Племянница культовой писательницы поделилась неизвестными фактами из жизни Раисы Белоглазовой

Свои произведения об Улан-Удэ и горожанах она создавала, будучи прикованной к постели
Роксана Родионова, МК в Бурятии
633

16 мая 2021 года исполнилось 93 года со дня рождения Раисы Белоглазовой, чье творчество заняло прочное место в литературно-художественной жизни «таежной, озерной».

Однажды она сказала: «И все-таки мне очень повезло. Я встретила в жизни много прекрасных людей. Все книги, которые я написала, — это их книги». И на самом деле, герои не одного десятка произведений — обычные люди, ее и наши соседи и друзья, родные и знакомые.

В простых историях увлекательный сюжет сочетается с житейской мудростью, а писательское мастерство — с тончайшим психологизмом. Неудивительно, что эти повести, романы, рассказы до сих пор находят мощный отклик в читательских сердцах. Сквозь призму личных воспоминаний о народной писательнице Республики Бурятия рассказала ее родная племянница, бывший библиотекарь Людмила Сухаева. Неизвестные факты из жизни известного прозаика — в нашем материале.

ЛЮДМИЛА СУХАЕВА.ФОТО: МК В БУРЯТИИ

О детстве и болезни

— Мой отец Петр Васильевич — родной брат Раисы Васильевны. У семьи Белоглазовых было трое сыновей и столько же дочерей. Тетя — самая младшая из девочек. Родилась она в 1928 году. Лет в десять подхватила полиомиелит, которым болели многие дети на тот момент, и перенесла паралич. Мучилась сильными болями, хоть и не жаловалась на них. И не только не ходила, но и не сидела самостоятельно, даже не посещала школу (позже окончила ее — учителя приходили на дом, одноклассники приносили домашние задания). Врачи из Улан-Удэ долго не могли определить болезнь, и дедушка отвез дочь в клинику Иркутска, где она провела несколько месяцев, а профессор поставил точный диагноз — но слишком поздно. Если бы начали лечить сразу, смогли бы восстановить, наверное... Эта история нашла отражение в романе «Черемуховый цвет», главная героиня которого — пианистка Женя Голубева.

О силе духа

— Раиса Васильевна читала много книг, изучала медицину и стала очень подкованной в этой области. Знала практически все, особенно о нервных заболеваниях. Пока родители не объяснили, я, маленькая, не понимала, почему же тетя не ходит, и смотрела на ноги — неподвижные, но изящные, со ступнями как у маленького ребенка. Перед читательскими встречами не без посторонней помощи она надевала стоячий корсет из тугой кожи и сидела в нем. Тяжело дышала, сильно уставала… Но ловко пересаживалась с одного стула на другой, пыталась передвигаться на двух костылях. Была очень уравновешенной, умела держать себя в руках. Никогда не возмущалась, не нервничала, не кричала и не плакала, что бы ни случилось. Даже на похоронах просила успокоительного, а слез не проливала. Настолько сильным характером обладала, до такой степени внутренне самовоспиталась. Возможно, и болезнь закалила: если раскисла бы тогда, как жила бы дальше? Всегда доброжелательная, глаза добрые — будто светятся.Некоторые говорят, что мы похожи чем-то.

Семейные узы

— Сначала она жила около сельхозинститута с отцом и матерью. В небольшом холодноватом доме занимала самую большую комнату. В своих воспоминаниях поэтично описывала то, что видела за окном — облака, деревья... Я жила возле ЛВРЗ с папой и мамой, и каждую субботу или воскресенье мы ходили пешком по песку через маленький лесок с тоненькими сосенками в гости к бабушке, дедушке и тете. Она радовалась, когда видела меня — брала за руку, усаживала подле себя, расспрашивала: «Как живешь?», «Что делала?», ненавязчиво давала советы. Инoй раз притихнешь, мама моя крикнет: «Ты где?», а Раиса Васильевна говорит: «Здесь она, не беспокойтесь!». Любила разговаривать и с остальными племянниками. Потом поселилась на улице Комсомольская с моим дядей, Борисом, его женой Валентинoй — простой женщинoй из Горхона, и их детьми — Леной и Сережей, которого описала в сборнике рассказов для детей «Пластилиновый мальчишка». Дома у них постоянно толпились люди — от мала до велика: соседи, друзья, знакомые, учителя, писатели, журналисты. Валентина ухаживала за Раисой и после того как погиб Борис.

Говорящая фамилия

— Когда я поступала в институт культуры, не рассказала об этом тете, которая могла бы оказать протекцию — хотела справиться своими силами. И смогла. Училась неплохо, литературу любила, как и мой папа, который знал много стихов Пушкина, Некрасова, Лермонтова, читал их мне перед сном и сочинял сказки на ходу. Видимо, это у нас семейное (улыбается). Девичья фамилия говорила сама за себя. Одна преподавательница увидела ее на листке с сочинением и спросила: «А вы не родственница Раисы Васильевны?». Ответила утвердительно. Такой же вопрос мне задавал и другой преподаватель (по истории), что казалось удивительным. Ведь в те времена о Раисе Белоглазовой знали далеко не все, зато в последнее время ее биографией и произведениями интересуются многие.

НА ВСТРЕЧЕ С ЧИТАТЕЛЯМИ.ФОТО: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА.

О помощи и поддержке

— Мой муж и тетя Рая души друг в друге не чаяли. Она не была замужем, не имела детей — из-за проблемного позвоночника ребенка просто не выносила бы. Когда супруг мой целовал ей руку и приносил цветы, сама словно расцветала. А на общих застольях со своего лежака кричала: «Николаю Михайловичу — лучший кусочек!». После того как тетя Валя потеряла сына (Сережа умер в 43 года), семья осталась без мужчин, и Коля помогал по дому — тут починит, там подладит. А затем заболел. И лишь благодаря тете, обратившейся к знакомым врачам, мужа положили в больницу, а спустя месяц поставили диагноз. Через четыре года он умер… Раиса Васильевна стремилась помогать всегда — и в тяжелые девяностые годы. Однажды я, расстроенная, зашла к ней, прежде чем заложить в скупку перстень — единственную золотую вещицу. «За такую память и копейки дадут», — упрекнула тетя, забрала кольцо, предложила: «Я займу тебе денег, отдашь, если сможешь» и сохранила его. И сама дарила мне золотое колечко.

О пути в литературу и дружбе с писателями

— Сколько помню, тетя Рая либо лежала на животе, либо сидела, облокотившись. Но хотя почти не передвигалась, вечно чем-нибудь занималась. Свесится вниз с кушетки, поставит тазик, откроет кран с водой и постирает вещи, заштопает их. Очень целеустремленной была. Прошла курсы переводчиков немецкого языка, писала на нем рассказы и зарисовки о природе, отправляла в журнал и получала положительные отзывы. Окончила и заочное отделение Литературного института имени Горького, стала членом союза писателей СССР. Изучала русскую, советскую, зарубежную литературу, читала журналы «Новый мир», «Дружба народов», «Иностранная литература», которые приносила я. День строго разграничивала, посвящала своим книгам утро, и если люди приходили в это время, то понимали: беспокоить ее не надо. Писала от руки (и вообще делала все руками, поэтому имела широкие, развитые плечи) или печатала на машинке и отдавала в набор.

В разных местах, в том числе «красных уголках» заводов она часто встречалась с читателями, которые делились впечатлениями. Общалась с единомышленниками — бывшей заведующей музеем ЛВРЗ, председателем литературного объединения «Олимп» Светланой Нестеровой, журналистом Лидией Мельниковой, краеведом Евгением Голубевым. Дружила с поэтами и писателями. На ее 50-летний юбилей пришли около 25 литераторов. Лично мне запомнился представительный Исай Калашников. А когда тетю наградили за роман «Черемуховый цвет», после выхода которого шло много взволнованных писем от людей с инвалидностью, заказали ей огромный торт в виде открытой книги с кремовой веткой черемухи.

Редкие книги

— Больше всего я люблю маленькие рассказы Раисы Белоглазовой, а многие читатели — повесть «Ритка», которая им близка как история об обычной семье, обыкновенных детях и главной героине — 15-летней школьнице, оказавшейся по стечению жизненных обстоятельств в чрезвычайно сложном положении. Чтобы написать ее, тетя общалась с ребятишками и брала прообразы с них. Несколько лет назад «Ритку» переиздал сын народного писателя Бурятии — Алексей Корнаков. Когда я увидела эту книгу, то связалась с ним, представилась и попросила экземпляр. Он передал три через Центральную городскую библиотеку — правда, только первую часть. Претензий за переиздание мы, родственники, не имеем, потому что сами средствами на это не располагаем. Пусть люди читают. Сейчас книги Раисы Белоглазовой найти сложно. И у меня нет полной коллекции всех произведений, хотя тетя дарила их вместе с авторскими подписями. Взяли почитать и не вернули назад.

О поездках и путешествиях

— Тетя Рая не любила передвигаться на инвалидной коляске. Ездила по республике с дядей Борей на машине, и по стране — с тетей Валей на поезде. Стремилась лучше узнавать родной город, для чего беседовала и переписывалась со всеми. Бывала на курорте в Аршане, где жила у знакомых, побывала на курорте в Прибалтике, увидела Черное море. Отчаянная, она покупала билеты в купе и договаривалась с проводниками, которые выпускали в туалет на остановках.

Одна за всех и все за одну

— Во время войны она вела переписку с моим отцом, авиамехаником эскадрильи, об их младшем брате, который ушел на фронт в 19 лет, воевал три месяца и пал в Польше. Папа пишет: «У меня все нормально. Как вы там?». А тетя: «Валентин погиб. Мама болеет, в ужасном состоянии». Фронтовая открытка и блокнотный листок хранятся у меня до сих пор... У тети с папой были очень теплые отношения. Случалось, он искал по всему городу дефицитные продукты — ту же капусту для засолки — и покупал и себе, и ей. Новый год праздновали все вместе, стряпали пельмени — такую традицию завели. Бабушка завещала детям: «Никогда не бросайте свою сестру». И они всегда следовали этому завету.

Справка

Раиса Белоглазова родилась в семье машиниста-железнодорожника в Улан-Удэ 16 мая 1928 года. В 1937-м после первого класса оказалась прикована к постели детским спинномозговым параличом. Неправильно поставленный диагноз и неверно выбранное лечение обернулись пожизненной инвалидностью. Благодаря собственному трудолюбию и помощи неравнодушных людей получила среднее образование. В 1951 году закончила четырехгодичные курсы иностранных языков и тогда же занялась литературной деятельностью. В 1963-м окончила заочное отделение литературного института имени Горького, для поступления в который была рекомендована после первых же публикаций. С 1987 года принята в члены союза писателей СССР. Написала романы «Наши соседи» (1955), «Черемуховый цвет» (1971), «Горожане» (1987), повести «Целеустремленность» (1953), «Незаконченная рукопись» (1958), «Первая четверть» (1962), «Ритка» (1982), сборник рассказов «Встреча в пути» (1980), «Ветка багульника» (1960), «Праздничным вечером» (1965), «Борька и другие» (1965), «Дождливый ноябрь» (1969), которые выпустило Бурятское книжное издательство. Ее книги выпускали издания не только Улан-Удэ, но и Иркутска, а также Москвы — в знаменитом «Современнике». Ее произведениями о простых людях (школьниках, горожанах, сельчанах) зачитывались жители всей республики — искали в библиотеках, покупали в магазинах, брали друг у друга. А в 1990 году журнал «Байкал» опубликовал автобиографические записки «Из книги прошлого», где бурятская писательница рассказывает о своем неповторимом жизненном и творческом пути. Белоглазова занималась и общественной деятельностью — выступала в школах, вузах и на телевидении, писала публицистические статьи в региональные газеты. Награждена орденом «Знак Почета», почетными грамотами Президиума Верховного Совета РСФСР и Президиума Бурятской АССР. Имеет почетное звание «Заслуженный работник культуры Бурятской АССР», республиканскую литературную премию Бурятской АССР за роман «Черемуховый цвет». Раиса Васильевна умерла в 2002 году. 16 мая 2013 г. была установлена мемориальная доска народной писательнице Республики Бурятия Раисе Васильевне Белоглазовой на стене дома №2а по ул. Комсомольская, где она провела последние годы своей жизни.

Читайте также