Мне нужна любовь

Актриса Русского драмтеатра Анастасия Турушева, – пожалуй, одна из самых известных в труппе бестужевцев.
Ариг Ус
62
спектакль "Пьяные" фото: Александра Данилова, ГРДТ им. Н.А.Бестужева

Причиной тому, конечно, ее талант и харизма, запоминаемость у зрителей, но в том числе и произошедшая несколько лет назад авария, в которую попала Настя. Причиной тому, конечно, ее талант и харизма, запоминаемость у зрителей, но в том числе и произошедшая несколько лет назад авария, в которую попала Настя. Тогда о ней много и подробно писали в СМИ.

Настя осталась жива. Она выкарабкалась, вернулась в профессию, вышла замуж, год назад стала мамой. Глядя на хрупкую, почти прозрачную актрису, кажется, что ее может с легкостью подхватить и унести ветер. Но, присмотревшись, понимаешь, что внутри металлический стержень, который позволяет ей твердо стоять на ногах в этом огромном и сложном мире. И имя ему – любовь.

Ее она с лихвой дарит близким, любя без остатка. Она готова спасти голубя с переломанным пером и выходить его у себя дома. Она искренне любит свою работу и зрителей, которые отвечают ей взаимностью. Может, отчасти, поэтому режиссер Сергей Левицкий выбрал ее на роль Марты в «Сказке странствий»: «Такая любовь, как твоя, – великая сила», – говорит Орландо ее героине в спектакле.

Сейчас Анастасия Турушева вышла из декрета и активно занята в репертуаре. Актрису можно увидеть в «Онегине», «Ричарде III», «Смерти Тарелкина», «Волках и овцах». В скором времени она выйдет на сцену в премьере «Кое-что про йогу» в постановке Олега Христолюбского по пьесе Дипики Гуха. Новая постановка, которую представят 1 и 2 мая на сцене ГРДТ, стала поводом для встречи с ней и возможностью поговорить о многом другом.

– Настя, сложно было вернуться к профессии после декрета и такого сложного года?

– Странное чувство. Одновременно я разрушилась, потерялась, не понимала, я мама или я актриса. Мне кажется, я не помнила, что было до, не знаю, что будет дальше. Я находилась в таком море отчаяния, может, остатки, капли этой волны, которая меня захлестнула, еще остались... Очень тяжело было выйти после декрета на сцену. Ты берешь в руки текст, повторяешь, выходишь на площадку и думаешь: «Разве я это делала?», «А мы играли этот спектакль?» Просто чистый лист, нетронутое поле. А с другой стороны, материнство, в которое я погрузилась с головой. Иногда я в чем-то себя ругаю, что я плохая мама, что не всегда готова пристроиться к новым обстоятельствам малыша. Взросление, каждый его новый этап – это новый страх. А как справишься, а все ли учтешь? Но все как-то естественно получается, смотришь, а он уже и ложку держит, а ты думаешь: «А когда ты его этому научила?» И сейчас нет разделения на театр и материнство, есть опасность, а хватит ли сил и где найти баланс...

– Ты родила ребенка, когда началась пандемия, как восприняла эту новость и каким образом на тебя повлиял коронавирус?

– Я, с одной стороны, порадовалась, что все вместе со мной ушли в декрет. Это было очень смешно. Когда твой муж актер, он и в театре, и на съемках, то может допоздна засидеться, а тут он со мной был закрыт в четырех стенах. Это было подарком судьбы. Мы вместе гуляли с коляской, это было прекрасно. А с другой, случилось так, что актер оказался не нужен ни стране, ни зрителю. Пострадали многие, например, артисты песенного жанра, танцевального, кто зарабатывал на этом. Нам платили зарплату, это радует, а другим нет, частные театры пострадали. Был страх, что после пандемии вообще не будет театра, что просто закроют все театры и больше не откроют. А когда зрители писали, что скучают, это дорогого стоит, тогда приходило успокоение, что все-таки мы нужны.

– «Кое-что про йогу» – это первый полноценный спектакль после декрета, где ты в процессе от начала и до конца?

– Были вводы, а на большой сцене да, первый. Но у меня были еще «Микрохи», Алмаз (режиссер – прим.авт.) оставил такой шрам любви в сердце.

спектакль "Онегин" фото: Александра Данилова, ГРДТ им. Н.А.Бестужева

– Точно «Микрохи»! Расскажи про этот спектакль.

– Это первый бэби-спектакль в нашем театре для малышей от 0 до 3 лет, который создавался по европейским стандартам бэби-театра и при поддержке Министерства культуры Бурятии. Режиссер Алмаз Садриев сначала провел кастинг. По какому принципу он выбирал, не знаю... Я ему говорила: «Вы психолог? Как вы нас разглядели?» Просто считывал с человека, не расспрашивал про внутренние переживания, истории из жизни. Просто говорил: «Как к детям относитесь?», «В каких спектаклях играете, кого играете?»

– Как шла работа?

– Первое время на репетициях он «прибирал» нас, чтобы мы не были аниматорами и не кричали, как полоумные, «СНЕ-ГУ-РО-ЧКА, ПРИ-ВЕТ». Чтобы минимум улыбки, чтобы она была легкая, нежная и не пугающая. Объяснял, что общение во время спектакля с ребенком должно быть нежное, теплое, идти от сердца. Он постоянно говорил: «Ощущайте! Вот вы берете этот предмет и разглядываете с таким любопытством, что вот сюда можно что-то положить, а, нет, не влезет, такой детский интерес», а внутри нежный монолог должен быть, смотришь на этот предмет и думаешь: «Маме подарю!», чтобы тепло внутри рождалось. Это же бессловесный спектакль, бессюжетный. Все на уровне ощущений. И это тепло должен ощущать малыш, не бояться, исследовать вместе с актерами – это и есть настоящий бэби-театр. Алмаз взял и влюбил в себя по-доброму, как волшебник.

– Что тебе подарили «Микрохи»?

– Любовь. Я люблю, когда актеры, которые смотрят на этот спектакль, говорят: «Ансамбль, какое партнерство!», и я думаю, это правда, мы впитываем друг друга и собираемся, как команда.

– Расскажи, пожалуйста, про спектакль «Кое-что про йогу»?

– Я очень рада, что попала в этот спектакль. Встреча с режиссером Олегом Христолюбским – яркое событие, он меня зацепил своим настроением, умом, отношением, расположил к себе, с ним очень приятно работать. Пьеса, которую он взял, написана пару лет назад американским драматургом Дипикой Гуха. Это смешная и актуальная пьеса про компании, корпоративную этику, которая высмеивает наши новые «духовные» ценности – такие, как смузи из сельдерея, которому мы «поклоняемся», и супер эластичным штанам для йоги. Она про манипулирование общественным мнением, про лицемерие корпораций, про поиски себя и настоящего в этой жизни. При этом она очень легкая, смешная комедия, которая современным людям будет очень близка.

– А кто твой персонаж?

– У меня несколько персонажей, но главный, – это Ромола, педагог по йоге, молодая, активная девушка. Мне так нравится, что она развивается в процессе спектакля: от инстадурочки к умному, прекрасному, честному, доброму и думающему человеку, и этим она интересна. Есть у меня еще несколько героев, но о них я пока не буду говорить.

– О чем еще этот спектакль?

– О поиске себя внутри себя, о потери и обретении себя. Будет смешно, я уверена, там есть очень забавные сцены, например, у героев в компании есть «пятиминутка снов», когда все сидят и рассказывают друг другу свои сны, а потом «пятиминутка обсуждения снов». Вот такие моменты обыгрываются смешно.

– Хочется узнать про кино. Сейчас, как я поняла, ты занята в нескольких проектах?

– Моя работа в кино началась с монгольского фильма, который я так и не видела. Еще я снялась в фильмах «Два капитана» (режиссер Баир Уладаев) и «Золото империи» (режиссер Юрий Ботоев). Пока они не вышли. Вместе с мужем играла в одном сериале, о котором пока не могу рассказывать. Благодаря этой работе совсем недавно попала в программу «Страшные истории» на ТВ3. И уже во второй раз работаю с Никитой Булановым, с которым мы сделали трейлер к будущему фильму «Дело жизни» про Исая Калашникова. Там я буду играть роль жены писателя. С этим режиссером мы еще сделали короткометражку «У озера», это фестивальное кино, у которого, я надеюсь, большое будущее.

– Расскажи про фильм о Калашникове?

– Никита пригласил меня снять заявку на кино. Это биографическая картина о нашем знаменитом писателе, сценарий написал сам Никита. С этой заявкой даже заняли второе место в конкурсе от VK Talents и сети кинотеатров КАРО «Трейлер с несуществующему фильму». Я буквально влюбилась в Никиту, талантливый мальчишка. Я говорю «»мальчишка потому, что он такой светлый, молодой. Своей лучезарностью просто покоряет. Когда снимали трейлер, то встречались с вдовой Исая Калашникова. Она при знакомстве долго смотрела на нас, на него, на меня, а потом говорит: «А ничего, что девочка на меня не похожа?» А он сказал: «А нам не нужно этого, для меня главное, ее внутренняя жертвенность, мне нужна любовь». Может, он во мне и углядел это.

– Любишь ли ты играть с мужем в одном спектакле? Сложно двум актерам в одной семье?

– Вова требовательный партнер, с ним бывает непросто, но безумно интересно, он талантлив. Мы давно вместе, столько пережили, мы полностью принимаем друг друга со всеми недостатками. Я ведь тоже не идеальна.

– Кто талантливее ты или Володя?

– Блин... Для меня всегда был Барт. В актерстве я всегда стараюсь у него спросить совета, мнения. Он мне говорит: «Настя, ну «прибери» ты себя, вот это так сделай». И ты понимаешь, что он прав. Он всегда по-честному со мной. С «Онегиным» я бесконечно к нему подходила и спрашивала: «А так нормально, а так?». Этот спектакль стал для меня особенным. Я когда посмотрела его, как зритель, думала: «Вау», мне он нравился, я рыдала весь спектакль, я хохотала весь спектакль, аплодировала стоя. Оказавшись внутри (Анастасия Турушева сейчас играет роль певицы), чувствуешь ответственность, тем более сыграть на сцене КРАСОТУ, как сделала ее Лена Ербакова, а ты начинаешь закапываться в своих комплексах. И еще много пришлось репетировать по вокалу – это было очень страшно, сложно.

– Думали с мужем о том, кем станет сын?

– Я думаю, что я буду легкой мамой, хочет на дзюдо, ну, пошли на дзюдо, театр, ну, давай, театр. Я надеюсь, что я буду легко относиться к этому.

– Было ли страшно, что после аварии ты не сможешь стать мамой?

– Это один из самых больших страхов. Наш малыш – очень долгожданный, мы его действительно долго ждали. И когда случилось, это была невероятная радость. Видимо ТАМ сказали, что сейчас надо, пора.

– Какая ты мама?

– Ну, надеюсь, что потрясающая. Это удивительно, тебя человек любит ни за что. Это чистая, настоящая любовь, такое чувство испытает только мать.

спектакль "Сказка странствий" фото: Александра Данилова, ГРДТ им. Н.А.Бестужева

Читайте также