Актёр Солбон Ендонов: «Актёр должен развиваться, быть постоянно в процессе»

Бурятский академический театр драмы совместно с телекомпанией «АТВ» готовит телеспектакль «Полковник пишет» по письмам с фронта и дневниковым записям Героя Советского Союза, гвардии полковника Владимира Бузинаевича Борсоева.
Валентина Бадмажапова, ТВ-программа
146

Это будет моноспектакль в телевизионном формате, режиссёром которого выступил Олег Юмов. Главную и единственную роль в телеспектакле исполнит артист Буряад театра Солбон Ендонов под аккомпанемент Сойжин Жамбаловой.

Солбон Ендонов – выпускник 4-й «питерской» целевой бурятской студии ( СПбГАТИ). На службу в Буряад театр поступил в 2011 году. В детстве он мечтал стать военным, поэтому к роли Владимира Борсоева относится с особым волнением. Это будет его первый «моно» и «теле» спектакль одновременно. Как идёт творческий процесс, Солбон Ендонов рассказал в интервью.

Солбон Ендонов в спектакле "Аламжи"

- Солбон, это телеспектакль по записям Владимира Борсоева? Расскажите подробнее, что за записи.

- Это дневники, которые он с начала войны вел. Письма, которые он писал, есть письма от брата, от жены. Мы полностью скомпоновали всё, и получился очень объёмный, интересный материал.

- Вам предстоит сыграть Героя Советского Союза. Каким вы представляете Владимира Бузинаевича Борсоева?

- Играть такого человека, конечно, очень волнительно. Я в детстве мечтал стать военным. Мне нравится военная тема, очень люблю фильмы про войну. Владимир Борсоев, на мой взгляд, очень упёртый, настойчивый, терпеливый, идет к своей цели, не перестаёт учиться. Он хотя отучился на офицера, но в боевых действиях все по-другому, не как в учебнике или на учениях. Я знаю, что он сирота. Их трое братьев было. Он всего сам добился. Он родился в 1906 году. Когда началась война, ему было 35, чуть постарше был меня сейчас.

- Что Вы чувствуете, читая его записи?

- Многое меня поражает. Например, приехав во время войны в Москву, он видит, что там как будто и нет войны. Война словно во сне происходит. Люди живут обычной жизнью, в театр ходят, в парках гуляют, а за несколько сотен километров идет война… Рядом Ленинград, там блокада… Такой контраст мирной и военной жизни. Вот эта ситуация, которую он описывает, меня очень впечатлила.

-А есть ли в его записях место любви?

- Конечно. Он очень любит свою жену, свою дочку. Он их не видел на протяжении 3 с половиной лет, наверное. Он ушел на войну, и родилась дочка.

- Вы можете представить, чтобы Вы 3 с половиной года не видели свою семью?

- Я думал об этом, но не могу представить. Мне кажется, он постоянно озабочен этим, он постоянно думает о семье. Понятно, что идет война. Он уже привыкает к войне.  Все эти убийства для него становятся обыденным, убили и убили.  А семья… Он хочет увидеть свою дочь, он постоянно представляет, какая она. Для отца дочь – самое дорогое, трепетное, нежное.

- А как вообще пришла идея делать такой телеспекталь по записям Владимира Борсоева?

- Когда был онлайн-концерт к 9 мая, организованный министерством культуры Бурятии, я тогда прочитал в прямом эфире 3-4 письма Борсоева. Я тогда не подозревал, что это во что-то большое превратиться, хотя мне очень понравилось.  Я подумал, можно было бы такое сделать и в театре. Видимо, до Бога дошли мои мысли. Режиссёр Олег Юмов как раз вернулся в театр и предложил сделать такой проект. Я, кстати, давно хотел попробовать такой формат – телевизионный. Мы с Олегом не можем точно сформулировать,что это за жанр. Это не совсем телеспекаткль и не совсем телечитка. Не знаем, как правильно назвать этот новый, наверное, формат. Но должно быть интересно.

- Как Вы готовитесь к телесъёмке?

- У нас не будет реквизита, военной формы. Только свет, камеры и я.  Я, конечно, жду помощи от Олега и от ребят, которые будут снимать. Через камеру же все видно, о чем ты думаешь. Это не то, что на сцене. Каждый жест, поворот головы, глаза, губы - все играет на самом деле. Для меня это будет большой, хороший опыт. 

- Это ещё и первый Ваш моноспектакль?

- Да, хочется попробовать, что это такое. Как это будет выглядеть, как это пройдет, я пока сам даже не знаю. Посмотрим. Мне очень страшно.  Но я очень хочу попробовать, испытать себя. У меня внутри есть некая планка.  Я хочу проверить, смогу ли я эту планку перепрыгнуть или хотя бы дотянуться до неё. Когда ты один на сцене или перед камерой, ты как голый. Очень волнительно. Появляется очень сильный мандраж, даже во время репетиции.

- Вы всегда задаете себе планку?

- Да, перед каждым спектаклем, выстраиваю примерно, что, как буду играть, что буду делать.  В ходе спектакля бывают, конечно, непредсказуемые случаи. Но я актер, который любит точность. Иногда это мешает.  Я задаю себе планку. Если, например, это спектакль Сойжин, по дороге домой я у нее спрашиваю, получилось ли у меня. Мы обсуждаем.

- Не секрет, что Вы женаты на Сойжин Жамбаловой. Вы часто у нее просите профессиональные советы?

- Если честно, у нас есть свои семейные правила. На работе мы работаем. А дома мы стараемся не разговаривать на рабочие темы.

- Вам важно её мнение, как режиссёра?

- Конечно, да.  Особенно, если Сойжин ставит спектакль. Я обычно задаю один вопрос: «Ты мне скажи, одно слово, которое подчеркивает характер этого человека?» Она отвечает, а дальше я сам читаю, думаю, готовлюсь.  В спектакле «Полковник пишет» Сойжин будет играть на фортепиано, тоже в кадре. Она музыку пишет, у неё свои задачи. А по роли я, конечно, разговариваю и советуюсь с Олегом, как с режиссёром. 

-Как Вам работается с Олегом Юмовым?

- С Олегом я не в первый раз работаю. Первая наша совместная работа была в «Манкурте», вторая – «Старик и море» до того, как он стал моноспектаклем. Можно сказать, что я Олега знаю, знаком с его режиссерским подчерком. Олег открытый, напрямую может сказать: «Здесь плохо было, здесь хорошо…» Он, как режиссёр, хорошо объясняет. По крайней мере, я понимаю, что он хочет от меня.

Солбон Ендонов в спектакле "Полет. Бильчирская история"

- А Вы раньше в кино снимались? Можно сравнить то, что Вы делаете сейчас с Олегом, с кино?

- Я у Баира Николаевича Дышенова снимался и в студенчестве один раз в документальном фильме. Сейчас это будет совсем другое. Это не кино. В кино у меня роли были, можно сказать, проходящие.  Сказал реплику и ушел.  А тут, от начала и до конца надо будет тянуть тему, мысль главную, проживать её.

- А какая тут главная мысль?

- Мы с Олегом разговаривали об этом. Мы бы хотели, чтоб молодежь знала, кто такой Владимир Бузинаевич Борсоев. Они вообще знают, на какой улице живут? В честь кого эта улица названа? И, конечно, хочется показать, через что он прошел, будучи сиротой, до чего он дорос и кем он стал. Если говорить про судьбу Борсоева, то мне очень жалко. Оставалось до Победы пару месяцев, и он погиб, хотя у него до этого было много ранений… Об этом он тоже пишет.

- Вас консультирует племянник Владимира Борсоева?

- Да, сын его брата – Илья Ильич Борсоев. Он 1940-го года, ему в этом году исполнится 80 лет. Мы уточняли у него какие-то нюансы.

- У Вас в ближайшем будущем предстоит ещё одно важное событие. Спектакль «Аламжи», где Вы играете главную роль, будет показан критикам «Золотой маски». Волнуетесь?

- Мне сейчас трудно перестроиться. Мы «Аламжи» не играли месяцев 9. А вообще мы не играли больше полугода из-за пандемии. Сразу выйти и играть на «Маску» - это сложно. «Аламжи» - спектакль по бурятскому эпосу. Там свои нюансы.

- Как Вы, в целом, относитесь к критике?

- Конечно, у критиков свой взгляд.  Я приветствую критику, за ней следуют хорошие выводы для себя. Хорошо воспринимаю.

- Скучаете по зрителю?

- Я давно мечтаю о встрече со зрителем. Хочется выйти на сцену, потому что, когда долго не играешь, потихоньку забываешь, что ты актер. Актер должен выплескивать эмоции, они копятся, копятся, ты не знаешь, что делать, ходишь туда-сюда. Думаю, актер должен развиваться, быть постоянно в процессе творческом- учить текст, фантазировать, мечтать.

- Вам предстоит встреча с телезрителем. Чем телевизионный зритель, на Ваш взгляд, отличается от живого?

- Конечно, «вживую» мы обмениваемся со зрителем энергией. Мы видим их глаза. А тут перед камерой совсем другое. Мы хотим создать, насколько это возможно, камерную атмосферу, ведь «Полковник пишет» - это, можно сказать, интимная история.

- Спасибо за беседу.

Читайте также