Любовь - сестра поэта

Ей довелось быть дочерью писателя Шираба Нимбуева, сестрой поэта Намжила Нимбуева и суметь поднять их имена над временем.
Диляра Батудаева, «Номер один».
156

Чудо жизни

Ее жизненный путь начался не совсем обычно. Отец - народный поэт Бурятии Шираб Нимбуев - писал для детей добрые сказки, но его мечта о собственных детях никак не сбывалась. Они с женой семь лет не могли родить свое дитя, когда недолгая связь с соседкой привела к рождению дочери – крошечной девочки менее двух килограммов весом. После решения женщины   отдать ребенка в детдом  писатель решил повиниться перед женой.

- Мама была мудрой и спокойной бурятской женщиной,  выслушав, не расстроилась, а обрадовалась и спросила только: «Почему ты не забрал дочь с собой?» - вспоминает Любовь Ширабовна Нимбуева-Базарова.

Передача ребенка от соседки в семью Нимбуевых состоялась через щель в заборе. Отодвинув доску, родители приняли внезапное дитя. А вечером соседка Анна Архиповна пришла к ним с просьбой вернуть дочь обратно: «Погорячилась я, не могу, отдайте», но, увидев отчаяние семьи, обмерла. «Значит, судьба такая», - сказала она в сердцах и согласилась кормить свое отданное дитя. Так они и спали: две женщины, а между ними ребенок – неожиданная дочка в доме сказочника и поэта. Девочку назвали Намжилма, дав в придачу еще и русское имя  Любовь. До семи лет она не говорила по-русски и только к школе специально начала осваивать новый язык.

Только спустя 17 лет увидела родную мать. Русская женщина, пришедшая в их дом, внимательно рассматривала девушку.

- После я узнала, что эта женщина родила меня. Но ничего внутри меня не екнуло, хотя мы даже пытались поддерживать связь. Однажды, приехав в Монголию по турпутевке, я ночевала у них. Нам с Анной Архиповной постелили на одном диване. Я боялась пошевелиться, бок затек, но  так и пролежала всю ночь, - вспоминает Любовь Ширабовна.

Потом они   пытались встретиться с братом, но все как-то не срослось, в итоге следы той семьи затерялись где-то на западе России…

Фото из личного архива Л. Нимбуевой

Намжил

Согласно бурятскому поверью, взятый бездетной семьей ребенок «приводит» за собой других детей. Так и вышло. Через три года после рождения Намжилмы случилось чудо: бездетность навсегда покинула дом Нимбуевых. Мальчика, которого «привела» Намжилма, назвали Намжилом.  Потом родились еще двое детей. В то утро, когда родился Намжил, отец шел с работы после ночной сдачи очередного номера газеты, редактором которой работал. От радости он пел. Светило солнце. И не знал, что этот стеснительный и мечтательный мальчик будет его сыном так недолго.

Ее брата не стало, когда ему было 23. Отец пережил его лишь на несколько дней. Шираб Нимбуев – весельчак и юморист, болел уже давно, но смерть сына ускорила его уход. Она помнит, как незадолго до смерти он пристально смотрел на нее. «Наивная ты у меня, чистая, постоять за себя не можешь, сколько же тебе придется перенести», - сказал отец. Бывший батрак, прошедший путь от низов до уважаемой верхушки советской интеллигенции, он знал, как устроена жизнь. А Люба еще долгие годы вспоминала слова отца. Что говорить, если 15 лет она не могла набраться смелости осадить коллегу,   третировавшую ее на работе. Понадобились годы, чтобы  смогла сказать ей: «Немедленно выйди и закрой дверь с той стороны». Это было просто восстание, от которого у всех округлились глаза.

Пророческий сон

После смерти ее брата Намжила  небольшими тиражами вышли только два сборника его стихов. Прекрасные, пронзительные строки оставались доступны лишь узкому кругу. А ведь творчество Намжила Нимбуева потрясло современников. Знаменитая бурятская балерина Лариса Сахьянова признавала его величайшим поэтом из всех, которых знала. Проблема была в том, что новые поколения не знали стихов поэта, и с этим неумолимо надвигающимся забвением надо было что-то делать.

Все начало меняться в 2002 году. 13 сентября она проснулась, явственно ощущая ласковое прикосновение к щеке. Ей снился необычный сон: в нем она увидела Далай ламу,   сидевшего на возвышении, окруженного толпой людей. Она шла среди толпы, когда какой-то монах протянул ей голубой хадак. «Вы меня знаете?» - спросила она. «Конечно, знаю», - ответил монах и ласково погладил ее по голове. От этого прикосновения и проснулась. 
Дальше начались чудеса. Однажды на одном из сайтов   увидела, что Далай лама проведет молебен в Австрии  и, самое неожиданное, один из меценатов решил оплатить поездку для семерых. Любовь Ширабовна написала заявку за себя и своих четверых коллег. Каково же было удивление, когда заявку одобрили через 15 минут.

- Молебен должен был состояться 10 октября, а у нас не было ни паспортов, ни шенгенской визы. Чудо состояло в том, что мы успели все подать, и даже перелет до Москвы нам обошелся в полцены, - вспоминает Любовь Ширабовна.

Оказавшись в Австрии среди верующих буддистов,   не могла поверить: ее сон сбылся наяву. Этот момент считает переломным.

- Если раньше я что-то делала в память об отце и Намжиле, то   это все было незначительным, шло трудно. После поездки дела стали разворачиваться сами.

Вдруг нашлись единомышленники, которых она перечисляет поименно. Земляки, молодежь Еравны  принялись помогать ей  придумывать идеи, которые предстояло воплотить. Так появился Сад камней на въезде в Еравнинский район – родину их предков, начались поэтические турниры, на которые стала подтягиваться молодежь. Вышли в свет книги «Зархай - сын Тархая», оформленные тогда еще малоизвестными сестрами Ертахановыми. Во время работы над этой книгой их заметил меценат и галерист Константин Ханхалаев.

Место для Сада камней выбрали на холме в стороне от дороги.  Камень со строками Намжила Нимбуева: «О, Еравна, размах твоих крыльев широк! Каждый камень и лист здесь на духе Отчизны настоян…» стал первым в череде камней со стихами поэтов из Еравны и «сел» в природную лунку так, что укреплять не понадобилось. Когда она приезжает, там всегда кукует кукушка.

- Откуда берется? Леса то нет рядом, - удивляется Любовь Ширабовна. И видит в этом знак – пение кукушки так любил Шираб Нимбуев.

- Очень многие люди появились в моей жизни – Николай Цыремпилов, Туяна Зондуева, Жанна Дымчикова. Создалась целая команда энтузиастов. Без них ничего бы не состоялось. Они искренне восхищались творчеством Намжила, гордились и хотели все это показать людям. Многие помогали деньгами.

Фото из личного архива Л. Нимбуевой

Пенсия и новая жизнь

К этому времени Любовь Ширабовна вышла на пенсию  и началась у нее совсем иная жизнь. При поддержке общества «Молодежь Еравны» она впервые организовала поэтический конкурс им. Намжила и Шираба Нимбуевых. Сама находила спонсоров, придумывала призы, желая поддержать молодых поэтов.  В том же, 2002 году ее нашел Театр-студия «АзАрт» ( позднее  театр пластической драмы «ЧелоВек»). Актеры театра во главе с режиссером Игорем Григурко были влюблены в творчество Нимбуева и приложили немало усилий, чтобы разыскать сестру поэта.

- Через Иркутск искали, - вспоминает Любовь Ширабовна о начале многолетней дружбы с этим удивительным коллективом. Появление «ЧелоВека» лишь укрепило ее в убеждении: не хлебом единым жив человек, есть люди, которым по-настоящему нужно то, что стоит над прозой человеческой жизни.

Спектакль поставил и театр кукол «Ульгэр». А она начала знакомить школьников с творчеством Нимбуевых.

- К моему удивлению, дети проникались, внимательно слушали стихи и задавали вопросы, - вспоминает Любовь Ширабовна.

Постепенно ей удалось издать двухтомник стихов брата. В прошлом году в центре Улан-Удэ появился переулок его имени, украшенный знаменитым художником Зорикто Доржиевым. Специальный приз для турниров создан скульптором Даши Намдаковым, а в Болгарии установлен бюст ее Намжила работы Баира Сундупова. Идея создания переулка пришла из народа – ее предложили в фейсбуке и реализовали при поддержке Сергея Бурдикова. Молодежный театр поставил спектакль Артема Баскакова на стихи Намжила Нимбуева. Многие и многие имена  людей, ставших ей друзьями, она вспоминает с благодарностью.

Если бы

«Какой плодотворной и счастливой могла быть судьба поэта, если бы он был жив», - часто слышала Любовь Ширабовна.   В ответ лишь качает головой. Быть пробивным, устроенным в жизни, солидным ее Намжил не смог бы. Он был «бескожим», его любили друзья, мечтательный лидер, который вряд ли сумел прожить эту жизнь без боли.

- Как Веллер писал о таких, как он: люди с другой энергетикой уходят, как с виража, не выдерживают, - говорит она задумчиво.

О его уходе однажды один журналист написал, будто поэт захлебнулся собственной рвотой. С тех пор эта версия о юном поэте, чья жизнь закончилась так прозаически, ушла в народ и ранит сердце Любови Ширабовны.

- Тот журналист потом приходил покупать сборник стихов Намжила. Я ничего не сказала, только до сих пор задаюсь вопросом: зачем он это написал? Видимо, когда в статье нет чего-то такого, она кажется менее интересной. Намжил умер от сердечного приступа. Друг нашел его стоявшим на коленях, уткнувшись лицом в кровать. Прочитав ту статью, он был возмущен до глубины души, но… ничего не поделаешь…

Защита от подлости

Теперь может показаться, что все ей давалось легко. Сама же Любовь Ширабовна считает себя оптимистом и тяжелого вспоминать не любит. Не рассказывает, как ходила по кабинетам, днями просиживая в очередях и приемных. Один случай все же запал ей в душу. Когда-то первый президент Бурятии Леонид Потапов, бывший ученик ее мужа, выделил деньги на покупку компьютера для работы над книгой стихов. Время было странное, ходить за деньгами в банк пришлось ровно 30 дней. Потом деньги нужно было отдать одному назначенному ответственному лицу, чтобы он сам купил компьютер и доставил его Любови Ширабовне. В назначенный день прибыла новая коробка со… старым компьютером. «Вам и такого хватит», - сказало должностное лицо. Жаловаться Потапову Нимбуева постеснялась.

- Благодарю судьбу, что она защитила меня Намжилом. Это моя духовная защита от подлости, серости. Благодаря ему  я нашла стольких людей и научилась защищаться от тех, кто делает больно.

Уже 49 лет как нет ее отца и брата. Иногда ей даже не верится, что когда-то она была сестрой этого чудесного мальчика, в память о котором   много лет пытается делать что-то хорошее. Он словно сон, сбывшийся с ней однажды. Ее отцу, Ширабу Нимбуеву, в этом году исполнилось бы 110 лет, почти половину из которых она живет без него и с ним – в ее сердце, детях, близких.

Оригинал: https://gazeta-n1.ru/archive/2020/0/85261/ 

Читайте также