Наталья Светозарова: «Если мне скажут, что я «нетеатральный человек», меня сегодня это не обидит»

Директор ГРДТ им. Н.А. Бестужева дала интервью infpol.ru  в преддверии международного дня театра
Инфори-Полис
120

27 марта театральные коллективы Улан-Удэ отпразднуют свой профессиональный праздник. Артисты получат награды, режиссеры – слова благодарности. А ведь одну из главных ролей в «спектакле» под названием «государственный театр» играет его директор. Ему приходится лавировать между режиссерскими замыслами и министерскими поручениями. Это тот человек, который в ответе за эту гигантскую машину, – начиная с той самой пресловутой вешалки, о которой сказал Станиславский, и заканчивая финансовой прибылью. 

Среди наших руководителей учреждений культуры есть самый «молодой» директор, который на этом посту работает полтора года. В октябре 2019-го Русский драмтеатр возглавила Наталья Светозарова, экс-замминистра культуры Бурятии. 

Накануне праздника мы встретились с Натальей Николаевной и поговорили о том, сколько часов ей требуется в сутках, чтобы руководить, какие задачи приходится решать, как управлять творческим коллективом, а также о непростом 2020-м, планах и многом другом. 

– Наталья Николаевна, расскажите о том, как театр прожил этот «ковидный» год? 

– Сложно, конечно! 2020-ый для нас начался очень хорошо. Мы выполнили и даже перевыполнили показатели за первый квартал: и по количеству зрителей, и по платным услугам, – и с оптимизмом смотрели в будущее. Но случилось то, что случилось, – пандемия, самоизоляция и т.д. В конце марта мы закрыли двери для зрителей, успев показать премьеру «Онегин». В апреле и мае искали новые онлайн-формы общения с аудиторией – артисты делали читки пьес, детских сказок, стихов, записывали мастер-классы по гриму и пантомиме, проводили прямые эфиры в инстаграм. Это был непривычный ритм работы. Казалось, что мы вот-вот выйдем работать. Но в конце мая стало понятно, что ситуация не нормализовалась, и я приняла непопулистское решение отправить коллектив в отпуск с надеждой, что в июле и августе мы все-таки откроемся. Однако и после отдыха оказалось, что зрителей мы сможем увидеть нескоро. 

– Когда вы поняли, что театр будет работать в закрытом режиме, то чем планировали заниматься? 

– Речь о том, чтобы распустить всех по домам, не стояла. У нас госзадание, и его надо было выполнить. Спасибо министерству культуры Бурятии и правительству, что не уменьшили господдержку, поэтому мы просто не могли не выполнить порученное задание. По госзаданию у нас пять премьер в год. Одну мы успели сдать – это «Онегин» по мотивам произведения Пушкина, а четыре должны были сделать после выхода из отпуска. И это невероятно сложная задача – за короткий срок создать четыре полноценных постановки! Порой случалось, что после техсовета, с которого начинается работа над спектаклем, когда авторы представляют макет, чертежи, эскизы, цеха говорили: «чтобы это сделать, в нашем цехе должно работать человек десять». Но, чем меня поражает наш коллектив, какая бы сложная задача перед ними не стояла, они с успехом ее выполняют, как говорится, глаза боятся, а руки делают. За это время мы подготовили даже не четыре, а шесть спектаклей: «Калека с острова Инишмаан», «”Шведская семья” профессора Густафа», «Добывайки», в рамках творческой лаборатории «Территория РОСТа» – «Микрохи», «Ням-ням путешествие» и «Мой дом». Вы видите, какой у нас сейчас плотный репертуар, ежемесячно у нас премьеры, которые мы, наконец-то, можем показать зрителям. У нас аншлаги, зрители хотят посмотреть то, что мы сделали. 

– В закрытом режиме вы провели лабораторию «Территория РОСТа»? 

– Это один из самых классных проектов нашего театра, который пятый год проходит при поддержке министерства культуры Бурятии. Благодаря ему репертуар Малой сцены пополняется новыми детскими и подростковыми спектаклями. Каждый год творческая лаборатория посвящена разным темам и аудиториям. В этом году она направлена на самых маленьких театралов – от года до четырех лет. Это самая нежная категория зрителей, с которыми нельзя работать привычными методами. Для них создаются особые бэби-спектакли, так как в силу возраста ребенок еще не способен воспринимать сюжет, текст. К нам приехал режиссер Алмаз Садриев, один из главных инициаторов и вдохновителей бэби-театра в России, а также создательницы санкт-петербургского бэби-театра Ирина Амосова и Ольга Боброва, которые проводили с актерами мастер-классы. Они объясняли психологические особенности детей, методики создания постановок для малышей и т.д., а наши артисты в свою очередь осваивали новый жанр. Созданный в рамках проекта спектакль «Микрохи» стал участником I творческого образовательного форума бэби-театров «Лэк-Лэк» в Татарстане, наш театр на фестивале представлял помощник художественного руководителя Лилия Маркина. Мы первые в республике, кто обратился к этому актуальному направлению в театральном искусстве. Надеемся, и в дальнейшем министерство культуры будет поддерживать такие инновационные проекты. 

– За этот период от государства была поддержка? 

– Конечно. Как я уже сказала выше, у нас было госзадание, которое в полном объеме поддержало министерство. Но у нас не было доходной части, которую мы могли бы потратить на развитие театра. В первый квартал 2020-го мы заработали за счет платных услуг определенную сумму, но ее не хватило бы на оплату премиальных и другие расходы, так как в государственных деньгах заложена основная часть заработной платы, деньги на содержание здания и постановки. А вот все премиальные выплаты возможны только за счет платных услуг. Министр культуры Бурятии Соелма Дагаева лично лоббировала в банке выдачу нам беспроцентного и невозвратного кредита на выплату заработной платы, как для отрасли, пострадавшей в пандемию. И благодаря этим усилиям, коллектив не ощутил дефицита средств, а руководство смогло поощрить людей и поддержать их в трудную минуту. 

– И вы даже смогли провести масштабный ремонт? 

– Удивительный год, да, мы полностью обновили зрительское фойе. Это был риск – затевать такой ремонт, – так как мы жили надеждой на полноценную работу, и могли начать принимать зрителей в любой момент. За десять лет эксплуатации оно изрядно «поизносилось», очень непрезентабельно выглядело. Мы по-новому оформили наши стены, обновили весь текстиль, шторы, перетянули банкетки, на третьем этаже повесили стильную фотовыставку. Наш фотохудожник Александра Данилова работает над новыми портретами артистов. Сейчас это модное, стильное пространство, гармоничное и современное. 

– Что особенно запомнилось в прошлом году? 

– Много было разных событий. Первое, что приходит на ум – это, конечно, социальный проект Лианы Щетилиной, который она реализовала с другими актерами. Они несколько месяцев занимались с детьми с синдромом Дауна, «солнечными» ребятами, и создали небольшой спектакль-перформанс, который зрители не смогли посмотреть, только родные детей. Как ребята раскрылись, с какой радостью они приходили на занятия, с каким удовольствием демонстрировали свои таланты – это дорогого стоит. Их лучистые глаза, слова благодарностей родителей – что-то невероятное. Театр стал мостиком в социализации и инклюзии детей, дал им и их родителям возможность по-новому узнать себя и друг друга. Надеюсь, этот прекрасный проект будет иметь продолжение. Планы, конечно, на это есть. В этом году Лиана Щетилина будет учиться в школе социального театра, театр направляет актрису на профессиональную переподготовку в области социокультурного проектирования и педагогики искусства. 

– А самые приятные моменты прошлого года? 

– Конечно, попадание спектакля Сергея Левицкого «Наводнение» в номинанты «Золотой маски» в пяти номинациях. Пять лет подряд мы входили только в лонг-лист – список ста самых заметных спектаклей России, и впервые выдвинуты в конкурсную программу самого престижного театрального фестиваля. Уже в апреле мы покажем спектакль в Москве – поездка стала возможной благодаря финансовой поддержке министерства культуры Бурятии. Под финал 2020-го этот же спектакль стал лауреатом Госпремии Республики Бурятия в области искусства. Конкуренция была большая, Соелма Баяртуевна серьезно боролась за нашу постановку. И артисты Нина Туманова, Олег Петелин, Лиана Щетилина и Елизавета Михайлова стали лауреатами Госпремии. 

– Когда вы только пришли в театр, что стало для вас самым неожиданным? 

– Конечно, театр открылся для меня с новой стороны. Когда ты приходишь в зрительный зал, ты видишь только верхушку айсберга. И даже я, работая в минкульте, зная разные организационные вопросы, не представляла, как сложно создается спектакль. Людям извне трудно объяснить, с какими непредвиденными ситуациями сталкивается театр, какие задачи решает. Задумку режиссера хочется воплотить на 100%, но не всегда позволяют это сделать возможности города, порой просто не найти нужного оборудования или материала. Когда ходишь по цехам, видишь, с каким вдохновением они работают, несмотря на сложности, как все погружены в процесс создания спектакля. Об этом никогда раньше не задумывалась, какой труд стоит за тем, что мы видим на сцене. Всегда восхищаюсь людьми, которые с отдачей работают, это и меня саму вдохновляет. 

– Самая нестандартная задача, которую вам приходилось решать на посту? 

– Они все нестандартные! Вот только сейчас искали по России колеса для декораций, которые нам нужны для спектаклей «Добывайки» и «Калека с острова Инишмаан». В Улан-Удэ таких нет, в Иркутске есть, но они не выдержат нашей нагрузки. И так каждый день. Для спектакля «”Шведская семья” профессора Густафа» искали силиконовую грудь, наши работники все интим-магазины обошли, все равно пришлось в другом городе заказывать. Грим только в Москве заказываем, просим, чтобы кто-нибудь привез. 

– Самое приятное в вашей работе? 

– Сдача спектакля. Всегда на финальном поклоне не могу сдержать эмоций, пусть потом слышу критику, я думаю, сделали, получилось! 

– Как вам работается с Сергеем Левицким? 

– Сергей Александрович очень талантливый режиссер. Благодаря ему, о Русском драмтеатре заговорила вся остальная театральная Россия. Недавно, по мнению критика Павла Руднева, он вошел в число региональных режиссеров, которые даже могли бы возглавить столичный театр. Его ценят, его спектакли вызывают огромный интерес профессионального сообщества. Не буду лукавить, с ним бывает непросто, он категоричный человек, но его профессиональные успехи искупают любые сложности. 

– Творческим коллективом сложно управлять? Говорят, в театре все «актеры», независимо от должности? 

– Мне уже в шутку говорят, что я стала актрисой, и мне на сцену пора. Конечно, как в любом творческом коллективе случаются разногласия, споры, порой приходится решать конфликты, успокаивать. Я всегда говорю, что надо слушать и уважать друг друга. Мне надо найти выход из любой ситуации, чтобы не навредить ни спектаклю, ни театру, ни отношениям. А это бывает очень непросто. И работа с наступлением 18.00 не оканчивается, мне могут и ночью позвонить, и поздно вечером писать. И нужно включаться, решать вопросы, потому что это не просто работники, это семья. В период пандемии особенно остро это почувствовала. Артисты не отказывались принимать участие в онлайн-проектах, проявляли инициативу, креатив, делали читки. Цеха самоотверженно создавали спектакли, декорации, костюмы. Администраторская часть откликнулась на просьбу помочь в ремонте, что совсем не входит в их обязанности. В сложной, неординарной ситуации люди проверяются. Наш коллектив показал сплоченность и любовь к театру во всех смыслах. 

– Есть такое понятие «театральный человек», как вы думаете, какой он? 

– Наверное, кто давно работает в театре, на любого, недавно пришедшего скажет «нетеатральный человек», не смотря на то, какой он хороший или работоспособный. Видимо, надо с театром прожить, «продышать» его воздухом какое-то время, чтобы напитаться. Если мне скажут, что я «нетеатральный человек», меня сегодня это не обидит. Я понимаю, что мне много еще предстоит узнать. И чтобы стать «своей», мне надо что-то сделать хорошее для всего коллектива, чтобы театр почувствовал пользу от моей работы. 

– Самые ближайшие планы? 

– Поездка на «Золотую маску», затем в мае со спектаклем «Наводнение» мы поедем на крупный театральный фестиваль «Ново-Сибирский транзит». 3 и 4 апреля покажем премьеру «Калека с острова Инишмаан» в постановке Антона Коваленко – спектакль, который мы сделали еще осенью. Уже в процессе репетиций очередная премьера – «Кое-что про йогу» в постановке Олега Христолюбского, ее зрители смогут увидеть 1 и 2 мая. В июне планируем восстановить один из наших лучших детских спектаклей «Звездный мальчик» и закроем этот короткий, но интересный 92-ой театральный сезон.

Читайте также