Олег Корнилов: «Рисовать можно научить любого»

Руководитель клубного коллектива самодеятельного искусства КДЦ «Рассвет»
Пресс-служба Министерства культуры Бурятии
403

В его изостудии каждый день шумно и весело, нет неумех и любимчиков, а самое главное, здесь всему учат бесплатно.

Олег Витальевич Корнилов основал студию изобразительного искусства и декоративно-прикладного творчества «Пингвин» в 1987 году. С той поры художник воспитал несколько поколений талантливых учеников. Олег Корнилов о грандиозных планах на будущее, о детях, о преемнике в интервью для буклета «Лидеры культуры».

Олег Витальевич, почему вы решили открыть такую студию?

В 1987 году я работал на заводе, а в свободное время  занимался в киностудии ДК «Рассвет», тогда там снимали фильмы, а я любил рисовать мультфильмы. И директор мне предложила: «А чего это ты просто сидишь, рисуешь, набери лучше ребятишек и учи». Все получилось спонтанно, я после армии тогда был, любил  в клубе находиться. Согласился сразу и открыл кружок по рисованию.

Получается вашей студии уже более 30 лет. Чему теперь можно научиться кроме рисования?

У нас много направлений. Конечно же, живопись, рисунок, работаем с берестой, кожей, с деревом, керамикой, делаем  ростовые куклы из поролона. Также готовим детей к поступлению в художественные училища и институты.

Как действует на детей творчество? Становятся ли они более терпеливыми, собранными?

У детей в разы повышается самооценка, понимают, что творить – это увлекательно и от этого можно получать огромное удовольствие. Ну и, конечно же, чтобы создать стоящую работу нужно старание и терпение. Вот, например, приходят ко мне мамы и говорят: «А мой ребенок ничего не умеет, может, научите?». И приводят детей, которые не знают, как держать кисточку, карандаш, как пальчиком двигать. Я им на первом занятии показываю, как травку, облака нарисовать. Мамы после занятия удивляются, как у ребенка это все получилось, сами дети говорят: «Ой, а это я сам, что ли нарисовал?». Объясняю, что художник – это человек, который знает много секретов. Взрослые сами потом просятся рисовать с ребенком, я никому не отказываю. Одна бабушка уехала в Кишинев и даже открыла там студию, до этого водила к нам старшую дочку, потом младшую, затем сама стала рисовать маслом и акварелью. Научила там всех родственников. Рисовать можно любого научить.

А если к вам приходит тихий и робкий ребенок? Как к нему найти подход?

Когда новенькие приходят, я говорю своим, что надо окружить его вниманием. Как у нас это делается, если кто-то идет пить чай, то сразу у всех спрашивает, кто что будет, чай или кофе? Все знают, кому налить чай, кому кофе, кому сколько сахара. Если новенький отказывается, то ему задают второй вопрос: «Так ты не будешь чай или кофе? Значит тебе чай с сахаром». Наглый напор, можно сказать. Новенькая может и  боится, стесняется, но ей просто ставят все на планшет, и, волей неволей приходится пить чай с булочкой. Я учу:«Не показывайте того, что новенький вас стесняется». Вот стараемся не замечать и через 2-3 занятия, человек уже свой. С малышами я общаюсь как с взрослыми: «Так, хорошо молодец! Налей мне водички!». Не сюсюкаю, не замечаю робости. И ребенок сразу же осваивается, начинает относиться с уважением.

Как планируете занятия, чтобы было не скучно?

Когда куча детей – это совсем не скучно, мы пьем чай с булочками, справляем дни рождения. У нас каждый день весело и шумно.

Если вы видите талантливого ребенка, то занимаетесь ли его развитием?

К талантливым детям у меня особое внимание. Если из 30 человек, я вижу, что кто-то рисует с изюминкой, то стараюсь не поправлять его. Потом начинаю ему давать более сложные задания, чтобы передал цветом то-то, это-то. Краски даю дорогие, которые покупаю за 2-3 тысячи раз в три года и храню для таких случаев. Кисти даю свои хорошие, потом пробуем уже рисовать не на бумаге, а на холсте. Конечно, работаю с ними уже  индивидуально, назначаю другое время, чтобы углубленно работать. Обычно по 2-3 человека в группе так работаем. Стимул им даю, чтобы еще больше старались. 

Каким техникам учите?

Я не даю классику, как в художественных студиях. Зачем им вдалбливать рисунок, сложные законы и так далее. Я их развиваю более творчески, чтобы могли выражать себя через монохром, клаузуру, технику по-сырому, с добавлением гуаши. По мере работы, открываем себе все новое, что-то адаптируем под себя. Если интересно, то оставляем,  не стоим на месте, изучаем в интернете новые художественные направления, тенденции, стараемся все применять.

Вы учите детей бесплатно, откуда берете средства на материалы? Участвуете в грантах?

Ребята сами обеспечивают себя материалами, кисточками, красками. Многое приносится в студию совершенно посторонними людьми, знакомыми. Все знают, чем мы занимаемся, и несут старые кожаные куртки, сломанные вещи, деревяшки, железки. Также с основным составом мы выполняем заказы: это роспись стен в школах, садах, больницах, изготовление мебели, пошив изделий из кожи, ростовых кукол. Отсюда у детей есть возможность тратить часть заработанных денег на творчество. Да и у меня самого скопилось очень много материала, так что чаще всего мы обходимся без всяких вложений. В грантах мы не участвуем, так как нам легче сотворить руками, чем написать.

Кем из учеников можете похвастаться? Кто пошел по вашим стопам и достиг успехов в творчестве?

Студия существует уже более 30 лет, всех трудно вспомнить, перечислять можно долго. Например, Настя Клочко — дизайнер в Иркутске, Полина Зубакина, дизайнер костюмов, модельер, набрала опыта в Китае, Турции, сейчас в Индии. Её часто приглашают в Улан-Удэ, оценивать конкурсы дизайнеров. Анна Новикова, архитектор в Новосибирске, Настя Лукина – известный дизайнер, арт-директор, создает макеты упаковок, обложек книг. Но самый близкий из них, Тоня Филинова. У неё своя студия в Улан-Удэ «Рисуй мечту».  Из ученицы превратилась в друга и коллегу и теперь часто, я у нее учусь. В данное время рядом со мной Максим Зеленков, он учится в колледже Чайковского, но продолжает работать в студии. У нас много совместных проектов, это и декорации к спектаклям, оформление к массовым городским мероприятиям. Уже самостоятельно проводит занятия с детьми и взрослыми, у нас ведь в студии занимаются от 6 и до 60 лет, у всех Максим пользуется огромным авторитетом. Я надеюсь, это будет моя замена.

Какие у вас дальнейшие планы?

Планы грандиозные: работа на кости, пошив этнических костюмов, у нас накопилось множество эскизов, более углубленная работа с кожей, с керамикой, берестой и так далее. Много планов.

 

 

 

 

 

 

 

Читайте также