Вместе немало пройдено…

  К 75-летию коллеги Майдари Жапхандаева. 
Дарима Сангажапова, заслуженная артистка Российской Федерации, заслуженный работник культуры Монголии, Почетный гражданин Хоринского района.
92

Личность народного артиста России, лауреата Государственной премии Республики Бурятия Майдари Хайдаповича Жапхандаева известна далеко за пределами республики. Простой мальчишка из села Алханай Агинского Бурятского национального округа, воспитанный скорее бабушкой, чем мамой, безотцовщина - он добился всего в этой жизни сам: с 1969 по 1995 гг. - артист; в 1995 – 1998 гг. - директор Государственного Бурятского академического театра драмы им. Х. Намсараева, г. Улан-Удэ. Лауреат Государственной премии Бурятской АССР (1973). Заслуженный артист Бурятской АССР (1976 год).  Народный артист РСФСР (1988 год). Народный артист России (1997 год).

… В далёком 1965 году я стала студенткой 2 курса актёрской бурятской студии Ленинградского института театра, музыки и кино. Все студенческие годы Майдари был бессменным старостой группы, а меня выбрали комсоргом.

  В Майдари сразу распознали организаторскую жилку, и он всегда представлял свой курс на всех студенческих мероприятиях. Мышление и склад ума у него были скорее инженерные - будучи студентом, а потом и став профессиональным артистом, Майдари любил точность и выверенность мизансцен, точное знание характера персонажа. Он не любил “отсебятины” в авторском тексте, строго его придерживался, не позволял вольных отклонений от рисунка, заданного режиссёром и автором пьесы.

  Мы часто играли с Майдари в спектаклях классического, советского и местного репертуара, озвучивали фильмы, переводя на бурятский язык - студия дубляжа находилась на ул.Бабушкина. Нередко были партнёрами на детских радиопередачах, литературно-поэтических композициях, также ведущим и на правительственных мероприятиях и парадах на Площади Советов.

  В апреле 1969 года после успешного показа наших дипломных спектаклей и концертной программы нам вручили дипломы и... началась наша профессиональная деятельность.

 Той же весной нас с Майдари пригласили сняться в бурятском телефильме “Сэрэмпэл” по книге Х.Намсараева, режиссёра В.П. Муруевой. Майдари играл роль Сэрэмпэла, я - Должид, роль матери играла народная артистка Мария Николаевна Степанова. Натурные съёмки проходили близ села Оронгой, нам приходилось скакать на лошадях, а павильонные съёмки были на площадке студии телевидения. Хорошо помню сцену, когда Сэрэмпэл приводит свою Должид в ветхую хибарку матери. Помню неторопливый, ласковый голос Марии Николаевны, её обращение к ласточкам, влетавшим в домик...

  Жаль, что эти телефильмы, а их было много, не сохранились в архиве.

  Творческая судьба Майдари складывалась удачно. Он легко, уверенно и достойно вошёл в репертуар театра. Известность буквально обрушилась на него и Людмилу Дугарову, когда в 1972 году спектакль “Тополёк мой в красной косынке” по Ч. Айтматову принял участие во II Всесоюзном фестивале драматургов народов СССР. Сам Каарел Ирд дал высочайшую оценку бурятскому спектаклю, постановщиком которого был Содном Будажапов. Правительство Бурятии также высоко оценило труд театра, удостоив участников данного спектакля званиями лауреатов Государственной премии республики. Потом был “Буранный полустанок”, где Майдари сыграл сложнейшую роль Бостона, а я - Укубалу, его жену.

  В 1982 году режиссёр В.И. Кондратьев обратился к постановке “Материнское поле” по Чингизу Айтматову, где Жапхандаев играл Суванкула, а мы с Егоровой Л.И. - трагическую роль Толгонай.

  Чуть позже была поставлена “Плаха” - волнующая история о мятущемся чабане Бостоне, где М. Жапхандаев сыграл главную роль, о голубоглазой волчице Акбаре (Дарима Сангажапова), о единстве человека и природы. Оформлял спектакль знаменитый художник из Питера В. Сотников.

  Вот так творчество Чингиза Айтматова, к которому Бурятский драматический театр обращался неоднократно, сыграло знаковую роль в актёрской судьбе Майдари и моей тоже.

  Театр бурятской драмы в 80-е годы ставил много спектакдей по произведениям советских писателей. Можно бесконечно перечислять...

  Было много и классических произведений, по которым создавали постановки: “Последние” М. Горького, “На всякого мудреца довольно простоты” Островского. И везде Майдари играл главные роли.

  Спектакли бурятских драматургов того периода трудно представить без участия Майдари Хайдаповича. “Климат резко континентальный” Г. Башкуева, “Мост” К Балкова, “Подснежники той весны” Г. Дашибылова (здесь мы с Майдари, режиссёром Ф. Сахировым и Г. Дашибыловым досконально выверяли логику поведения, характер поступков главных героев, дописывали и переписывали картины). Спектакль был высоко оценён в Монголии на очередных гастролях.

   В спектакле А.Л. Ангархаева “Аршанда болоhон найр” Майдари играл колоритного, суетливого лысого человечка Олзоева, погрязшего в жадности и корыстолюбии.

  Все роли, сыгранные Майдари, невозможно разобрать в одной статье, но я бы хотела остановиться на особо ярких образах.

Это роль “һалга”, что по-русски означает “трясучий”, в спектакле “Далан худалч” Ойдоба. Представьте себе человека в огромных монгольских унтах, скрюченного падучей болезнью настолько, что нет живого места - рука парализована, нога волочится, он нет-нет да подтягивает её костылём, голова трясётся, “морда” - иначе не назвать - вся испитая на нет, мятая, красная, глаз не видать вообще! И при этом при всём его герой очень наивный и верит в чудеса, попадая на удочку главного героя...

  Майдари делал уникальный грим, но как он входил в образ - остаётся загадкой! Весь технический состав, свободные артисты специально ждали его появления и “балдели” от его мастерства.

  Подобный образ он создавал в “Хазаар хара hахал” Б. Эрдынеева. Его Балдан мало говорил, он просто находился в предлагаемых обстоятельствах, трудился по хозяйству, удивительной походкой мерил территорию, обожал свою внучку, спорил со старухой, подтрунивал над деревенской неудачницей, возомнившей себя красоткой, верил и боялся деревенской шарлатанки, удивлялся ловкости заезжих городских парней...

  Его присутствие на сцене создавало атмосферу неторопливого деревенского быта, особая речь вводила зрителя в исконно национальный мир бурятской жизни.

  И, конечно, хочется рассказать о Майдари - общественном деятеле. Будучи на посту Союза театральных деятелей Бурятии (он был председателем 2 срока), Майдари Хайдапович добился строительства Дома актёров - 48 квартир для артистов! И сегодня все вспоминают об этом и благодарны ему.

  Не могу не вспомнить и о наборе бурятской студии для театра им. Х. Намсараева. Тогда, в 1997 году я работала в аппарате Министерства культуры начальником профессионального отдела. Мы вынашивали идею об обучении очередной студии для театра. Звонили в Москву и Петербург на предмет обучения бурятских студентов, но везде получали отказ из-за отсутствия средств в республике.

  Тогда нам пришла идея обучать студентов в нашей Академии культуры и искусства. Нас поддержала замминистра культуры А. М. Майорова, и благодаря дальновидности ректора Академии Р.И. Пшеничниковой и директора театра Бурятской драмы М.Х. Жапхандаева был подписан договор о наборе. Согласовали все детали, утвердили педагогический состав и предметы, а главное - дисциплины для полноценного обучения профессиональных актёров (чего не было в истории академии).

  Мы и наши коллеги ездили по районам и отбирали талантливых юношей и девушек для обучения и дальнейшей работы артистами Бурятского Академического театра драмы.

  Таким образом, поучился хороший набор бурятской студии, который, проучившись в стенах академии, сейчас любим зрителями нашей республики. Это Баярто Ендонов, Цынге Ломбоев, Дарима Лубсанова, Дарима Тулохонова, Галина Галсанова, Надежда Мунконова, Болот и Жажан Динганорбоевы и др.

  Остаётся добавить, что Государственный цирк Бурятии под руководством М. Жапхандаева также добился значительных результатов: это уникальные гуттаперчевые девочки, лауреаты Государственной премии; это и полученный в 1998 году Диплом III степени “Браво-брависсимо” на Международном фестивале искусств в г. Мантово (Италия), тогда же - “Серебряный клоун” и II место на Международном фестивале циркового искусства в Варшаве. В 2004 году - “Золотой жонглёр” на Международном фестивале циркового искусства в г. Латино (Италия), в 2005 - “Золотой кубок” и I место на Международном фестивале циркового искусства в Монте-Карло (Королевство Монако), в этом же году - “Бронзовый львёнок” на Всемирном фестивале циркового искусства в Китае.

  Коллеги, зрители и все, кто знал Майдари Хайдаповича Жапхандаева, вспоминают его с теплотой, благодарностью и восхищением.

Мы - его друзья и коллеги - сохраним память о нём для новых поколений.

Читайте также