«Иногда я смотрю на человека, а в результате может получиться дух леса»

Бурятская художница-самоучка рассказала, как создает свои картины
Александра Муромцева, Информ-Полис
175

Первая выставка Валерии Бальжиевой «Һүнэhэн» откроется в ЦСИ «Залуу» 28 июля. Средства от продажи картин будут направлены благотворительному фонду помощи детям с онкогематологическими и иными тяжёлыми заболеваниями «Пусть всегда буду я!». Цель выставки – привлечь внимание к проблемам детей с тяжёлыми заболеваниями и поддержать тех, кто изо дня в день помогает им в борьбе за жизнь. 

Брать интервью у коллеги всегда волнительно, особенно учитывая, что Лера журналист с большим стажем, а я работаю в «Информ Полисе» без году неделя. Однако же мне было интересно узнать, как она создает свои картины, и понять символизм в ее произведениях, так что вопросы сами собой легли на бумагу. 

Скажу честно: мы всей редакцией дружно восхищаемся Лериными картинами и давно уговаривали её провести свою выставку. Но она все отказывалась – стеснялась. Когда Лера поделилась планами, что все-таки собирается провести выставку, кажется, никто не удивился, что средства от продажи картин пойдут благотворительному фонду. Такой человек наша Лера. С большой душой. 

Читатели знают Валерию Бальжиеву как хорошего журналиста, способного справиться с любой темой - от экономического анализа до дачной рубрики. Она не раз помогала людям добиться справедливости и становилась голосом народа. Приходя с работы домой, она садится за холст, берет масляные краски и творит. Сегодня нам предстоит узнать другую Валерию Бальжиеву. 

«Все эти образы – про любовь и добро»

 Расскажи о себе. Как и когда ты начала заниматься творчеством и училась ли этому? От кого тебе передалась любовь к изобразительному искусству? 

– Мои родители работали на БАМе с 1980 года. Отец – машинистом грузовых поездов, мама – старшей операционной медсестрой в железнодорожной больнице в Тынде. Из них никто не увлекался творчеством. Зато хорошо рисовала моя старшая сестра Саша. Она и научила меня многому, но сама в итоге оставила это и тоже стала железнодорожником. Склонности к творчеству родители заметили во мне ещё в малолетнем возрасте. От моих художеств страдали обои в квартире, пластилин был повсюду, в том числе на ковре (смеётся). Меня бросало от рисования к лепке, от стихотворения к бисероплетению. Потом увлеклась «писательством» – писала детские рассказы, сшивала для них маленькие книжки из тетрадей, затем перешла на «выпуск» самодельных газет. О профессии журналиста я тогда и не помышляла, хотя в итоге работаю в СМИ. 

 Почему не превратила своё хобби в профессию? 

– В нашей семье всегда считалось, что творчество – дело не слишком серьёзное, не престижное. Что профессия должна быть земной и понятной. Когда я переехала в Улан-Удэ, выбрала журналистику в качестве профессии. Стараюсь говорить о проблемах своих земляков, помогать по мере возможностей. Но творчество не бросаю, так как в нём нахожу отдушину, могу выплеснуть свои эмоции. 

 Как ты выбрала материалы для создания картин? Почему масло? 

– В 2014 году я решила, что сяду за холст. Ребёнком подружиться с масляными красками у меня не получилось – нужно было дозреть. Работать с маслом училась по видеоурокам на «Ютьюбе». Начала с пейзажей одного российского художника. Мне понравилось, как легко и с удовольствием он пишет, какие невероятные работы у него получаются. Он очень доступно объясняет, как держать мастихин, чтобы получить тот или иной визуальный эффект, как замешивать в палитре масляные краски. Я поняла, насколько это «гибкий» материал, сколько возможностей он даёт. Думаю, мне ещё предстоит раскрыть все его преимущества. 

 В твоих картинах в основном образы людей, лица. Кто они? Среди них есть реальные люди? 

– Есть реальные, но очень редко. Чаще вымышленные, чаще девушки. Бывает, что мне нравится лицо человека, его форма или какие-то отдельные черты – взгляд, подбородок или нос, например. Я вижу в них характер и настроение, но необязательно такими, какие они на самом деле. Иногда даже едва заметный жест руки может показаться интересным. Я смотрю на человека, могу полистать его фотографии в соцсетях, затем в голове «наращиваю» выбранный элемент остальными деталями, выбираю оттенки. В результате может получиться и не человек как таковой, а, например, дух леса. 

Кто-то считает эти образы загадочными и мистическими, кто-то – мрачными и грустными. Ещё говорят, что из-за тёмных оттенков не каждый захочет себе такую картину в дом. Но все эти образы тоже про любовь и добро, пусть и переданы местами неочевидно. 

 Почему у изображаемых лиц часто закрытые глаза? 

– Когда мы закрываем глаза? Когда нам хорошо или плохо. Когда мы молимся. Когда говорим с собой или прислушиваемся. Закрываем, не желая видеть. Или желая представить. Когда спим и когда умираем. Некоторые образы смотрят в душу, призывая задуматься. Другие закрыли глаза в молитве. Например, духи Байкала, леса и воды – они молят нас не губить природу: не засорять, не вырубать, не поджигать, не отравлять, не разорять. Ценить ближнего, помнить о предках и о том, что всегда наступает время собирать урожай. Об этом же кричат ветви без листвы и оголённые корни.

Фото: архив В. Бальжиевой; Евгений Коноплёв

«Ты не можешь спокойно сидеть»

 Как происходит творческий процесс и рождается картина? Что ты чувствуешь при этом? 

– Наверное, как у всех. В одиночестве, в тишине. Или с музыкой, обычно это что-то этническое, позволяющее погрузиться в мысли. Сначала делается эскиз, где я прикидываю положение объекта на холсте, пропорции, цвета. Но чаще мне на это не хватает терпения, и я сразу сажусь за холст. Ещё жутко не хватает дневного света и времени, так как пишу в основном после работы, когда до сна остаётся несколько часов. Не каждый день, конечно. Когда нахлынет. 

 Вдохновение? 

– Не люблю это слово (улыбается), как и «муза». Скорее, это ощущается как голод, ты не можешь спокойно сидеть. 

 Изначально ты рисовала только для родственников и друзей. Как твоё творчество вышло на новый уровень и было замечено людьми? 

– Так и вышло – подарила близкому, в его доме картину увидели гости, нашли меня и попросили показать все имеющиеся картины. Фотографировала и отправляла, вместе с размерами. Потом, когда сообщений стало больше, решила завести страницу в соцсети, где каждый мог бы увидеть и работы, и их размеры. Кто-то просил нарисовать в подарок другу на день рождения «что-нибудь бурятское». Часто просили изображение Будды. Портреты я чаще отказываюсь делать. Объясняю дарителю, что имениннику может не понравиться то, как я его изобразила. Я ведь самоучка. 

Потом приятельница из другого города заказала мне картину. Говорит, соскучилась по родине и хочет пейзаж родного края. Прошло время, и я получила заказ от земляка из-за границы. Мужчина просил написать его портрет. Но у меня не вышло, надеюсь, он не в обиде. Вообще на заказ что-то рисовать очень сложно. Особенно делать повторы. 

– Кстати, о материальной составляющей. В наше время художник  это прибыльная работа? А если расценивать рисование как хобби, это дорогое удовольствие? 

– Учитывая, что за деньгами я никогда не гналась, проданные картины, скорее, просто окупались, чем приносили прибыль. Для меня это не работа. Если оценивать как хобби, то рисование именно маслом на холсте – недешёвое удовольствие. Довольно дорого стоят набор качественных красок, хорошие кисти и холсты. Что уж говорить про различные разбавители, лаки для покрытия картин, мастихины, рамы. 

– Как возникла идея открыть выставку, почему ты решила сделать её благотворительной? 

– Иногда я чувствую бессилие, когда не могу повлиять на какую-то ситуацию. Часто в нашу редакцию обращаются люди, которым нужна помощь. Обычно это связано со здоровьем – им не могут поставить диагноз, не могут вылечить или требуются средства на поездку в другой город, страну. Наши читатели очень сердечные и отзывчивые люди: на призыв собрать помощь откликаются довольно быстро. Многие переживают за судьбу героя, пишут нам. В некоторых случаях к истории человека нужно подойти максимально аккуратно и с душой, написать так, чтобы она задела сердца. Но я всегда считала, что написать текст с призывом о помощи и не поучаствовать самой – нехорошо. Мол, вот, дорогие читатели, проблема – помогите, кто чем может, «сама я не местная». 

Не так давно я брала интервью у директора благотворительного фонда «Пусть всегда буду я!» Василия Степановича Михайлова. Он рассказал, что за два года пандемии фонд не проводил благотворительных акций и лишился возможности отправлять онкобольных детей на лечение. Если в 2017 году они обеспечили билетами 100 семей, то в этом году ни одну. Эти слова не выходят у меня из головы. 

О проблемах онкобольных в республике наша редакция писала не раз. И я понимаю, что их не решить одним материалом. Даже серией материалов. И тем более выставкой. Но что конкретно я могу сделать уже сейчас? Отправить фонду деньги? Да, могу. А могу ведь продать свои картины, которые лежат без дела, в которые вложено немало сил и средств, и отдать все полученные средства фонду. Мои работы видел очень узкий круг людей, учитывая то, как мало у меня подписчиков и как редко я принимаю в своём доме гостей. Могу через творчество привлечь людей к проблеме, дать им возможность не просто пожертвовать свои средства фонду, но и получить картину на память об их добром поступке. Возможно, среди гостей выставки окажется тот, кто и без покупки сделает что-то важное для онкобольных детей. 

Фото: архив В. Бальжиевой; Евгений Коноплёв

«Стать известной я не планирую»

– Работы для твоей выставки объединяет какая-то общая тема? Почему ты выбрала именно такое название для выставки? 

– Какой-то общей линии нет, так как работы копились в течение почти трёх лет. Но большинство из них посвящены человеку и обращены к его душе: «Не навреди». Я верю, что душа есть даже у самого чёрствого человека. У воды, у гор, у ветра. И изображаю их в виде людей или отдельных лиц. Но если кто-то увидит в лице просто старика, а в образе девушки просто бурятскую красавицу, то пусть так и будет (улыбается). 

На выставке можно будет увидеть шаманов, ламу, духов различных стихий, образ Зелёной Тары – не такой, каким его обычно изображают. Возможно, моё видение не придётся по нраву знающим людям. 

 Я не раз слышала, что героинь твоих произведений часто сравнивают с тобой. Как думаешь, о чём это говорит? Может, вы похожи не только внешне, но и внутренне? 

– Мне они кажутся совсем другими, как по сравнению со мной, так и между собой. Хоть нам и приписывают общие черты. Мне часто говорят, что мои девушки почти не улыбаются, что у них либо тяжёлый, либо задумчивый, либо печальный взгляд. И что по моему лицу порой тоже трудно распознать эмоции. Но только самые близкие люди знают, что за этой неживой мимикой бездна переживаний и эмоций. 

– Что для тебя искусство – способ выразить себя, оградиться от реальности или показать красоту мира другим? Иными словами, зачем и для чего ты рисуешь? 

– Скорее, моя реакция на действительность. Способ донести мысль невербально. Стать известной я не планирую. Зарабатывать на картинах – тоже маловероятно. Но если моё творчество кому-то доставляет удовольствие или имеет значение для кого-то, кроме меня, это здорово. Значит, оно имеет смысл. 

 Расскажи о творческих планах. Есть ли новые техники, которые ты хочешь освоить, свежие идеи, которые хочешь воплотить? Будут ли ещё выставки? 

– Как бы ни прошла моя первая выставка, для меня это большой шаг. Спасибо тем, кто подбадривал меня и подталкивал в сторону Центра современного искусства «Залуу», куда я очень стеснялась идти! Решительности придали интервью с Василием Степановичем, знакомство с директором «Залуу» Аюной Владимировной Цыбикдоржиевой. Теперь я хочу углубиться в изучение бурятских легенд, национальных костюмов и украшений. Есть идея для будущей выставки, но пока рано об этом говорить. 

Недавно впервые за долгое время взяла глину в руки. И просто «улетела» куда-то... Чувство, что задуманный образ может быть объёмным и почти живым, непередаваемо. Так что, возможно, моё творчество найдёт отражение и в этом материале. 

Где: Центр современного искусства «Залуу» (Улан-Удэ, ул. Коммунистическая, 19, тел.: 37-90-87) 

Когда: с 28 июля по 28 августа 

Стоимость билета: 50–100 рублей (действует «Пушкинская карта»)  

Отчёт о переведённых фонду средствах будет опубликован в еженедельнике «Информ Полис» и на сайте infpol.ru.

Возрастное ограничение 6+

Фото: архив В. Бальжиевой; Евгений Коноплёв

Читайте также