​Ольга Жигмитова: «…Я не теряю надежды»

С артистами всегда интересно поговорить, ведь публика видит только внешнюю сторону их жизни – яркой и насыщенной.
Буряад Үнэн
138

Но вот случился карантин, и они остались без сцены, без публики, без оваций…. О том, как петь, творить и не сдаваться в условиях пандемии, рассказывает певица Ольга ЖИГМИТОВА.

- Ольга, насколько серьёзно нарушила пандемия ваши планы?

- У меня должно было быть несколько спектаклей в Чехии с партией Кармен. Мы проговаривали с режиссёром и менеджером, что это будет необычная для европейского зрителя Кармен. Я должна была стать первой бурятской Кармен в Чехии (смеётся).

Затем должна была выступать в зале ратуши Вены. По линии культурного центра «Благость» планировались концерты в Москве, Иркутске и УланУдэ. С участием певцов из Берлина, Москвы, Нижнего Новгорода. Мы провели даже часть рекламной кампании. Но, увы, все сорвалось. Я стараюсь не переживать сильно по этому поводу, поскольку всё к этому шло. Имею в виду ситуацию в мире, взаимоотношения между людьми, отсутствие взаимопонимания и доверия, системы, которые не приводят человека к нужному качеству и смыслу.

- Зато в вынужденный простой можно было уделить больше времени семье?

- Да, побыть с детьми. В этом смысле это была замечательная пора и грех было не воспользоваться этой передышкой, чтобы побольше общаться с родными и друзьями. Хотя весь период пандемии всё равно много работала и в основном без выходных, чтобы и форму удержать, и развиваться в нужном направлении.

- Вы учите своих детей слушать оперу? А не давать, к примеру, iPad с играми?

- Совсем не давать iPad уже не получится, потому что он уже стал частью нашей жизни. И даже не заметишь в суете, как ребёнок схватит его и убежит. Но хорошо, что у сына в школе есть запрет на гаджеты. Нужно, конечно, следить за этим. Что касается музыки, то поскольку я сама живу в ней, то и мои дети волей неволей вовлечены в неё. Когда мы поём, например, дуэтом или квартетом с коллегами. Дети слушают и у них есть хороший слух. Я хотела бы, чтобы они занимались музыкой, и может быть даже стали музыкантами. Если они захотят, то, конечно, я их поддержу.

Ольга, мы с вами разговаривали в 2018 году, тогда вы работали в театре как приглашённая солистка на срочном договоре, каков ваш нынешний статус в оперном?

- Пока всё также по-прежнему. Но, я надеюсь, что когда-нибудь всё изменится, и в театре станут более активно использовать мой потенциал. Хотелось бы исполнить в нашем театре партии Эболи, Далилы, Иоанны и др. Жду именно эти премьеры и надеюсь, что мои пожелания осуществятся.

- Но даже коронавирус не стал для вас помехой в реализации других ваших проектов, например, в звукозаписи?

- Я много работала в студии. Скоро завершаю работу над альбомом «Женщина», на стихи Александра Матвеева. В рамках проекта «Жигмитова и друзья» записала несколько песен, где поём дуэтом или терцетом. И не только с профессионалами, но и с теми, кто просто любит петь. Я помогаю начинающим исполнителям распеться и, слава Богу, есть результаты. У кого-то даже дети пошли в музыкальную школу и хорошо, когда вот так люди приобщаются к высокой культуре.

- Что важнее - сильный голос, техника или диапазон?

- Важно всё! Оперное пение - это очень точная наука и задача певца - достичь в ней высочайшего мастерства. Это наша работа, наше призвание. Но без обострённого желания, без стремления к совершенству, мастерства не достичь. Это и есть отношение к жизни и профессии.

- У одних на сцене есть красота, у других - артистизм, у третьих - утончённость, но как быть великолепнее всех?  

- (смеётся) Ну, это всё-таки не спорт, не соревнование, а скорее желание раскрыться перед публикой. В лучшем свете представить себя на суд зрителя. Это самое главное для артиста. Чтобы потом не было стыдно перед ними и тем более, это счастье для души, когда слух обостряется, и бельканто становится смыслом твоей певческой деятельности.

- Техника бельканто – «красивого пения», считается очень сложной у исполнителей…

 - Бельканто - это высочайшее мастерство владения звуком, это правильное пение, дыхание, вибрато. Словом, всё самое совершенное в пении. Но прийти к совершенству не так просто, и дано не каждому. Этому надо учиться всю жизнь. У меня замечательные педагоги, которые живут в разных точках мира, и у которых я стараюсь максимально перенять и знания, и мастерство.

- Какие партии удаются вам лучше всего? Те, где вы можете выразить саму себя?

- Я человек достаточно разносторонний и разножанровый. Поэтому я могу петь разные партии и при этом выразить характер героини. Уверена, что от природы у меня есть для этого артистизм. Хотелось бы исполнять самые сложные и высокие роли и партии. У меццо сопрано не так много ролей на самом деле, как у сопрано, к примеру, и исполнять хочется почти всё.

- Ольга, как вам удаётся сочетать серьёзный академический репертуар с эстрадой?

 - Я не такой знаток эстрады, но сейчас соприкасаюсь с ней и это мне интересно. Как показывает практика, эстрадные песни мне под силу и я продолжу заниматься ими. Если твоя гортань, мысли и чувства близки к этому жанру, то почему бы и нет? Но петь эстрадную песню в оперной манере - не совсем стильно, это ещё мягко говоря.

- Нужно быть органичной в любом жанре, будь опера, джаз, рок или эстрада?

 - Да, конечно. Если ты занимаешься этим, то нужно быть в определённых канонах данного жанра. Если бурятские певцы поют песни на русском языке, то обязательно нужно понимать её особую, отличительную от бурятской песни стилистику. Это касается всех языков.

- У вас был опыт сотрудничества с певцом Чингисом Раднаевым…

- У него невероятный слух, невероятный диапазон! Он схватывает всё на лету и располагает огромным потенциалом для развития. Когда он пел в Москве и Иркутске, там сразу обратили на него внимание. И каждый раз у него успех, после которого он исчезает! На рыбалку! Он говорит: «На рыбалке так хорошо петь!» (смеётся). Видимо, репетиции с ним будут на рыбалке, кстати, именно это он и предложил недавно.

- У вас сформировалась сеть музыкальных контактов или работаете через агентства?

- Что-то сама делаю, через свой культурный центр и как организатор, я окрепла. У меня есть и агенты, с которыми мы должны были очень плотно работать сейчас…

Но я не теряю надежды. Столько за это время сделала и выросла, и духовно, и профессионально. Совсем недавно я была в Тунке, где сняли два клипа на песни «Жэмһэг» автора Энгельсины Гармаевой и «Дуран түрэнхэйл» на музыку Баира Батодоржиева, на слова Жоржа Юбухаева, которую мы исполнили с Зинаидой Шараевой. В Москве была студийная запись по приглашению певицы Майи Балашовой и оркестра им. Людмилы Зыкиной (Государственный академический русский народный ансамбль «Россия» имени Л. Г. Зыкиной»). Это будет очень красивый дуэт на музыку Елены Спас и слова Александра Матвеева. С нетерпением жду эту запись.

А в Санкт-Петербурге занималась с Владимиром Рыловым, нашим величайшим дирижёром, при котором наш оперный по- настоящему звучал и собирал самые громкие овации, об этом у нас знают и помнят.

- Ольга, участвуете ли в каких-либо онлайн-проектах? Сейчас ведь из-за карантина все продукты можно заказать с доставкой, а можно ли оперу с доставкой?

- А почему бы и не попробовать? (смеётся). Опера, конечно, жанр элитарный, но сегодня обстановка очень серьёзная и люди остаются вовсе без работы... Экономически наша страна, к сожалению, не готова к таким испытаниям. Радовать может только то, что инновации на месте не стоят, а человек обязан собраться и верить только в светлое будущее, трудиться над собой, расти без грубости, зла, обид и зависти.

Читайте также