Жителям Улан-Удэ показали пикантную историю шведского семейства

Русский драмтеатр имени Бестужева показал изголодавшейся публике новый спектакль
Роксана Родионова, МК в Бурятии
31

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Первая фраза из романа «Анна Каренина» Льва Толстого невольно приходит на ум при знакомстве с очередной работой улан-удэнского храма Мельпомены.

На прошлой неделе после многомесячной паузы Русский драмтеатр имени Бестужева в столице Бурятии представил публике новый спектакль — «Шведская семья» профессора Густава».

Закрытая премьера состоялась при пустом зале еще 26 ноября 2020 года: зрители отсутствовали из-за запрета на массовые мероприятия на фоне неблагополучной эпидобстановки. А открытые показы прошли с 4 по 7 февраля 2021 года с аншлагом, если можно так назвать разрешенную заполняемость зала на 50 процентов. Кипели партер и кресла, театралы радостно и волнительно предвкушали встречу с артистами, а те, в свою очередь, оправдали их ожидания.

Двухчасовое действо, развернувшееся на сцене, стало авторским дебютом художественного руководителя театра Сергея Левицкого. Он выступил одновременно автором и режиссером, сценографом и художником по костюмам, сам впервые написал пьесу в формате «workinprogress», разработал пространство и представил постановку в жанре «комедия положений» — популярном у зрителя и нехарактерном для себя.

Столь авантюрное и рискованное решение — создание произведения в процессе репетиций — автор применил первый раз за свою практику. Канва сюжета имелась, а диалоги придумывались «по ходу дела» методом коллаборации. Создатель хотел избежать высечение юмора из тривиальных ситуаций и, кажется, сумел справиться с поставленной задачей на ура.

Если спектакль «Играем в дружную семью, или Гарнир по-французски», ставившийся в Русдраме почти 13 лет назад, зиждется на чисто житейской ситуации (мужья обзаводятся любовницами, а их жены — любовниками, и из-за взаимного обмана происходит анекдотичная путаница), то «Шведская семья» профессора Густава» имеет более философскую подоплеку, а поднятая тема вызывает не смех, а грусть, слезы и рефлексию.

Пикантное название («Шведская семья…») — отсылка не к нарицательному названию группового брака, как подумают некоторые, а к непосредственному месту происходящих событий. Перед нами предстает история вполне традиционного, но несколько «фриковатого» стокгольмского семейства, глава которого — профессор океанологии — вынужден тащить на себе быт и мириться с причудами домочадцев.

У каждого из обитателей мрачного полуподвального жилища, похожего на бетонный бункер и дополненного соответствующим декорациями, собственная идея фикс, если угодно — проблема. Жена Хильде грезит богатой жизнью и дорогой одеждой, давно не испытывает чувств к мужу и легко подбирает ему замену — газопроводчика Стефана. На сердце и тело юноши претендует и дочь Ребекка: 36-летняя девица одержима увеличением груди, перманентно находится в поиске мужчины и постоянно «зависает» то в ванной, то в телефоне, обзванивая ухажеров. Сын Свен зациклен на насыщении утробы и конфликтах в школе, подвергаясь избиениям и насмешкам. Теща Улва терроризирует надуманными болезнями и кормит давно умершего кота, а друг Йорген сидит на профессорской шее, играет в азартные игры и на некогда украденной трубе, мучая инструмент и слушателей. Стоит ли говорить, что никто здесь не любит и не уважает друг друга, но все считают Густафа тюфяком и причиной своих бед?

Сам же главный герой возвышается над мещанской суетой и совершает великое научное открытие, к которому шел долгие годы и за которым охотятся на самом высоком уровне. Он движим не эгоистичным, а благородным порывом, хочет принести пользу обществу, знает, как сделать людей добрее, а мир — чище и лучше, гуманнее и милосерднее. А вот родных счастливее сделать не может. Но отчаянно пытается и тратит на это целую жизнь, которая рушится в одночасье. После того, как Андерсон отказывается продавать свое научное открытие, он теряет все — работу, приносившую доход, супругу, сбежавшую к любовнику, жилье, отбираемое за долги, и едва не лишается свободы.

Когда на одной чаше весов оказываются личные принципы, а на другой — семейное благополучие, выбора не остается... Впрочем, достаточно в нашем описании и этого: пусть интрига сохранится. Каждый, наконец, обретет то, чего жаждал: жена — безбедное существование, дочка — пластическую операцию, сын — долгожданный авторитет, теща — четвероногого друга… Каждый, кроме профессора Густава. Все по-прежнему видят в нем не личность, а источник обогащения. Все, кроме психолога Эмели, любящей мужчину таким, какой он есть. Потому-то ученый не следует ожидаемому финалу: «Убедись, что окружающие счастливы. Застрелись», а вместе с «врачевательницей душ» улетает на воздушных шарах — сбегает с собственного дня рождения, о котором никогда не помнили, из родного дома, где его так и не оценили. И хлопок вечно ломавшейся и вновь треснувшей трубы с газом — символа не произошедшей внутренней трансформации героев — венчает побег от постылой реальности.

Сказать, что постановка не выдержана в характерных традициях жанра — значит слукавить, ведь персонажи нет-нет да попадают в водоворот смешных и трагичных, курьезных и комичных ситуаций. Но стереотипы надломлены несмотря на типовые приемы. Премьерный спектакль — о любви и ненависти, чуткости и равнодушии, честности и притворстве. А главное, он — о персональной ответственности за мир в душе и на планете. «Обвинить кого-то в личных несчастьях просто, а посмотреть внутрь, на самих себя, каково?», — вопрос, пронизывающий «Шведскую семью» красной нитью.

— В моем понимании эта история о том, что порой мы совсем не знаем людей, которые живут рядом, и подчас настолько разъединены с ними, что даже не ищем точки соприкосновения, — рассказывает заслуженная артистка Марина Ланина (Хильде). — Всякий человек существует в своей реальности и имеет свою правду, красит мир собственными красками и ставит впереди собственные нужны. Но понимать друг друга очень важно — лишь тогда можно достичь гармонии с собой и остальными.

Для «бестужевцев» подобный опыт послужил своеобразным экспериментом. А для новой актрисы Натальи Березиной роль Эмели явилась бенефисом в театре. «К работе над ней приступать было очень волнительно: новый коллектив, где только осваиваешь, плюс режиссер — художественный руководитель, который не просто поставил спектакль, а продолжит корректировать его, поможет держать в тонусе, — делится девушка. — Но было и очень интересно: первый раз я столкнулась с написанием истории не «до», а «во время». Получали пару сцен, выходили на площадку, пробовали что-то и не знали, что дальше. Спасала и радовала сложившаяся атмосфера: чувствовалось, что мы — команда. Невзирая на звания, подходили к делу с «чистого листа» — искали, фантазировали, советовались, за что я благодарна: не в любом коллективе тебя примут с таким дружелюбием и готовностью».

Не обходилось и без трудностей: требовалось «нащупать» способ существования в комедии, преподнесения ее юмора. Изначально артисты собирались в кабинете Сергея Левицкого и совместно смотрели фильмы Роя Андерссона, ставшие их ориентиром, указавшие направления движения. Многое менялось, но в сухом остатке приводилось к общему знаменателю и складывалось в единую картину. Наталья отмечает, что прошла все этапы создания постановки именно в «Шведской семье» и особенно переживает за ее судьбу и восприятие публикой.

— Я играю агента. Когда приступили к репетициям, придумали, что он — сотрудник спецслужб, мерзавец и негодяй, которому мешает работа Густава и который пытается «отжать» ее, — поясняет актер Иван Бузунов (Фрей). — Однажды мне звонит режиссер и говорит: «Срочно смотри фильм «Матрица»! Вспомни агента Смита — главного антагониста Нео!». Жесткого, четкого, не допускающего мира во всем мире, из чьего образа и черпалось вдохновение. И хотя мой персонаж — хрестоматийный злодей из комикса, я оправдываю его. Должен оправдать, чтобы сыграть. Надеюсь, что зритель будет хохотать до колик, хоть в самом начале казалось, что это совсем не комедия.

Смеяться или плакать, каждый решал сам. Но посетители тепло приняли премьеру и устроили бурные овации, а в соцсетях оставили положительные отзывы. Впечатлениями поделилась и министр культуры Республики Бурятия Соелма Дагаева.

— Обычно от «комедий положений» не ждут глубоких смыслов. А «Шведская семья» профессора Густава» не только позволяет отдохнуть, отвлечься и расслабиться, но и заставляет задуматься — об отношениях между людьми, родителями и детьми, о разном для всех счастье, о том, что нельзя предавать мечту. Это полноценная работа Сергея Левицкого над пьесой. Порадовал и зрительский прием. Хочется, чтобы после длительного перерыва в залах наших театров аншлаги были все время.

Возрастной ценз — 16+

Читайте также