Вышла в свет новая книга Баира Дугарова

В новой книге «Азийский аллюр», изданной  ОАО «Республиканская типография»,  народный поэт Бурятии Баир Дугаров предстает как автор анафорических стихотворений – новаторского явления в области евразийского стихосложения.
9471

Это первый в российской литературе сборник анафорических стихов, синтезирующий традиции русской поэзии с тюрко-монгольской начальной рифмой. Данная форма стихосложения, расширяющая ритмико-стилевые возможности поэтического письма, отражает новый этап в творчестве поэта, сопряженный с художественным осмыслением истории, духовного наследия потомков Великой Степи и поисками лирического самовыражения автора.

Впервые анафорические стихи Б. Дугарова (из цикла «Протяжные гимны»), в которых бурятский традиционный стих, построенный на анафоре, сочетается с ритмом гекзаметра, были напечатаны в первом номере «Сибирских огней» за 1988 г. и  удостоены премии этого известного литературного журнала. Наиболее результативными оказались последние три года, в течение которых целевые подборки анафорических стихов публиковались в журналах «Байкал» (2011, № 2 и 2013, № 1), «Сибирские огни» (2013, № 6), во всероссийском ежегодном литературно-художественном альманахе «День поэзии» (Москва, 2012) и в поэтической антологии «Лучшие стихи 2011 года» (Москва, 2013). Антология составлена на основе поэтических подборок, опубликованных в 2011 году в бумажных и сетевых литературных журналах, выходящих в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России и русскоязычного Зарубежья.  

В целом, книга Баира Дугарова «Азийский аллюр» является итогом его многолетних творческих исканий и обретений. Она отличается семантической глубиной, облеченной в органично соответствующую ей особую – анафорическую – форму стихосложения. Поэтический сборник оригинален и в жанрово-тематическом отношении – от лирических миниатюр, сонета, восточных притч  до эпической поэмы «Стрела Хухэдэя», что в совокупности свидетельствует о высокой поэтической культуре автора и его евразийской духовности.

Баир ДУГАРОВ

 

Песнь поднебесья                     

 

Сказитель, прежде чем начать свой эпический речитатив, набирал дыханье, и стих лился на всю долготу выдоха. Тем глубже вдох – погружение в традицию, тем сильнее выдох – на весь простор. Так обретал крылья – на фольклорных истоках – тюрко-монгольский эпос, развертывая в тексте широкий свиток образцов анафорического стиха.

 

Свыше даны улигеры-сказанья.

Слышали прадеды легенду о том,

Как в воздухе над вершинами

Каменной цитадели –

Голубого Хухэя

Голос небесный звучал

Сам по себе,

Слагая первое в мире

Сказанье. 

 

Предок неведомый улигершинов –

Первый поэт

Песнь

Поднебесья услышал, запомнил и миру

Поведал ее.                                                 

 

Так азийский аллюр обрел Пегас.

Так анафоры пробил звездный час.     

 

Анафора или начальная рифма, присущая поэзии степного Востока, несет в себе не только самобытный принцип звуковой организации стиха, но и этнокультурное духовное кредо кочевников Центральной Азии. Действительно, начальная рифма – не словесная прихоть, а знак поэтической традиции, не только устной, фольклорной, но и письменной, идущей от «Сокровенного сказания монголов» (1240) до наших дней.

Степной анафорический аллюр и пушкинская традиция русского стиха являют собой два притягательных магических полюса в поэтическом пространстве Евразии.  

В который раз я, погружаясь в тишину,

В кентавре слышу эхо богочеловека.

Откуда этот знак мне  – протянуть струну

От бронзового до серебряного века.

Творческие поиски, связанные с анафорой как звуком путеводным, расширяют возможности стихосложения и самого словотворчества, поэзии в целом. И главное – они раскрывают новые грани евразийской музы в контексте взаимодействия культур.

                                             

                                  ЭХО

Два полушарья Земли – словно две первозданные юрты,

Дымкой галактик одетые, слитно в пространстве плывут.

Утро кентавровых саг, золотые уста Заратустры,

Ультрамарин поднебесья и вещей травы изумруд.

 

Эра могучих сказаний зачем мою песню тревожит?

Эхо анафор степных ощущаю дыханьем своим.

Лад стихотворный –  от родины. Горы как вечный треножник.

Ланью промчались столетья. Небес можжевёловый дым.

2001                       

 

                               ИНДИЯ

 

Индия, родина истин, возжегших лампаду во мраке вселенной,

Искорки вечности в сутрах твоих оседали, легендах и притчах,

Издавна к дивным святыням твоим тянулась тропа пилигримов,

И довелось мне однажды к просторам твоим прикоснуться.

 

Иссиня-дымчатым зноем дышали равнины, но благосклонно

Индра дождинкой чело окропил мне, и бездна разверзлась столетий.

Исподволь кальпы кружились во мне, и мерещилась тень Гаутамы,

И Тадж Махал серебрился во тьме, как  слеза на щеке Кали-юги.

6.04.1979

29.01.2013

 

                 КРЫШИ ПАРИЖА

 

Крыши Парижа плывут предо мною на все стороны света.

Крылья расправив извилистых улиц, Монмартр поднимается к небу.

Набережной Сены прохожих поток растекается Латинским кварталом.

Нотр-Дам де Пари – лишь руку протянешь, коснешься как чуда собора...

 

Жак, мы с тобою парим над Парижем, как ангела два сумасбродных.

Жаль, из мансарды твоей поднебесной не видно Байкала.

Эльфы из перистых облачков кружатся вокруг коновязи ажурной –

Эйфелевой башни, и ветки каштанов нам машут с Полей Елисейских.

2002

МЕЛОДИИ ВРЕМЕН ГОДА

3. Летнее адажио

 

Недреманное око планеты подернуто грустью,

Незакатное слово сказаний светиться устало.

Небожители в мантиях выцветших сходят к Байкалу,

Недопитую чашу веков освящая лазурью.

 

Набегают на утренний берег волна за волною.               

Наплывают стихи  облакам белопенным навстречу.                                

Настежь дали распахнуты запаху влаги и хвои.                                              

Наплеск волн повторяет гекзаметр божественной речи.

         

Нимб Байкала светясь  осеняет мои сновиденья.

Ничего, чтобы небу служить, песнопевцу не надо –

Ни чинов и ни злата, лишь б только струились мгновенья,

Нить любви серебрилась и вслед улыбалась наяда.

 

Небеса надо мною вздымаются синею юртой.    

Не беда, что приходит анафора в час неурочный.

Несравненные феи бредут по траве изумрудной.

Недопетые саги звучат в тишине неумолчной.

           х х х

 

Выдохну слово –

Выношенное, незаёмное.

Выдохну –  словно

Выпорхну в небо бездонное.

 

Выдохну –

Словно

Высвобождаюсь от бремени

Собственного эго

В путах времени...

13.03. 2011

БРОНЗОВАЯ РОЗА   

 

Проза будничная тает в миг, когда сжимает сердце тайна.

Бронзовая роза расцветает у подножья скифского кургана.

 

Руки протяну тебе, плывущей к снам моим из облаков навстречу.

Руны тридцать пять веков назад сказали мне, что еще не вечер.

 

Каждый день готов снимать твою сережку в золотистый час заката.

Капелькой гранатовою любоваться камешком волшебным из агата.

 

Я не знаю, что сказать тебе, и зову твой долгий взгляд себе на помощь.

Яркие твои уста, храня молчанье, обещают нежность в полночь.                                                                          

30.03.2011 



 

 

Читайте также