«Творчество помогает спасаться от отчаяния»: журналист Валерия Бальжиева - о живописи и персональной выставке

В Улан-Удэ в Центре современного искусства «Залуу» проходит выставка картин «Һүнэhэн».
Светлана Намсараева, Буряад Үнэн
151

 Ее ценность в том, что деньги от продажи картин пойдут в благотворительный фонд помощи детям «Пусть всегда буду я!». Так решила автор картин - известная журналистка Валерия Бальжиева, пишет газета «Бурятия».

Уникальность мероприятия еще и в том, что для Валерии - это первая персональная выставка, а сама она - художник без специального образования. Выставка открылась 28 июля. Познакомиться с творчеством Валерии приходят многие. По восхищенным взглядам, одобрительным улыбкам посетителей видно, что выставка всем нравится.

О выставке, творчестве, мечте – наше интервью с Валерией Бальжиевой.

- Валерия, расскажи немного о себе.

- Я родилась в городе Тында Амурской области в 1987 году. Отец был машинистом грузовых поездов, а мама - операционной медсестрой в железнодорожной больнице. Родители работали на БАМе с 1980 года. После школы я решила, что поеду поступать и жить в Бурятию. Так сказать, вернулась к своим корням - туда, где тебя всегда примут такой, какой ты есть. В приёмной комиссии Бурятского госуниверситета сначала склонялась к социальной работе. Да и родители были уверены, что именно это мне и нужно, так как, по их словам, я всегда была сердобольным и ответственным человеком. Но когда я увидела стол с табличкой «Журналистика», у меня загорелись глаза. Эта профессия показалась мне интереснее других. Как возможность общаться с разными людьми, помогать нуждающимся, ездить по республике, постоянно узнавать что-то новое из разных сфер жизни. Да и много чего ещё.

Как пришла в газету? Помнишь свой первый материал?

- Мне не терпелось приступить к работе, и уже после первого курса и некоторой практики в университетской газете захотелось большего. Я с одногруппницей пришли в редакцию газеты «Информ Полис» и направились в кабинет главреда. По-моему, даже купили трудовые книжки - самонадеянно, конечно, было с нашей стороны (смеётся). Нас доброжелательно отправили, посоветовав, прежде, получить высшее образование. В дальнейшем меня приняли в «Правду Бурятии», где я проработала четыре года, параллельно иногда писала в «АиФ». После пар с интересом бежала в редакцию - куда же сегодня меня отправят, что зададут? Конечно, общение с людьми из народа всегда было интереснее, чем брифинги и конференции с чиновниками. Я узнавала о проблемах простых людей, знакомилась с талантливыми жителями республики, попутно узнавала о традициях бурят, о которых мало что знала, потому что росла в другой среде. Свой первый материал не помню, но наверняка это была какая-нибудь небольшая заметка о городском мероприятии. И, наверняка, я была счастлива увидеть под ней свою фамилию.

После выпуска, уже с портфолио и дипломом, пошла работать в местную «Комсомольскую правду» ГК «Информ Полис». Газета выпускалась ежедневно. Эта работа стала хорошей школой для меня. После её закрытия я осталась в «ИП», где работаю по сей день. С годами, конечно, происходит профессиональная деформация, добавляется больше цинизма, учишься фильтровать людей. Но понимаешь, что черстветь нельзя. Творчество иногда, наверное, помогает спасаться от отчаяния.

Как давно начала заниматься живописью? Какой была твоя первая работа?

- Рисовала с детства. Но в нашей семье это никогда не считалось чем-то перспективным, поэтому занималась невсерьёз и не участвовала ни в каких творческих конкурсах. Максимум делала стенгазеты для школы. В 2014 году впервые попробовала писать масляными красками, училась по видеоурокам. Работать с маслом оказалось приятнее, чем с другими материалами. Первой работой стал морской пейзаж. Его я отправила в родную Тынду, старшей сестре. Со временем писать пейзажи стало неинтересно.

- Почему в твоем творчестве преобладает бурятская тема? Откуда приходят образы?

- Знакомые и родные начали интересоваться моим хобби, кое-что заказывали, и я заметила, что многие хотят иметь у себя в доме не просто красивые, но «безликие» картины, а, например, пейзаж родного села или лик Будды. В последние года три я больше писала на тему буддизма, шаманизма, духов. Много женских образов. Но это не бурятские красавицы, которых привычно изображать в национальных одеждах, а очеловеченные образы духов леса, воды, огня и так далее. Как правило, я их так и называю. Дух Байкала мне представляется старцем. Один из духов леса - образ девушки, окружённый обугленными голыми ветвями. Мимо летят птицы - они покидают убитый человеком лес. Дух смотрит на нас с укором.

- Какая из работ тебе особенно дорога, и с чем это связано?

 - Сложно назвать любимую картину. Я люблю все свои работы, но не каждую повесила бы в своём доме. Некоторые из них обременены таким смыслом и «тяжестью», что становится некомфортно. Мне, по крайней мере. «Девушка с драконом» другая, она - греет душу. Её я бы точно повесила в гостиной или прихожей. Кстати, на благотворительной выставке её купил мой друг, который родился в год Дракона. Она была самой популярной среди посетителей. Директор Центра «Залуу» подсказала мне распечатать несколько постеров формата А3, чтобы люди могли купить хотя бы маленькую версию «Девушки с драконом».

- Как долго работаешь над одной картиной, и отчего это зависит?

- Работа может длиться один день, а может несколько часов. Я могу дополнять одно изображение в течение месяца или года. Или забыть о нём, а потом внезапно понять, как переделать. Так что некоторые картины имеют скрытые от глаз слои.

 - Как пришла идея провести выставку?

- За время работы в журналистике я много писала о проблемах онкобольных, в том числе о детях и взрослых, которым требовались дорогостоящее лечение или реабилитация. На моих глазах из-за рака ушла из жизни моя родственница, двое коллег. Один из героев моих публикаций рассказывал, с какими сложностями столкнулся во время лечения, как победил болезнь и сколько времени больные теряют в поисках помощи. Часто это происходит из-за бюрократии в учреждениях, загруженности медработников, а порой от равнодушия. Не так давно в редакцию пришёл директор благотворительного фонда «Пусть всегда буду я!» Василий Михайлов. Он рассказал, что за два года пандемии фонд не проводил благотворительных вечеров и остался без средств для отправки больных детей к местам лечения. Попросту нет денег на авиабилеты. Мы опубликовали материал об этом, но я поняла, что это тот случай, когда можно включиться лично и помочь не одной семье, а нескольким. Тем более, мысль провести благотворительную выставку у меня уже была, мешала только неуверенность в себе. Были мысли: «Да какой я художник, что позориться?», «Я же самоучка, никто ничего не купит», «Соберётся мало средств» и так далее. В итоге после беседы с Василием Степановичем я решила действовать, собрала все свои картины, коих накопилось уже прилично - 26 штук, и пошла знакомиться с директором Центра «Залуу» Аюной Владимировной Цыбикдоржиевой. Очень признательна ей за тёплый приём и отзывчивость!

 - Сколько картин уже приобрели посетители?

- К моему удивлению, уже в день открытия купили семь картин и несколько постеров. Потом всего за неделю раскупили почти все картины. На сегодня осталась всего одна. Многие звонили и спрашивали, есть ли у меня что-то ещё и когда будет следующая выставка. Кто-то расстроился, что не успел ничего приобрести и просто говорил мне, как и чем ему понравились картины. Крупное пожертвование сделал мой друг и коллега, фотокорреспондент Александр Гармаев, который сейчас освещает события на Украине. Саша передал фонду 40 тысяч рублей. Это его призовые деньги, полученные за победу в конкурсе фотографии на международном фестивале бурятской культуры «Алтаргана». Конечно, без картин он не остался и выбрал три на свой вкус. Очень признательна Саше за его неравнодушие!

- Кто из известных людей посетил выставку и приобрел картину?

 - Не знаю, кто из известных людей посетил выставку после её открытия, так как я забегала туда лишь иногда - проверить, всё ли в порядке. Но знаю, что приходила министр культуры Бурятии Соёлма Баяртуевна Дагаева, одну работу приобрёл зампред Правительства республики Баир Дашиевич Цыренов. Были гости из Москвы.

- Бывает ли так, что какая-то из работ тебе очень дорога, но кто-то попросил продать. Можешь с лёгкостью расстаться со своей работой?

- Даже если мне самой близка картина, думаю, я отдам её с лёгкостью. Если так я могу помочь человеку украсить его дом, подарить радость, то почему нет.

Поддерживает ли семья твое увлечение? Какое еще хобби есть у тебя?

- С годами мама стала больше поддерживать меня в моём увлечении, воспринимать это более серьёзно и осмысленно. Её больше не смущают местами мрачные образы, те или иные оттенки - она понимает, что я хотела ими передать. Муж поддерживает всегда и во всём. Какую бы картину я ни написала, он обычно спрашивает: «Как красиво! Это же для нас, я надеюсь?». И начинает подыскивать ей место в квартире. Он очень любит футбол и уже седьмой год ждёт обещанную картину с вратарём Львом Яшиным, который ловит мяч в прыжке.

С мамой и мужем на открытии выставки

Как часто во время поездок посещаешь картинные галереи? У кого бы хотела поучиться?

 - К сожалению, не часто. Больше изучаю, смотрю и читаю в сети. С первого взгляда зацепил Зорикто Доржиев. Уже не помню, когда увидела его работы впервые, но они тронули и заинтересовали меня. Автор показался мне очень «тёплым» человеком. Однажды посчастливилось взять у него интервью, правда, дистанционно, но мои представления о нём только укрепились.

 - Дорогое ли удовольствие писать картины? Покупка красок, кисточек, полотен, рамок – всё ли есть у нас или надо заказывать?

- Да, это недёшево. Довольно дорого стоит набор качественных красок, хорошие холсты и кисти. Последние меняю часто. Также нужно регулярно пополнять запасы льняного масла, лака или спрея для покрытия картин, заказывать рамы. Поэтому я пишу по мере своих финансовых возможностей и не гонюсь за количеством. Когда меня спрашивают: «Почему ты берёшь так мало за картину?», и интересуются стоимостью расходников, я не могу ответить точно. Как рассчитать? Взвешивать, сколько я расходую краски или льняного масла? Высчитывать степень износа каждой кисти? Часы, проведённые за холстом? Я обо всём этом не думаю. Обычно за основу беру стоимость рамы, холста и сложность изображения. Остальное в довесок.

В вашей квартире висят твои картины? Если их много, где хранишь?

- Наверное, прозвучит странно, но у меня дома не висит ни одной моей картины. Разве что на балконе - портрет Эрнесто Че Гевары, которого я нарисовала несколько лет назад для мужа. На этот портрет уже совершались «посягательства» со стороны родных, но муж отстоял его со словами: «No pasaran!».

Обычно картины храню в углу зала, за дверью в коробке.

 - Какая у тебя есть мечта, к которой идёшь?

- Я бы хотела открыть мастерскую, где могла бы творить. Возможно, обучать детей и проводить мастер-классы для взрослых. Купить гончарный круг и печку. Периодически проводить благотворительные выставки-продажи. Думаю, рассказывать о проблемах людей и тем самым влиять на их решение - это неплохо. Но ещё лучше самому делать вклад, хотя бы небольшой, но с душой.

- Спасибо за беседу. Дальнейших творческих успехов, Валерия!

Валерия за работой

Справка

Возрастное ограничение 6+

Выставка продлится до 28 августа, в Центре современного искусства «Залуу» ( г. Улан-Удэ, ул. Коммунистическая, 19).

28 августа покупатели могут прийти в Центр «Залуу» и забрать свои картины.

Отчёт о переданных благотворительному фонду средствах будет опубликован на сайте infpol.ru, в еженедельнике «Информ Полис» от 31 августа и на личной странице Валерии Бальжиевой Вконтакте. Фонду будут переданы 100 % средств, полученных от продажи картин.

Читайте также