Как продвигается оперное искусство в Бурятии

Народная артистка Бурятии Эржена Кимовна Базарсадаева поделилась воспоминаниями о знаменитом отце.
Андрей Норбоев, Новая Бурятия
334

22 апреля выдающийся бурятский деятель культуры Ким Иванович Базарсадаев  отпраздновал бы 85 лет. Его вклад в оперное искусство нашей республики неоценим. Голосом непередаваемой мощи и безграничного диапазона Базарсадаева были покорены далеко за пределами родной республики.

 В преддверии знаменательной даты корреспондент газеты «Новая Бурятия» встретился с дочерью оперного певца, народной артисткой Бурятии Эрженой Кимовной Базарсадаевой, чтобы из первых уст услышать о знаменитом отце. А также узнать о состоянии оперного искусства в Бурятии.

- На сайте «Соел» есть информация, что в 2006 году вы создали Культурный фонд имени народного артиста СССР К. И. Базарсадаева. За счет чего он существует, кто ему помогает? В каких мероприятиях  участвует?

- Культурный фонд создавался моей семьей. Существует он на наши собственные деньги. Кроме того, ему помогают наши знакомые, друзья, а также неравнодушные люди. Например, Бурятский государственный университет учреждал стипендию имени Кима Базарсадаева студентам за достигнутые высокие результаты в учебе, театральной и музыкальной деятельности в области музыкального искусства. Помню, что первой его стипендиаткой была Аюна Базаргуруева, ныне солистка Академии молодых оперных певцов Мариинского театра. К сожалению, сейчас стипендия не выплачивается.

В свою очередь, фонд оказывает поддержку как пожилым артистам, так и молодым талантам. В целом помогаем всем тем, кто нуждается в помощи, в том числе воспитанникам детских домов.

Рада сообщить, что с 20 по 22 апреля для увековечивания памяти и творческого наследия народного артиста СССР, лауреата госпремии Республики Бурятия Кима Ивановича Базарсадаева Культурный фонд проведет международный конкурс молодых вокалистов «Мужские голоса» в Бурятском театре оперы и балета.

Он позволит выявить новые яркие имена, приобщить молодые таланты к творчеству современных отечественных композиторов. Само торжественное закрытие конкурса, вручение призов, а главное, гала-концерт победителей состоится 22 апреля (возрастной ценз: 6+).

Конкурс будет проходить в шестой раз. Здесь однажды был мистический случай. Так, один из участников Егор Колодезников   снимал   на  фотоаппарат  лауреатов на сцене. Просматривая снимки, он увидел барельеф нашего отца. Фотографию я показала нашей маме, и она сразу, несмотря на плохое зрение, распознала образ отца. Получается, что он пришел на концерт, чтобы благословить участников. Всегда, когда проходит такой конкурс, я говорю, что папа с нами.

К слову, новшеством международного конкурса имени Базарсадаева будет приглашение лауреатов детского конкурса. Таким образом хотим создать преемственность поколений. На конкурс приезжают талантливые молодые ребята со всех уголков земли, которые проводят здесь 2 – 3 дня. Замечаю, что у тех, кто участвовал в нашем конкурсе, идет в гору карьера. Кто-то уезжает в Италию, кто-то работает в Москве.

- Повлиял ли отец на ваш профессиональный выбор?

- Я, как и мой старший брат Саян Кимович, не представляю жизни без искусства. Дочь брата Арюна тоже выбрала эту стезю. Я очень рада, что дело Кима Ивановича продолжается и будет жить. Племянница окончила музыкальное училище, сейчас в Санкт-Петербурге оканчивает магистратуру. В этом году она пришла к нам в театр. У нее тоже голос меццо-сопрано. В нашей семье у всех низкие голоса. Жалко, что моя дочь не хочет быть певицей, хотя увлечена музыкой.

Наш театр оперы и балета считаю своим вторым домом. С детства знала все спектакли наизусть. Надо отметить, что тогда в театре работали настоящие «махины» искусства. Каких только великих театральных деятелей я здесь не видела! К своему безграничному счастью, помню Ларису Петровну Сахьянову. С теплотой вспоминаю, как мы с ней общались в гримерке. В первое время знакомства с театром я очень хотела быть балериной. Однажды Лариса Петровна подарила мне куклу, очень похожую на меня.

Будучи ребенком, дома и во дворе очень любила устраивать концерты. Никого не стеснялась и не боялась. Собирала детей со своего и соседних домов. Кто-то из ребят помогал с декорациями, а я режиссировала. Тогда твердо решила для себя, что должна петь. К примеру, было забавно под игру двух баянов исполнять песню «Пусть бегут неуклюже». А потом я выступала в роли маленькой девочки в опере «Русалка».

Помню, как мой отец Ким Иванович привел меня на прослушивание к знаменитому педагогу, народной артистке России Надежде Казаковне Петровой. После того как мы с ней позанимались, она подошла к моему отцу и сказала, что у меня есть голос. Так и началась моя учеба. Без преувеличения, скажу, что именно Надежда Казаковна сделала из меня певицу. Проучившись у нее четыре года, я уехала в консерваторию. Однако  не переставала поддерживать связь с ней, часто созванивалась. Я очень благодарна своему первому вокальному педагогу.

- 23 и 24 марта прошла постановка «Князя Игоря» режиссера Юрия Лаптева, премьера 2021 года. Когда-то ваш отец исполнял главную партию князя Галицкого в этой опере. Что-нибудь можете об этом рассказать?

- Отец исполнял партию Галицкого всю жизнь. Тогда шла очень красивая постановка художника Александра Тимина. Дело в том, что эту роль не каждый бас может спеть, поскольку она сама по себе сложная, необходимо «потянуть» все ноты. К слову, отец, кроме хорошего голоса, обладал артистизмом. Он, изображая хулигана, мог фурией вылетать на сцену с таким возгласом, от которого по коже шли мурашки. Его голосом буквально наполнялся весь зал.

Мой отец Ким Иванович всегда говорил: «что бы ни случилось на сцене, артист должен доиграть свою роль». Перед самым выступлением артисту нельзя задавать лишние вопросы, поскольку он так сильно погружается в свою роль, что ничего вокруг не замечает. Был случай, когда костюмер пришила деталь от костюма к коже моего отца. Выяснилось это только после спектакля во время переодевания.

- На доме по улице Ранжурова, где жил ваш отец, сегодня можно найти мемориальную табличку. Как вы считаете, в канун 100-летия республики достоин Ким Базарсадаев увековечивания памяти, например, в виде наименования улицы, площади, как у Линховоина. Кто должен заниматься этим вопросом?

- Конечно, мы надеемся на увековечивание памяти отца. 22 апреля ему исполнилось бы 85 лет. Пользуясь случаем, передаю спасибо родному Агинску, где благодаря Иосифу Давидовичу Кобзону и сенатору Забайкальского края Баиру Баясхалановичу Жамсуеву построили музыкальную школу искусств, назвав именем нашего отца, чем я очень горжусь.

В свое время Геннадий Архипович Айдаев говорил, что «даст» улицу. Однако до сих пор этого не произошло. А ведь благодаря Киму Ивановичу в других странах узнали, кто такие буряты, что вообще на карте существует Бурятия.

Помню, как однажды президент Финляндии, несмотря на свои регалии, подошел к отцу, пожал ему руку и подарил в знак благодарности золотые чашки. Они хранятся у меня до сих пор.

- Вы исполнили роли  более чем в 30 спектаклях. Какая из них самая запоминающаяся и почему?

- Мой памятный оперный дебют состоялся в партии цыганки «Азучена» из оперы «Трубадур». Тогда я еще училась в консерватории, пела на итальянском языке.

Помню, в амфитеатре в последнем ряду сидели мой отец и Дугар Цыренович Дашиев. Слушая мое исполнение, они плакали. Пройдя ко мне потом за кулисы, очень эмоциональный Дугар Цыренович, не переставая плакать, сказал, что я их «убила», что я настоящая звезда. Эта похвала была для меня самой высокой, несмотря на то, что Союз театральных деятелей вручил мне награду «Самый лучший дебют».

Еще хочется отметить партию графини в «Пиковой даме», после которой Дугар Цыренович называл меня «графиня Базарсадаева». Вообще, у меня с этой постановкой связана своя отдельная история. Тогда ее ставил монгольский режиссер Лхагвын Эрдэнэбулган. Будучи молодой девушкой, я должна была играть роль пожилой дамы, которая никак у меня не получалась. Неважно, выучил ли ты текст. Если нет гармонии с образом, значит,   ничего не получится. Я стала наблюдать за жестами, походкой пожилых людей. В какой-то момент  «включилась». Сама стала думать над образом, что-то придумывать. В итоге режиссер отметил, что у меня хорошо получается.

В целом все мои роли запоминающиеся.  Вот недавняя роль Ульрики в «Бал-маскараде». Выученная один раз партия остается в памяти навсегда, поскольку разучивание партий представляет собой огромную трудоемкую работу совместно с концертмейстерами. Занятия требуют огромной отдачи, после которых порой выходишь выжатый как лимон. 

- Согласитесь, оперное искусство довольное сложное для понимания. Ваша публика,  она стала с годами меньше или больше? Как научиться понимать оперу? Что делается для этого в театре?

- Опера - это очень высокое искусство, любовь к которому нужно взращивать с детства. Расстраиваюсь, когда люди говорят, что не понимают оперу, зачем ее слушать. Мне кажется, такими словами они сами себя сразу принижают.

В былые времена все-таки публика ходила в оперный театр чаще. По отношению к искусству мы потеряли целое поколение. Сейчас выстраивается работа по приобщению молодого поколения к опере. Наши распространители билетов рассказывают о театре, пишутся программки. Замечаю много молодежи в зале. Благодаря «Пушкинской карте» ходят школьники, студенты. Я думаю, было бы правильным обязать детей в школе ходить в театр, как это было в советское время.

Важно понимать, что опера дает человеку очень многое. Если пение, музыка прекрасны, то у него за спиной вырастают крылья. Он становится одухотворенным, хочет что-то творить, делать. Это покажется невероятным, но в этот момент волнующие тебя вопросы находят свое решение. Искусство творит чудеса. 

- Спасибо за беседу!

Читайте также