Валентин Колесников: «Опера – это уже давно не скучно»

Интервью с ведущим солистом Красноярского театра оперы и балета
Информ-Полис
231
Фото: предоставлено пресс-службой БГАТОиБ

23 и 24 марта на сцене Бурятского театра оперы и балета состоялись показы премьеры 2021 года — оперы «Князь Игорь». Исполнить партию Владимира Игоревича приглашен ведущий солист Красноярского театра оперы и балета имени Д. А. Хворостовского, лауреат международных конкурсов Валентин Колесников. 

О знакомстве с миром оперного искусства, о побеждающей теме любви в творении А. Бородина, а также свои впечатления о Бурятии гость рассказал в интервью «Информ Полису». 

- Валентин, это ваше первое выступление в Бурятии? 

- Да, я в вашем театре впервые по приглашению маэстро Владимира Алексеевича Рылова. Это большое счастье – работать с музыкантом такого высокого уровня. 

- Почему выбор пал на вас? 

- Так получилось, что я исполнял партию Пленника в опере «Кавказский пленник», которую маэстро Рылов поставил у нас в Красноярском театре, по-моему, в 2017 году. Артисты о нем отзывались с большим восторгом. Я слышал очень много хороших слов. Он услышал мою запись, и мы созвонились. Теперь я на личном опыте убедился, что это действительно все правда. 

- А в Бурятии вы тоже впервые? Какие у вас впечатления? 

- Дело в том, что я был уже в Улан-Удэ девять лет назад. Впечатление о городе очень хорошее. Могу сказать, что впечатления с каждым разом все лучше и лучше, потому что в 2015 году я приезжал в ваш город как спортсмен. Я выступал на соревнованиях по баскетболу, играл за Омскую область. Как сейчас помню, мы жили в отеле, из окон которого был виден крутой подъем в гору. Для меня это произвело большое впечатление, потому что в Омске дороги очень ровные. Была солнечная погода, комфортная температура воздуха. Очень приятно было здесь находиться. И у вас очень хорошие спортивные площадки. В этот раз меня тоже радушно встретили. Потрясающая организация, потрясающие места. Меня сопроводили, все показали и рассказали. Это создает впечатление о театре, о городе, о людях, и оно самое положительное.

- Вы бы вернулись снова? 

- В планах сейчас уже приехать на международный конкурс вокалистов им. Базарсадаева, который пройдет с 20 по 22 апреля. Буду учувствовать в конкурсе. В общем, планов очень много на самом деле. Не могу их все сейчас открыть. Надеюсь, что в будущем меня свяжут очень тесно творческие взаимоотношения с Бурятским театром.

- Какими тремя словами вы бы описали первое впечатление о Бурятском театре оперы и балета? 

- Наверное, монументальный. Это первое, что я почувствовал, увидев театр. Национальное достояние, которое, как я вижу, люди очень любят. И с большим восторгом принимают артистов, что тоже очень немаловажно для театра. Ну и, скорее всего, рост, потому что я вижу, что театр растет, развивается. В театре заинтересованы в поиске хороших голосов, в подъеме творческого уровня артистов. Это очень здорово, потому что не везде есть такое стремление к развитию. 

Фото: предоставлено пресс-службой БГАТОиБ

- 23 марта вы будете исполнять партию Владимира Игоревича. Расскажите про своего героя. 

- Мой герой, он, конечно же, лирический персонаж. Этот юноша очень пылкий, страстный, который, находясь в плену, влюбляется в дочь хана Кончака. Для меня эта партия — проявление большой страсти, юности, любви. Эта партия близка моему темпераменту, поэтому мне всегда очень радостно ее исполнять и вообще прикасаться к этой прекрасной музыке, потому что «Князь Игорь» — это, конечно, национальное достояние российской культуры. Эта опера везде находит горячий зрительский прием. 

- А можно ли сказать, что линия Владимира Игоревича и дочери хана отличается от линии Ярославны и самого князя? В первом случае, это история про супругов, которые любят друг друга, и жена хранит очаг, пока он уходит на войну. А в ситуации с молодым князем получается – линия любви, которая превыше всех политических ситуаций. То есть она выходит за пределы социальных норм. Ведь по факту он как предатель, он должен был держать свою позицию, но при этом его чувства перекрыли все политические, культурные, религиозные условности. 

-  Вот я и говорю, что это – молодость, пылкость, темперамент, страсть. Дуэт во втором действии полностью показывает всю палитру чувств, которые испытывают и Владимир, и Кончаковна. Столкновение – и получилась очень яркая искра, которая в итоге заставила его принять такое непростое решение. Он, можно сказать, променял родину на любовь. Владимир Игоревич – тот пример пылкого юноши, который имеет стержень и собственную позицию, большую решимость пойти против отца и остаться в стане половцев. Очень противоречивый образ, но очень интересный. И невероятно красивая музыка рассказывает об этом, в первую очередь. 

- А вы смогли бы так? 

- Вы знаете, очень трудный вопрос. Если смотреть в контексте современных реалий, я могу сказать…может быть, потому что я повзрослел… Я очень люблю свою страну, хотя у меня всегда была мечта жить в Европе, я очень люблю Италию. Но я понимаю, что я не смогу предать свою страну, свое государство, свой народ. Я не смогу так сделать, хотя сейчас многие люди почему-то так делают. Для меня это очень важно – не потерять себя. А уехав, я потеряю себя. 

- А ситуация с Владимиром? 

- Ситуация с Владимиром… я думаю, его чувство было настолько сильным… 

- Можно ли его простить? Как отнестись к этому с позиции отца и государства? 

- Это тяжёлый вопрос. Конечно, я об этом думал. Но однозначно не могу ответить. Пусть зритель ответит на этот вопрос сам: можно ли простить Владимиру такой поступок.

- Теперь поговорим о вас. Насколько известно, у вас непростая судьба… 

- Я был профессиональным спортсменом. В 18 лет я совершенно случайно прошел прослушивание у своего педагога, заслуженной артистки Трусовой. Я шел на тренировку, мне позвонила тетя и говорит: «Зайди, пожалуйста, в институт. Сейчас придет педагог, она просто тебя послушает, потому что я чувствую, что у тебя есть голос. Если нет – будешь дальше в баскетбол играть». 

Мы начинаем прослушиваться, а я далек от оперного искусства. Я даже не знал о таком жанре. Я знал только Николая Баскова… Она сказала мне приходить завтра, потому что у меня может что-то получится. Мы занимались каждый день. И она сказала мне поступать на актерский, чтобы там мы могли заниматься. И я почему-то поступаю в институт. Первые полгода мы занимались, я распевался. Азарт был, но ничего особенного. Для меня это был дикий лес. Через полгода у меня получилось взять высокую ноту и с того момента моя жизнь разделилась на до и после. И я заболел оперой. Абсолютно с нуля, не учившись нигде, начал сам это в себе развивать и самообразовываться в этой сфере. Спустя три года меня взяли солистом в Омский музыкальный театр. Это тоже получилось совершенно случайно. Я пришел на прослушивание, где из десяти человек взяли одного меня.  Это была какая-то воля судьбы. За три года я исполнил почти весь ведущий репертуар. Затем переехал в Красноярск. За полтора года, что я здесь, успел исполнить 10 ведущих партий. 

- Вы еще в каких-то театрах выступали? Какая у вас мечта как у оперного певца? 

- У меня была мечта спеть в «Ла Скала». Была, потому что сейчас очень тяжелая ситуация. Я очень расстроен высказываниями многих людей, которых я уважал, которых я слушал и на которых смотрел. Очень жаль, что Европа так озлобилась на нашу страну, на наш народ. То, что пишут в интернете – страшно. Я просто не могу это читать. И, конечно, отношение полностью поменялось. Я всегда за мир, но как сказал Путин: «если драка неизбежна, то всегда надо бить первым». В этом случае я его поддерживаю. Я говорю об этом открыто, потому что это моя позиция. 

Есть еще определённые партии, которые я хотел бы спеть, их очень много. Так как я молодой певец, я исполняю партии преимущественно лирического репертуара. У меня есть мечта спеть партию Отелло. Постоянно думаю, как бы я мог это сделать. Думаю, что лет через пятнадцать у меня это получится очень хорошо. Я очень люблю драматическое искусство. И когда драматическое искусство полностью раскрывается в опере – это фантастика. 

- Понять оперу, влюбиться и заболеть можно только погружаясь в нее, то есть все время с ней соприкасаясь. Мы видим это на вашем примере. Если человек говорит, что не любит оперу – это не значит, что опера плохая. Возможно, он просто с ней плохо знаком? 

- Да, просто вы ее не знаете. Вы с ней не сталкивались в следствие каких-то стереотипов, навязанных обществом. Опера – это уже давно не скучно. Это интересный жанр. У нас в Красноярском театре молодое поколение очень любит оперу. Даже я удивлен аншлагами в театре. Например, была опера «Бал-маскарад». Это непростая опера с непростой музыкой. У нас было два спектакля, и люди сидели буквально на люстрах. Для меня это счастье, что люди ходят в театр и преимущественно это молодое поколение. Я вижу молодых девушек и парней, которые вовлечены, в антракте обсуждают, спорят. Для нас, артистов, это самое главное – заинтересовать, чтобы люди шли и не обращали внимание на стереотипы. Да, конечно, из-за того, что сейчас появилось очень большое разнообразие жанров: музыкальных, драматических и т.д. — театр отошел немного на другой план. XIX и XX век – золотая эпоха для оперы. Тогда к оперным певцам было особое отношение. Они были, что называется, неприкасаемыми. Сейчас немного не так. И я не говорю, что это плохо. Мы же развиваемся. Опера тоже развивается. Раньше это была просто статичная музыка на сцене. Сейчас опера – это абсолютно интересный глазу и уху жанр. Раньше оперу ходили слушать, сейчас оперу ходят и слушать, и смотреть. 

- Неоднозначный вопрос. Имеет ли театр моральное право проводить культурные мероприятия в условиях политической реальности? 

- Дело в том, что, я считаю, что культура – это тот пласт, который должен быть вне политики, вне тех событий, которые происходят сейчас в мире. Для меня особенно обидно, когда музыкальные деятели и деятели искусства высказывают неоднозначную позицию. Искусство имеет разное влияние на людей. Вместо того, чтобы нам всем сплотиться во благо хорошего и красивого, у нас получается очень большой культурный раскол в мире. Это очень грустно, но я считаю, что во все времена искусство, особенно театральное искусство, всегда помогало. Хоть на пару часов, но прийти и получить эстетическое удовольствие и забыть о том, в каких суровых реалиях мы сейчас находимся. Я считаю, что это необходимо, чтобы развиваться духовно и обогащаться. Сейчас это необходимо вдвойне. Театр должен работать, потому что это задача культуры — возвращать людей в хорошее. 

- Можно ли провести аналогию с «Князем Игорем» и сказать, что Владимир Игоревич и Кончаковна смогли сохранить свои чувства вопреки политическим реалиям? 

- Да, конечно. Это очень актуальная тема в данной ситуации. И это чувство, которое вне политики, нужно продвигать в массы. Чувство может победить зло. И я уверен, что именно они в этой войне победили. Они полюбили друг друга и плевали на всех. Это их право, я его уважаю.

Фото: предоставлено пресс-службой БГАТОиБ

Читайте также