Бурятский Талисман

На «Золотой маске» показали забытый балет Петипа
Анна Галайда Российская газета - Федеральный выпуск № 45(8099)
228

Бурятский театр оперы и балета впервые попал в число номинантов Национальной театральной премии. Но сразу обратил на себя внимание благодаря «Талисману». Сто лет назад этот балет исчез со всей Атлантидой Мариуса Петипа и теперь заново поставлен в Улан-Удэ Александром Мишутиным.

Один из балетов «золотого века» сегодня напоминает о своем существовании только новодельным акробатическим па де де, поставленным Петром Гусевым в 1955 году. В последний раз «Талисман» шел на сцене в 1926 году - его возобновили для выпускного спектакля Ленинградского хореографического училища, чтобы продемонстрировать умопомрачительные возможности юных Ольги Иордан и Алексея Ермолаева. В историю они войдут как главные виртуозы эпохи, поднявшие на новый виток технику классического танца, а главное - как носители новой балетной эстетики, в которой смелость, отвага, рационализм смели наивную прелесть старины. В том школьном спектакле стало очевидно, что историям про любовь дочери повелительницы небесных духов и индийского магараджи не место в репертуаре советских комсомольцев и комсомолок, которые вне сцены становились членами Осоавиахима, ворошиловскими стрелками, рекордсменами по плаванию и первыми пассажирами гражданской авиации и несли современное искусство жителям реальной, а не воображаемой Индии. «Талисман» канул в вечность вместе с легендами о его великих исполнительницах - Матильде Кшесинской, Пьерине Леньяни, Ольге Преображенской.

Почти сто лет спустя забытый балет решил оживить Александр Мишутин. Для России это имя практически незнакомо - выпускник Московского хореографического училища много лет живет и работает в Японии. Там ему и попал в руки клавир забытого «Талисмана». Итальянец Риккардо Дриго до сих пор считается одним из лучших композиторов, сочинявших для балета: его музыка полна театральных эффектов и аффектов, ритмична, танцевальна, но не опускается до примитивности «музыки для ног». В соединении с обуявшей современный балет тоской о собственном утраченном прошлом это оказалось прекрасным стимулом для Морихиро Иваты (в то время руководителя балетной труппы Бурятского театра) пригласить Мишутина на постановку.

Выпуск балета с «императорским» прошлым (три акта с прологом, которые надо наполнить сценографией, костюмами, бутафорией, десятки персонажей, бессчетное ожерелье танцев) - вызов для любой труппы. Взявшись за постановку, Александр Мишутин изучил опыт предшественников с японской тщательностью. Он не стал пользоваться методом реконструкции, переживающей сейчас подъем интереса, тем более что классический источник (хранящиеся в Гарварде записи режиссера Николая Сергеева) содержит ограниченное количество материалов, относящихся к «Талисману». Хореограф пошел путем, наиболее близким методу Пьера Лакотта - на основе сохранившихся документов он создал собственную постановку.

Перекроив либретто (четыре акта сокращены до трех) и почти полностью избавившись от пантомимы, хореограф максимально усложнил собственную жизнь: бурятский «Талисман» - это трехчасовой танцевальный марафон, в котором у небольшого кордебалета почти нет времени перевести дух, а ведущие солисты рекрутированы даже на корифейские партии - они поставлены почти без скидок на возможности скромной труппы.

Отбросив ложные предрассудки, хореограф даже не стремится к тому, чтобы зритель мог следить за сюжетом без костыля программки: кому сегодня интересны перипетии любовных отношений дочери повелительницы небесных духов и магараджи и собирающейся за него замуж дочери царя Дели! Старинный балет, как и при Петипа, любят за танцы. Здесь Мишутин обнаруживает знание и понимание законов академического балета. Гусевское па де де из «Талисмана», «Баядерка», «Корсар», «Дочь фараона» служат строительным материалом для нового «Талисмана»: из них берутся пантомимные схемы, структура сцен, драматургические узлы и хореографические лейтмотивы. У хореографа хватает вкуса и энергии, чтобы синтезировать все эти источники в едином стиле. В трехчасовом спектакле это порой оборачивается монотонностью, скрыть которую могли бы исполнители - если бы у них было для этого достаточно опыта.

Бурятским артистам опыт заменяет воодушевление. Оно помогло труппе преодолеть сложную ситуацию, когда уже в Москве выяснилось, что в спектакле не сможет выступить номинированная на «Золотую маску» исполнительница главной партии. Вышедшая на замену Елена Хишиктуева представила огромную роль Нирити так, будто она ставилась на нее. Спаянным ансамблем выглядели Баярма Цыбикова в роли покинутой невесты Дамаянти, Баир Жамбалов в партии бога ветра Вайю и Булат Раднаев - магараджа Нуреддин. Ярких красок добавил постановке оркестр под управлением Георгия Албегова, дав почувствовать все обаяние забытой музыки Дриго. Благодаря этому ансамблевому единству вернувшийся из забвения «Талисман» хочется рассматривать как талисман Бурятского театра, который поможет ему ожить и снова появиться в Москве.

Читайте также