Актриса Должин Тангатова о Кабанихе в бурятской «Грозе»: «Она очень мудрая женщина»

В Бурятском академическом театре драмы 28 августа состоится сдача спектакля «Аадар» — «Гроза» по пьесе Островского
Валентина Бадмажапова
369

Зрителю новая постановка будет показана, как только снимут ограничительные меры на посещение театров в нашей республике.
Роль Кабанихи, Марфы Игнатьевны Кабановой, в спектакле «Аадар» исполнит заслуженная артистка России Должин Тангатова. Причём, Кабаниха предстанет не такой, как все привыкли думать со школьной скамьи. О «Грозе» на бурятском и о своей роли в спектакле актриса рассказала в интервью.

— Должин Жаргаловна, Вы когда-нибудь думали, что сыграете Кабаниху в «Грозе»?

— Нет, я даже не думала, что мне когда-нибудь предложат играть роль Кабанихи. Я вообще не думала, что «Гроза» у нас в бурятском театре может быть поставлена сейчас, хотя давно в нашем театре пьеса ставилась. Мне кажется, это очень интересная, очень современная пьеса. В школе нас как учили? Кабаниха — старая, сварливая, столбовая дворянка, ужасная женщина. А на самом деле сейчас, когда заново перечитываю, понимаю, что это мой возраст — немолодая женщина, дети только женятся. И мне интересно, потому что затрагивается вечная проблема детей и родителей. Островский пишет, и до сих пор актуально. Мы же своим детям примерно то же самое говорим: «Вы хотите самостоятельно жить, а Вы еще не научились жить самостоятельно…».

— Получается, что Ваша Кабаниха не сварливая, а мудрая?

— Она мудрая, даже очень мудрая женщина. Она всё видит. Но, когда мать начинает очень сильно навязывать своё мнение, это уже ненормально. Есть такие мамы, которые слишком любят своих сыновей. Вот это уже страшно.

— А Вам знакомы такие отношения?

— Во всех фильмах, в спектаклях в последнее время я маму играю, и на сцене у меня всегда сыновья. Хотя в жизни у меня две дочки. Сейчас, когда дети повзрослели, у них семьи, работа, я иногда думаю, может, я где-то и не права была…

— Как, на Ваш взгляд, можно решить проблему «отцов и детей»?

— Я даже не знаю, как воспитывать детей правильно. Воспитание же не значит, что ты правильно сидишь, правильно кушаешь, говоришь «иди налево, иди направо». Воспитание — это пример родителей. Если ты правильно себя ведешь в семье, с родственниками, с коллегами, окружающими, вот это отношение и есть воспитание для детей. Мне часто говорят, что мои дети хорошие и воспитанные. Значит, я, наверное, правильно воспитала.

— А Кабаниха как воспитывает детей?

— Она, конечно, назидательная, но, как любая мать, хочет сыну добра. Как свекровь, хочет, чтоб невестка также любила её сына. От невестки тоже многое зависит. Если невестка мудрая, умная, она может своей свекрови где-то подчиниться, поддакивать. А в спектакле у Катерины совершенно другое воспитание, она слишком молода, чтобы подчиниться Кабанихе. И у них «коса на камень», получается — конфликт.

— А Вы, как невестка, Катерину понимаете?

— От части, конечно, понимаю, но у меня свекровь очень интеллигентная и умная женщина была. Я сама из многодетной семьи, агинская бурятка, поэтому подчиняться, слушаться у нас в крови. Мы же на «Вы» обращаемся к родителям, ко всем, кто даже на год, месяц старше. Хоть сто раз я права, но буду подчиняться свекрови, потому что я у нее живу. В каждой семье, конечно, свои правила. И свекровь, свёкр, тёща могут быть придирчивыми. Это непредсказуемо. В любой семье могут быть такие отношения, как между Кабанихой и Катериной.

— В пьесе Островского Кабаниха ассоциируется со старым миром, традициями, мышлением — «тёмным царством», которое противопоставляется новому, прогрессивному мышлению. Вы думаете, это так?

— Я считаю, что это не так. И не думаю, что традиции изжили себя. Без традиций, истории народа нет. Многие молодые люди думают о старшем поколении: «Ой, надоело, все время учат». А когда у них наступает возраст отца и мамы, то приходят к тому же, что когда-то сказала мама, бабушка, прабабушка. А без воспитания, без традиций человек, мне кажется, потерянный…

— Как Островский звучит на бурятском языке?

— Когда нам сказали, что Островского будем ставить, было так страшно. Как? Островского? Знакомые, друзья спрашивают: «Вы что ставите?» Мы отвечаем, что «Грозу». Они удивляются. Нам же как преподавали: «Луч света в тёмном царстве», Кабаниха такая страшная, и Волга, Волга… Когда перевод делали, наш режиссер Виктория Печерникова с русского на русский сначала перевела, на современный язык. И переводчик Дабацу Ринчиндоржиевна Юндунова очень хороший сделала перевод на бурятский язык так, что пьеса Островского незаметно стала нашей. Режиссёрская концепция очень интересная, сама задумка. Зрители когда придут к нам, они удивятся. Мы не играем русских или бурят, мы играем просто человека, который существует на земле. Это спектакль про человеческие отношения.

— Что человек может понять про себя после просмотра спектакля «Гроза» в Буряад театре?

— Думаю, зрители, у которых дома проблемы с детьми, найдут для себя ответы. Не зря же говорят, что театр — это храм. Мы же ходим в дацан. Не думаем, просто идем и молимся, кто как может. Многие люди приходят в театр, потому что в жизни иногда бывают такие вопросы, на которые нет ответов. Они в театре смеются на комедии, плачут на драме — это тоже своего рода очищение.

— А Вы соскучились по зрителю?

— Театр — это моя жизнь. Во время пандемии у меня паника началась. Как так? На работу не ходить? Мне словно воздуха не хватало. Какой театр, какой артист без зрителя? Театр подразумевает зрителя, зритель подразумевает театр. Без зрителя мы кто? А без театра, без искусства народ как?

Читайте также