Нияз Игламов провел лекцию для актеров улан-удэнских театров

А 24 января в 11:00 пройдет лекция под названием: «Современный национальный театр России: перспективы и тупики».
Пресс-служба министерства культуры Бурятии
292

Сегодня, 23 января, в фойе Бурятского драматического театра им. Х. Намсараева член экспертного совета Российской национальной театральной  премии «Золотая маска», руководитель литературно-драматической части Татарского государственного Академического театра имени Г. Камала, программный директор Международного фестиваля тюркских театров «Науруз», театральный критик Нияз Игламов провел лекцию на тему «Актёр 21 века: теория и практика».

Лекция затронула разные аспекты актерского мастерства: систему Станиславского в национальных театрах, современный театр и театр прошлого, актерское мастерство как призвание, европейский театр и театр российский, театральную педагогику, с какими проблемами сталкиваются режиссеры и т.д.

Приводим некоторые отрывки из лекции Нияза Игламова.

Театр меняется…

- Я не сторонник говорить, раньше было хорошо, а сейчас плохо. Ни один театр не стоит на месте, театр меняется. Так складывается, что по прошествии многих столетий можно дать более или менее объективную оценку. Что сейчас происходит – это более или менее отражает наше время. В любом спектакле драматического театра в основе его сюжета лежит драматическая коллизия. Этим же и наполнена наша жизнь. Есть социальный театр, а есть театр, который далек от итальянского театра, а есть тотальный театр. Сегодня, как говорит Лоевский, театр может быть везде. Наша сегодняшняя задача усложняется оттого, что изменился контекст. В 70-ые -80-ые г.г. театр ­– это популярное досуговое направление. Люди любили ходить в театр. Сегодня мы видим, что театры не конкурируют друг с другом. В стратегическом плане – это хорошо, когда на постановки ходят люди. Тогда в театре есть репертуар и руководство знает, что нужно зрителям.  

Люди перестают ходить в театр

- Сегодня человек больше работает, он больше занят и культура выхода в свет по вечерам утрачивается. И за каждого зрителя нам приходится бороться. И идея тотального театра привязана к поиску новых тем, зачем нужны новые темы, затем, чтобы передать новые смыслы. Но зрителю сегодня не очень нужны эксперименты. Зритель говорит, что чернуха в театре ему не нужна, они и так видят её на экранах ежедневно. Зритель хочет видеть в театрах: доброе, вечное, разумное, счастливое. Они хотят отдохнуть и не напрягаться. Мы не можем игнорировать запрос зрителя и вынуждены идти на компромисс. В советское время – это одна система компромиссов, в наше время другая.  

- Современный театр – это понятие широкое, чем в прошлом десятилетии. Сегодня существует пиетет перед системой Станиславского. До революции театр был многолик. После 1917 года поиски продолжились. Главной фигурой становится Мейерхольд.

Работает ли система Станиславского в национальных театрах?

- При Сталине было важно найти лидера и всех ему подчинить. В литературе был избран Максим Горький, в шахтерском движении был найден Стаханов, среди хлеборобов Паша Ангелина и т.д. В театре после 1935 года Немирович-Данченко поставил социальный спектакль «Враги Горького», который отвечал духу соцреализма был взят курс на МХАТ. И все национальные театры существовали и после войны, в тот момент, когда начали «закручивать гайки». Все национальные театры начали под одну гребенку грести, на обращая внимание на историю и культуру, менталитет народа. Конечно, что-то театры обрели, а что-то было утрачено. На примере Татарского театра скажу, что в 40-ые годы национальную студию ГИТИС окончила одна из лучших татарских студий.  В 1949 году в Татарский театр пришли актеры, которые учились по системе Станиславского в чистом виде. Но произошло то, что уровень режиссуры не дотягивал до их актерского мастерства. Нельзя взять и ферментировать процесс, ведь чтобы прийти к системе Станиславского русский театр заложил основу еще в 1756 году, а татарский театр лишь в 1906 году. И произошло несварение. В 30-ые годы были репрессированы все татарские драматурги, а все, кто остался жив перестали писать. Шел огромный вал переводной пьесы, бесконфликтной драматургии, в которой нечего делать актерам, которые учились по системе Станиславского. Драматургии не было. Она опиралась на то, что все противоречия разрешены и драматургическая борьба может быть только между хорошим и лучшим. Две бригады соревнуются между собой, одна говорит, мы выполним план за четыре года пятилетку, а другая, а мы за 3,5 года. Смотреть это было невозможно, и зритель национальных театров стал поворачиваться спиной. Он не находил в театре то, что хотел. В 1961 году в Татарский театр прибыли выпускники щепкинского ВУЗа. Вот они и имели успех у зрителей. Их система не опиралась на глубокое философствование, они работали с первым слоем эмоций, и они стали дико популярны. И все они получили самые большие звания. Что произошло – вопрос школы. Правнуками Станиславского можно назвать Роберта Де Ниро, Дастина Хоффмана и Мерил Стрип, Джорджа Клуни.

- Система Станиславского дает моральное наполнение актерскому труду. Труды Станиславского – это не методология. За каждой ролью и актерским сюжетом стоит высокая ответственность за человечество, за идеалы. А иначе театр превращается в балаган. Есть некие нравственные категории, которые сегодня никуда не уходят. Мария Кнебель, ученица Станиславского, многое дала театральным деятелям как методолог…

Современные национальные театры

Нияз Игламов 24 января в 11:00 расскажет о «Современных национальных театрах России: перспективах и тупиках». Приглашаем всех желающих.

Нияз Игламов пробудет в Бурятии до 25 января. Он уже знаком с республикой и Бурятским драматическим театром. Театровед выступал членом жюри на III Международном фестивале национальных театров «Алтан Сэргэ», который проходил в Улан-Удэ в 2016 году.

Известному театральному критику из Казани будут показаны два премьерных спектакля 2019 года – «Ботогон» ( «Верблюжонок» ) режиссёра Сойжин Жамбаловой  и «Аламжи» режиссёра Артёма Устинова. В основу обеих постановок лёг бурятский эпос.

 

Читайте также