Монументальная красота

О работах и творческой энергии знаменитого скульптора из Улан-Удэ.
Марина Эрмиль, Ариг Ус
161

«Его авторский стиль – это сочетание древних образов кочевой культуры и современного авангардного искусства. Герои старинных мифов в его работах становятся символами свободы, движения и энергии», - гласит описание к творениям Баира Сундупова в крупнейшей в Сибири галерее Виктора Бронштейна. Но на этом кругозор художника не заканчивается. В своих скульптурах Баир отражает не только национальные мотивы, но и увековечивает память знаменитых людей республики.

Фото предоставлены героем публикации

Памяти Доржи Банзарова

Однажды профессору Николаю Цыремпилову пришла идея установить мемориальную доску, посвящённую Доржи Банзарову. На мысль его вдохновил режиссер Олег Юмов, который тогда только задумывался о съемках документального фильма о первом бурятском ученом. Ответственная миссия по изготовлению бронзового портрета легла на плечи Баира Сундупова.

Скульптор уложился в кратчайшие сроки, и доску установили на стене одного из корпусов Казанского федерального университета, где более 170 лет назад учился Доржи Банзаров. Именно в этом учебном заведении в 1846 году он представил выпускную работу «Черная вера, или Шаманство у монголов», изданную в «Известиях» Казанского университета и ставшую самым значительным трудом молодого ученого.

Этот портрет – не первая работа Баира, навечно запечатлевшая в бронзовых бликах известного человека. Тяга к монументальному искусству появилась у скульптора еще во времена учебы в университете.

Фото предоставлены героем публикации

Случайности не случайны

Баир родился в Кяхте в семье простых служащих, а в пятилетнем возрасте вместе с родителями переехал в Улан-Удэ. Почувствовав способности сына к творчеству, они отдали его в художественную школу. После ему удалось поступить в одно из самых престижных высших учебных заведений художественного профиля в СССР - Высшую художественно-промышленную Академию имени Мухиной в Ленинграде.

- Мне все нравилось – и рисовать, и лепить. Мой преподаватель предложил поступить в Ленинград на скульптуру, хотя с моими баллами я мог пойти и на живопись. Мне сказали, что, если не понравится, смогу перейти туда, куда хотел изначально. Но мне понравилось. Вот так, можно сказать, случайно я стал скульптором, - вспоминает Баир.

На отделении монументальной скульптуры под руководством именитых деятелей российской художественной скульптуры он проучился пять лет. На дворе бушевали лихие девяностые, ставшие сложным временем для людей искусства. Баиру приходилось браться за работу лепщика, реставратора и дизайнера.

- В то время «новые русские» выкупали старинные дома. Знакомый, занимающийся интерьерами, предложил мне пойти поработать в бывшую коммуналку в 30 комнат. Мне было интересно делать эскизы, объемные скульптуры, лепнину. На самом деле здорово, когда тебе дают возможность придумывать и лепить все самому.

Фото предоставлены героем публикации

Подобные работы давали скульптору бесценный опыт. За годы жизни в Северной столице Баир реставрировал фасады и интерьеры известных памятников петербургской архитектуры и даже изготавливал декорации для Мариинского театра.

- В Мариинке мы изготавливали декорации и лепили пятиметровые скульптуры, тогда я вплотную познакомился со стеклопластиком, - вспоминает художник. – Однажды для одной постановки нам из музея принесли настоящие рыцарские доспехи, а мы снимали с них формы и делали копии из стеклопластика. В общем, масштаб работ мне очень запомнился.

Баир признается, что в его работах никогда не проскальзывали нотки деревенско-национального стиля, поэтому после возвращения на родину ему пришлось познавать Бурятию заново. Именно поэтому основная идея его творчества прослеживается в выражении культуры своего народа при помощи современного авангардного искусства.

- Конечно, у меня бурятская семья – отец кяхтинский, мама бичурская. Но с детства я жил в полукриминальной обстановке на Стеклозаводе, а там было, можно сказать, рабочее «гетто». После Питера и влияния европейской школы я вернулся домой и открыл Бурятию уже по-другому.

«Профессионалы не ждут вдохновения»

По словам художника, для профессионала не существует такого понятия, как вдохновение, есть только работа и конечный результат. Например, при разработке интерьера ему стоит лишь взглянуть на помещение, как в голове тут же выстраивается картинка. Главное — сразу зарисовать или записать свои идеи, так как мысль может быстро уйти.

- Все чувства уже бывают настроены на работу. Поэтому важно подмечать и видеть детали, отсюда выстраивается композиция. Иногда могут помочь книги или Интернет – идею можно почерпнуть оттуда и перенести на свою будущую скульптуру.

Фото предоставлены героем публикации

Мастер умеет работать с любым материалом. Гипс нужен в изготовлении лепнины в интерьерных работах, на скульптуры побольше требуется бронза, в таких случаях лучше материала не найти. Для маленьких фигурок в ход могут пойти глина и пластилин. При этом ключевой момент в работе – это каркас. Правильно изготовленная основа составляет половину скульптуры, поэтому с ней нужно быть внимательным.

- Обычно я изготавливаю две-три работы одновременно. Это делается для того, чтобы не замыливался глаз. Изготавливаешь одну, откладываешь, переходишь ко второй, а по прошествии времени возвращаешься к первой и подмечаешь ошибки.

Фото предоставлены героем публикации

У скульптора есть и свои профессиональные ритуалы. Перед работой мастер обязательно подметает в мастерской и делает уборку на своем рабочем месте, даже если чисто. После этого Баир заваривает чай и некоторое время изучает свое будущее творение, прежде чем продолжить процесс создания.

- Если не отвлекаться, то можно сделать все быстро, например, годовая работа может быть готова уже через две недели. Однако скульптура должна отстояться. Обычно я откладываю ее в сторону, а через месяц замечаю недочеты и ошибки. Для лучшего результата можно отложить ее еще на какое-то время, и, если ничего не смущает, то можно и миру показывать. Ведь главное, чтобы сначала понравилось самому.

Фото предоставлены героем публикации

Культура в бронзе

За всю свою творческую карьеру мастер участвовал в крупных международных выставках в Москве, Париже и Флоренции. Его скульптуры находятся в частных коллекциях в России, Франции и США.

Но больше всего работ известного скульптора хранится, конечно же, в Бурятии. Например, установленный на бульваре Карла Маркса в 2008 году монумент «Небесный воин», или «Тэнгэриин Баатар», выражает идею мирового Древа, или Оси, связывающей между собой средний и верхний миры – мир, заселенный людьми и животными, и мир божественный. На вершине этой Оси и пребывает воин, доносящий до божеств-хранителей и священных предков человеческое послание с просьбой даровать благополучие и процветание людям.

Кроме того, благодаря скульптору стало легче найти переулок Намжила Нимбуева. Недавно на улице Ленина появилась медная плита с указанием направления. К слову, два года назад Баир изготовил бюст бурятского поэта, который установили в комплексе «Двор кириллицы» болгарского города Плиска. А в 2019 году для продвижения фильма по рассказу поэта «Под вечным синим небом» мастер создал 23 бронзовых бюста по количеству прожитых им лет.

- Меня затронула его творческая кипучая неуёмная энергия. Это очень сопереживаемо и близко для нас, мы все были в этом возрасте, ходили по этим улицам и даже застали это время. Чем больше мы будем говорить о Намжиле, тем больше людей заинтересуются поэзией, узнают о нём, о его творчестве, - отмечает художник.

Фото предоставлены героем публикации

Одной из самых удавшихся своих работ Баир называет скульптуру, сделанную специально для Баргузинского заповедника. Ее установили в прошлом году на въезде в Забайкальский национальный парк. Необычной композиции высотой полтора метра, представляющей собой женщину, обнимающую ребёнка, дали название «Байкальские легенды». Но мастер отмечает, что если бы литье было хорошее, то работу можно было бы сделать лучше

Фото предоставлены героем публикации

Грандиозные планы

Творческая энергия продолжает вести скульптора вперед. Недавно на встрече с мэром Улан-Удэ Баир предложил установить две скульптурные композиции на аллее отцов «Отец и сын» и памятник врачу и тибетологу Петру Бадмаеву на улице Соборная. Кроме того, мастер в любой момент готов взяться за работу над памятником общественнице Эржене Будаевой. Но пока этот вопрос завис в воздухе – в июне на конференц-связи с членами правительства республики, представителями администрации города и родственниками Эржены Будаевой было принято решение о проведении конкурса на лучший эскиз монумента.

Читайте также