центральной Азии получили новую жизнь.

- То есть вы можете обучить их?

- Пусть приезжают. Сегодня в Монголии нет институтов, где обучают гитаре или року, но они могут приехать к нам на стажировку. Потому как живое общение, совместные репетиции дают музыканту намного больше опыта и понимания, чем он будет учить песни самостоятельно по нотам. Совместная работа дает понимание, кто как играет, у кого какая техника и многие другие нюансы. Пожить с нами неделю или две, получить наставления. Группа «Хурд» открыта для всех. Но это не значит, что только наша группа это может. Я уверен, что музыканты из других групп тоже откликнутся с удовольствием. Я могу собрать, устроить встречу. Еще раз хочу повторить. Нужно искать новое. Пробовать совмещать народное, традиционное с современным.

- Слушая ваши песни, хочется давно узнать. Если музыку вы пишете сами, то кто пишет такие проникновенные тексты, стихи?

- Бывает по-разному. Некоторые написаны нами, используем и стихи других авторов. К примеру, две песни, которые ушли в народ и давно стали настоящими хитами «Зурагшиг бусгуй» и «Чи минь байгаа болхоор» мы взяли со страниц старых газет. Это были обрывки газет, которые валялись никому не нужные. И в поэтической колонке эти стихи были напечатаны. Что интересно, большая часть слов наших песен написана женщинами. Как-то так сложилось, что именно то, что написала женщина, нам ближе. Они тоньше видят мир, они нежнее и более трепетно ощущают мироздание. Музыку мы пишем сами. Два первых альбома почти полностью написаны мной лично. Гитарист Отгонбаяр, барабанщик Отгонбаатар, в общем, все пишут музыку.

- В Бурятии плохо обстоят дела с бурятским языком. Все меньше молодежи знает свой язык. Но есть интересный момент - появились рэп исполнители, которые стали популярны. В том числе «Хатхуур зуу» популярны и в Монголии. Их любит и слушает молодежь и через эти песни, можно сказать, через рэп они учат бурятский. Как вы думаете, может ли появиться какая-либо рок-группа, которая тоже может учить молодежь бурятскому языку?

- Это дети буряты, у которых родители буряты и они учат родной язык с помощью рэпа? Я вас правильно понял?

- Да. Речь идет о бурятах, которые не знают свой язык и учат его через песни.

- Прежде всего, я хочу обратиться к ним. Свой родной язык забывать ни в коем случае нельзя. Пусть вы разговариваете хоть на нескольких языках. Будь то русский или английский, но родной язык знать обязаны. В своем сердце ты должен понять, что ты бурят, ты монгол. Забывать язык матери нельзя. Твоя обязанность сохранить и передать его своим детям и потомкам. Это значит, что мы передаем свою историю. Представьте, что через тридцать лет не останется никого, кто знает бурятский язык. А как он будет читать свою историю, как будет знать ее, если вся история народа будет написана на русском. Этого допустить нельзя. Язык нужно учить не для того, чтобы петь, а чтобы разговаривать с родителями, бабушками и дедушками. А что касается песен, то они должны быть. У нас получается петь рок на монгольском, почему нельзя на бурятском.

- А вы сами не хотели бы сыграть бурятские или калмыцкие песни в рок звучании?

- Конечно, хотел бы. Я вам больше скажу. Бурятские мелодии настолько шикарны, что не передать словами. Они имеют какую-то особенную мелодичность, имеют живое звучание. Песни о матери, отце, родине настолько живые, настолько в них глубокие по смыслу слова. Тому как бурятские композиторы накладывают на эти потрясающие стихи прекрасную музыку, можно позавидовать. Я преклоняюсь перед этими музыкантами. Я много слушаю бурятскую музыку. Я думаю, что мы сможем сыграть какую-либо известную бурятскую композицию на свой лад. Мы внесем свое видение, свою аранжировку. Я надеюсь, что нашим бурятским друзьям понравится звучание привычных песен, перепетых музыкантами группы «Хурд». Но я хочу оговориться, что мы хотим спеть не современные песни, которые звучат сейчас. А те песни, которые написаны в 50-е, 60-е, 70-е годы. Те композиции, которые может быть уже забыты или давно не звучали.

- Хочу вас попросить написать песню, чтобы буряты и калмыки не забывали свой родной язык.

- Да, хорошо. Напишу песню про любовь, родителей и родину. Дайте мне слова, и я напишу с удовольствием. Группа «Хурд» славится тем, что мы в своих композициях воспеваем мать, отца, родину, монгольскую душу. Поэтому я обращаюсь к поэтам, прислать мне стихи о родителях, родине и любви. Обещаю, что напишу к ним мелодию, и это будут три хорошие песни. Эти песни будет исполнять группа «Хурд». Я думаю, нашему вокалисту не составит труда спеть на бурятском. Наша группа за 25 лет своего существования дала концерты во всех уголках мира, где проживают монголы. Но сольного концерта в Бурятии и Калмыкии еще не было ни разу. У нас есть большое желание исполнить свою музыку на сцене в Элисте и Улан-Удэ. Я уверен, что послушав наши композиции, проникнувшись нашей музыкой, у многих молодых людей что-то поменяется. Хотелось бы получить поддержку на местах и организовать открытый бесплатный концерт. Чтобы все могли прочувствовать на себе, что значит быть настоящим монголом, что значит любить родину, культуру, язык. Я верю, что буряты хотят и желают знать свой язык. Но быть может, им не хватает нужной среды. Ведь мы знаем, что монголы Внутренней Монголии Китая, будучи такими же гражданами другой страны имеют намного больше возможностей для формирования аутентичной среды. И поэтому у них вопрос сохранения языка, обычаев и культуры не стоит так остро как мы это видим в Калмыкии и Бурятии. Мы были во всех районах Внутренней Монголии, а также в Синьцзянском округе, на севере Китая в горах. В прошлом году впервые дали концерт в Австралии. Но ни разу не были в России с официальными сольными выступлениями. И если у нас получится организовать турне, то мы со всей уверенностью сможем сказать, что объездили всех монголов мира. Что касается Бурятии, то мы играли на фестивале «Алтаргана». Кажется, это был 2000 год. Мы спели две песни на сцене в Улан-Удэ. У нас остались очень хорошие воспоминания. К сожалению, мы не поем на бурятском, а если бы пели, то ездили бы на каждый фестиваль. Нас принимала хорошо публика. У нас есть большое желание дать концерты по районам Бурятии. Но как-то все не получается. Может быть потому, что у нас нет бурятских песен!

- Это ваше первое интервью для бурятских читателей. Что им пожелаете?

- Хочу от имени группы «Хурд» передать привет всем. Пусть история сделала так, что нас разделяют границы, но мы знаем, что все мы братья монголы и имеем единый культурный мир - монголосферу. Хочу обратиться к молодому поколению, чтобы они интересовались музыкой, творчеством группы «Хурд» и пусть вас не пугает слово рок, потому что мы играем софт-рок, который близок многим. Смотрите нас на канале ютуб. Желаю всего самого наилучшего и крепкого здоровья.


27.01.2019 Автор: infpol.ru

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии