Этот сайт использует «cookies» и получает данные о вашем ip-адресе - узнать подробнее.
Если вы не согласны со сбором данных, немедленно покиньте сайт.

«В «Вишнёвом саду» мне важна рабская позиция нашего народа...

«В «Вишнёвом саду» мне важна рабская позиция нашего народа...

Режиссёр, резидент Центра имени Мейерхольда Павел Данилов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы»

Режиссёр, резидент Центра имени Мейерхольда Павел Данилов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует детали своей биографии, предстоящую премьеру спектакля «Вишнёвый сад» в Русском драматическом театре, актуализацию одной из самых известных пьес Чехова применительно к современной истории Бурятии, жанр спектакля, определённый как «балаган», «вечные» проблемы сознания россиян, не изжитые с момента написания «Вишнёвого сада», степень свободы художника в современной России, и другие темы.

Павел Данилов рассказал о первой своей улан-удэнской постановке: «Я работаю в Москве, но есть проекты и в Сибири, хотя теперь это уже и не Сибирь. Это было очень странно – когда я приезжал в Улан-Удэ весной, это была Сибирь, а сейчас я прилетаю на Дальний Восток. Мой первый приезд к вам – это приглашение на Лабораторию театрального роста, где мы работали в технике «вербатим» на тему подростков и молодости. Вербатим - это такая техника, когда берётся интервью на заданную тему с целью, чтобы человек в какой-то момент раскрылся и сказал что-то такое, чего обычно он не рассказывает никому - ни друзьям, ни родственникам. Эти интервью сохраняются, и потом воспроизводятся на сцене. Но, если раньше это было документальное воспроизведение - артисты полностью копировали интервьюируемых, гримировались под них и сохраняли все их повадки, жесты и речевые дефекты, то сейчас это начало преобразовываться в какие-то новые формы. И в нашей истории мы пошли не просто документальным путём – мы придумали некие посиделки на Байкале, и не скрывали, что всё это – театр. Начинали с какой-то чёрной коробки, из которой доставался реквизит, а артисты не копировали тех людей, у кого брали интервью – 14-летней девочки, полковника полиции или ещё кого-то - мы брали какие-то другие образы, и доносили их мысли. Для меня главным и приятным открытием было то, что подростки к концу спектакля, когда зазвучала песня «Молодость» (спектакль назывался так тоже), достали телефоны и начали ими крутить, подыгрывая нашим артистам. Мы получили ответ из зала - это было очень тепло и приятно».

По словам режиссёра, в первый раз в Улан-Удэ его пригласил художественный руководитель Русского драматического театра Сергей Левицкий: «Он мой коллега, мы учились вместе в магистратуре школы-студии МХАТ, но он на несколько лет старше. Он написал нашему мастеру Виктору Рыжакову, и я приехал. А во второй раз в каком-то смысле, я даже напросился. Наверное, я такой хреновый профессионал, что не гонюсь за количеством спектаклей - для меня всё это большая шутка и развлечение, и я стараюсь работать с теми, кто мне очень нравится. С артистами Русского драматического театра имени Бестужева у меня случилась какая-то любовь, взаимопонимание и интерес. Поэтому я и стал писать Сергею – давай мы придумаем что-нибудь ещё. Постепенно мы пришли к «Вишнёвому саду» и это очень странная и смешная история. Однажды я проснулся в девять утра (для меня это очень рано, так как я ложусь под утро) и написал Сергею Левицкому: «И что?», а он мне отвечает: «Назови пять пьес». Я пытаюсь быстро включить мозги, и называю «Вишнёвый сад», потому что это пьеса, которую я у Антона Павловича Чехова люблю больше всего. Он говорит: «О'кей, берём её в разработку». Так что это всё получилось почти случайно, хотя уверен, что у Левицкого уже были какие-то соображения на этот счёт, и мы с «Вишнёвым садом» просто с ним совпали».

Герой программы «Мнение» считает, что в театре он человек случайный: «Вообще-то я закончил военно-морской кадетский корпус. Мой отец капитан флота, и после корпуса у меня был выбор - военная карьера или гражданский флот. Пошёл учится на гражданский флот, поступил в Академию водного транспорта, через какое-то время её бросил, потом снова поступил и снова бросил. Родители сказали - ну-ка, непутёвый сын, вернись домой, в Чебоксары - я учился в Нижнем Новгороде. Я вернулся и начал работать - развозил соки и алкоголь по барам и ресторанам. Примерно четыре ночи в неделю тогда я проводил в ночном стриптиз-клубе – это было место нашей тусовки с моими друзьями - арт-директорами. И через какое-то время одна из стриптизёрш рассказала мне, что в местном институте культуры и искусств набирает очень хороший мастер. Я подумал - это интересно, и поступил. Проучившись там три года, я в очередной раз всё бросил, и уже понял, что пора ехать в Москву получать серьёзное образование. Сначала я закончил Московский институт культуры и искусств - у меня были потрясающие мастера - это Николай Скорик, режиссёр художественного театра и «правая рука» Олега Николаевича Ефремова, и Никита Высоцкий. Затем была магистратура школы-студии МХАТ у Виктора Рыжакова».

По словам Павла Данилова, жанр балагана необходим, «чтобы поговорить с Антоном Павловичем Чеховым. Когда Чехова не стало, его сестра вымарывала его переписку, а он был достаточно жёстким человеком и не стеснялся в словах. Сестра всё это очень сильно корректировала, а потом советская власть окончательно сделала из него доброго, хорошего, светлого парня в пенсне. Кто-то вспоминал – Чехов, как врач, знал, что серьёзно болеет, «Вишневый сад» писался им в сильных мучениях и страданиях, и однажды он сказал: «Поехал к себе подыхать». Балаган необходим для того, чтобы снять бронзу с Чехова, хотя в любом случае он классик. Мне интересно и то время, когда Чехов писал «Вишнёвый сад», но интересно, и то, как я соотношу эту пьесу с сегодняшней ситуацией. Наверное, для меня это вневременная история, тут много всего, и мы закладываем разную музыку - от сегодняшней до совсем-совсем старой. Скорее мы пытаемся разобраться с нашим культурным кодом. В «Вишнёвом саду» мне важна рабская позиция нашего народа, который, как мне кажется, где-то глубоко внутри до сих пор не избавился от крепостного права. И это и моя позиция, я буду говорить про себя, и от этого рабского состояния очень хочется избавиться, или, по крайней мере, внятно это в себе сознавать. Премьера «Вишнёвого сада» назначена на 12 и 13 апреля, и я бы хотел пригласить зрителей - там будет много музыки, прекрасной игры артистов, мы постараемся о чём-то поговорить и что-то понять. Возможно, мы будем неправы и нас можно будет за это осудить и забросать помидорами - жанр балагана и площадного театра это позволяет».

25.03.2019 Автор: Информационное агентство БМК

Комментарии

Модуль "Форум" не установлен.

Авторизуйтесь, чтобы добавлять комментарии

Последние комментарии