Московская художница Натали-Кейт Пангилинан рассказала о своей жизни и работе в Бурятии

Натали-Кейт Пангилинан переехала из Москвы в Улан-Удэ в прошлом году по приглашению Саяна Жамбалова, художественного руководителя Бурятского драматического театра им Х. Намсараева.
Дмитрий Кушеев
293

Сейчас девушка работает на должности главного художника в Буряад театре и участвует в творческих конкурсах различного уровня. В своем интервью она поведала нашим читателям, каково это – покинуть столицу России ради профессиональной работы в национальной республике, и на тот момент, с мало знакомой для нее культурой и традициями.

    — Натали-Кейт, ты почти год проживаешь в столице нашей солнечной республики и за это время у тебя уже сложилось свое мнение о ее культуре и особенностях национального менталитета. Что бы ты могла рассказать об этом?

    - На самом деле, до того как переехать в Бурятию, я уже занималась несколькими проектами, связанными с этим регионом. К тому моменту я пришла к выводу, что болезненная централизация в нашей стране, когда большинство людей сосредоточены в одной географической точке – все это очень вредит ее развитию. Я неоднократно наблюдала печальную ситуацию, когда люди, чтобы как-то закрепиться в столице России, пытаются подражать европейскому и московскому стилю жизни, в результате они полностью теряют свою национальную идентичность. После окончания ВУЗа, передо мной встал выбор: остаться в Москве, продвигать ряд своих проектов, работая приглашенным художником, или же переехать в другой регион. Я выбрала второй вариант и переехала в Улан-Удэ по приглашению Саяна Цыдыповича, после того, как совместными силами мы выпустили спектакль «Судьба в чемодане». Начав жизнь в Бурятии, я сразу почувствовала, что здесь проживает большое количество творческих, неординарно мыслящих людей, которые хотят поменять сложившуюся ситуацию в лучшую сторону. Признаюсь, меня это очень сильно впечатлило. К тому же меня, как профессионального художника, вдохновляет бурятская культура с ее уникальными особенностями и связями с культурой других народов. Я никогда не понимала ситуации, что в России почти не уделяется особое внимание к национальной культуре разных народов. Вы не поверите, восторженный отзыв о бурятской культуре и традициях я впервые услышала из уст француза, а не от россиянина!

    Когда я стала сотрудником Бурятского драматического театра, у меня сразу появилось ощущение, что я сумела быстро влиться в коллектив. Это помогло мне, не откладывая дела на потом, быстро вникнуть в творческий процесс и начать творить на новом рабочем месте. Я чувствую себя в Бурятии весьма комфортно, ведь я начала чувствовать настоящую поддержку от моей новой бурятской семьи! Я очень рада, что живя на священной бурятской земле, народ старается возрождать и сохранять свои национальные и религиозные традиции. Честно скажу, за недолгий период времени все это стало очень близким и дорогим моему сердцу! Может быть это потому, что я сама являюсь представительницей двух разных народов: во мне течет как европейская (русская), так и восточная (филиппинская) кровь. Когда мне было сделано предложение о переезде в Улан-Удэ, я совершила «бурятский», как мне потом сказали коллеги, поступок. Мне нужно было задать вопрос у местных божеств и хозяев земли, нужна ли я здесь на их территории? Я отправилась к ним, и с тех пор я начала понимать, что получила мощное покровительство и защиту на духовном уровне.

      — Каким образом московские коллеги восприняли твой отъезд в Бурятию?

      - Тогда, признаюсь, у меня было сильное желание поумерить  снисходительное отношение к регионам страны, бытующие в среде театрального сообщества Москвы и Санкт-Петербурга. В самом начале реакция моих коллег и знакомых была ожидаемой, все они спрашивали: зачем мне уезжать из столицы страны в провинцию? Со временем же наоборот, мой поступок начал рассматриваться ими под иным углом, он стал вызывать понимание и уважение: ведь я уехала в город, в котором, на тот момент, у меня не было ни родственников, ни друзей. 

        — Кстати, как проходит твой процесс изучения бурятского языка?

        - По факту, я пришла работать главным художником не в обычный театр в провинции, а в бурятский национальный театр и для меня это, своего рода, сложный и интересный опыт. Здесь все постановки ставятся на бурятском языке, а культурные коды сохраняются и поддерживаются. Я прекрасно понимаю, для наиболее эффективного погружения в творческие процессы в театре, мне просто необходимо изучать бурятский язык, чем я сейчас занимаюсь. Я купила несколько детских словарей и учебников для самостоятельного обучения, также меня здесь учат языку многочисленные дети наших актеров! Не будучи рожденной в этом регионе, я очень уважаю и интересуюсь местной культурой. Вообще, я считаю, главный художник это не просто человек, который занимается сценографией, но и разрабатывает визуальную составляющую, он создает бренд театра. Работа в театре должна заключаться в сохранении ранее заложенных традиций, но в контексте нового времени, чтобы суметь привлечь молодую аудиторию, мыслящую современными реалиями.

          — В этом году ты приняла участие в Национальном открытом чемпионате творческих компетенций «ArtMasters-2021». Расскажи подробнее об этом мероприятии.

          - Этот конкурс появился не так уж давно, он проходит второй год. Проще говоря, это мероприятие для творческих личностей, которые создают спектакли, клипы, фильмы, но при этом всегда остаются за кадром. Я увидела новость об этом конкурсе в интернете и решила принять в нем участие, потому что конкурсы для людей с компетенцией сценографа – довольно редкое явление в стране. На сегодняшний день я являюсь активным человеком в сфере сценографии и поэтому приняла решение стать участником «ArtMasters-2021» для популяризации сценографического искусства в России. Я участвовала в конкурсной компетенции «сценограф» и мне удалось пройти все квалификационные этапы конкурса. В итоге, мое имя оказалось в десятке финалистов чемпионата, большинство из которых я знаю лично. Наверное, по этой причине, у нас сложилась дружественная и доброжелательная атмосфера, мы всячески старались поддерживать друг друга. Кстати, главным экспертом открытого чемпионата является художник Мария Трегубова, ставшая известной улан-удэнскому зрителю, благодаря спектаклю «Сережа».

          С какими ощущениями ты ждешь финала чемпионата, который пройдет 6 сентября?

          - Финал чемпионата творческих компетенций «ArtMasters-2021» будет проходить в Москве, и он будет транслироваться по 1 каналу. Если честно, то я немного волнуюсь по этому поводу. Кстати, в прошлом году я также оказалась в десятке финалистов этого чемпионата, но мне пришлось отказаться от участия в финале по причине моей занятости. Сейчас я понимаю, что буду представлять в финале не только свои творческие работы, но и наш театр и, в целом, Бурятию. Это впервые в моей жизни, когда я буду представлять в моем родном городе Москва национальную республику, и я испытываю особое чувство гордости по этому поводу! Кроме меня от Бурятии в финале будут участвовать еще несколько ребят, например известный клипмейкер Ник Буланов.

            — Поведай также о своем участии в ежегодной выставке театральных художников в Москве?

            ­- Эта выставка имеет богатую, более чем полувековую историю, в этом году она проводилась в Москве уже в 57-й раз. Данное мероприятие является отражением всех творческих процессов, что происходят в сценографическом и театральном сообществе России. Помимо сценографов, на этой выставке принимают участие именитые художники, режиссеры и актеры. В этом году это мероприятие проводилось в Новой Третьяковке. Что касается меня, я там впервые представила работы, созданные специально для спектакля «Король умирает» режиссера Олега Юмова. Вместе со мной там принимали участие мои коллеги: Надежда и Геннадий Скомороховы, Ольга Богатищева.

            — Что тебя побудило принять участие в проектое-выставке Олега Юмова «ХЭЛ» по сохранению бурятского языка?

            - В рамках этого замечательного проекта я занимаюсь кураторской деятельностью. У нас с Олегом Юмовым сложился правильный, в рабочем смысле слова, тандем. Олег по своей национальной идентичности, знанию культуры, традиций и языка - настоящий сын своего народа. У него есть огромное желание продуктивно работать на сохранение и популяризацию бурятского языка. Я же на это дело смотрю взглядом художника и буду стараться направить участников выставки в нужное русло. При этом, нам необходимо создать для зрителя четкое понимание о чем будет наша выставка. Мне очень нравится, что Олег привлекает для своего проекта молодых и творческих людей. Радует факт, что Министерство культуры РБ поддерживает такие хорошие начинания. По моему мнению, сейчас наступает время возникновения особого бурятского культурного феномена, о котором могут услышать не только в России, но и во всем мировом сообществе. Представьте себе, когда в мире все начнут говорить об особенностях бурятского искусства начала XXI века.  Еще раз повторюсь, в Бурятии проживает много молодых и одаренных людей с правильным сознанием, которые хотят развивать тему своей национальной идентичности. И я чувствую, что мне повезло быть свидетелем и участником зарождения чего-то исторически важного и чрезвычайно интересного!

            Читайте также