Намгар Лхасаранова: «В бурятских песнях есть определённый код»

Группа «Намгар» презентовала в Улан-Удэ свой новый альбом «Nayan Navaa»
Валерия Бальжиева, Информ-Полис
192
Фото: Евгений Коноплёв

В интервью «Информ Полису» солистка всемирно известной группы Намгар Лхасаранова рассказала о том, как в условиях карантина создавался альбом, о творческих спорах с мужем, о силе генов и загадочном коде в бурятских песнях.

Фото: Евгений Коноплёв

«Nayan Navaa» - шестая работа в дискографии бурятской певицы и одноименной группы. В него вошли 11 треков, часть из которых – реинкарнация архивных записей, часть песен группа исполняла на концертах, но не записывала ранее. Выпущенный под одним из ведущих лейблов в области мировой и этнической музыки «ARC Music» альбом возглавил международный чарт этно-музыки и стал «Лучшим альбомом World music» по версии Transglobal world music charts в сентябре 2021 года и английского журнала «Songlines» за октябрь.

 

- Намгар, расскажите, как прошла презентация альбома на родной земле? Моя коллега рассказывала, что буквально плакала от восторга, хоть и не знает языка.

- Да, мы были очень благодарны нашему любимому зрителю за самый теплый прием. Успех любого концерта – это труд не только артиста на сцене, за кулисами остаётся большая команда талантливых ребят, которых зрители не видят и без которых успеха не получилось бы и которые делают всё, чтобы было комфортно и нам музыкантам, и нашим зрителям. Была проделана огромная работа двух звукорежиссёров. Успех концерта зависит от саунда, от высокого профессионализма звукорежиссёра, от тонкости их восприятия звука. А на нашем сложном концерте, где нужно было соединить звучание Национального оркестра, который состоит из 35 музыкантов и нашей группы - пятеро музыкантов, Пётр Бутуханов и Арсен Степанян показали высочайший класс работы! Была сложная задача соединить звучание народных инструментов со звуками барабана, электрогитары, баса. И восторженные отзывы людей разного возраста - были молодые и пожилые слушатели - говорит об их отличной работе!

 Хочу особо отметить художника по свету Вячеслава Цыренжапова, который создал магию света, под каждую песню было тонко подобрано световое решение, как он кропотливо работал над каждой песней, вы, наверное, заметили, что даже паузы и музыкальные переходы он отмечал светом! Было великолепно! Вячеслав - перфекционист в своем деле, и это видно по результату работы. И, конечно же, хочу отметить работу каждого музыканта нашего оркестра, высокий профессионализм оркестра и дирижёра оркестра Ж. Ф. Тохтонова, талантливую обработку народных песен композитором и музыкальным руководителем театра Баттулги Галмандах, которая вдохновляет и радует!

Без многодневной, кропотливой работы администрации театра и руководства театра «Байкал» в лице Жаргала Жалсановича и Дандара Жаповича Бадлуева, их горячей поддержки наша встреча со зрителем, конечно, не состоялась бы. Спасибо им за такую организацию и за предоставленную возможность презентации нашего нового альбома нашему любимому зрителю! Надеемся, что впереди нас ждёт еще много красивой музыки и интересных, совместных работ.

 После концерта мы получили огромное количество благодарностей и сообщений. Очень отрадно, что много молодёжи интересуется нашей музыкой, и мы им благодарны за обратную связь, это для нас очень важно.

Фото: Евгений Коноплёв

- Как в условиях пандемии работали над альбомом? Как происходило взаимодействие между вами и музыкантами?

- В течение всего года мы много работали над альбомом, в основном все взаимодействие по работе над его созданием происходило дистанционно, благо, современные возможности это позволяют: отправляли друг другу свои записи, мысли по аранжировке, много раз переделывали песни и уже на студии дорабатывали вживую до конечного варианта. Кроме наших музыкантов в создании альбома участвовали еще музыканты из Республики Тыва, Норвегии, Германии.

 Две песни из альбома – это «Наян Наваа» и «Боори дээгуур ябахадаа» в обработке Алексея Баева открывают и заканчивают наш альбом, как его заглавные мелодии. Мне и многим слушателям особенно по душе песня «Наян Наваа». Норвежский музыкант Фредрик Эллингсен внёс своё особое видение бурятской мелодии, его аранжировки можно услышать в песнях «Ябоо Айдоо айдоолае» и «Хадын хурса ногоондо». Фредрик планирует как-нибудь приехать в Бурятию и возможно, появится новый проект в сотрудничестве с нашим оркестром и музыкантами. Необычно и по-особому красиво звучит «Ёхор» в аранжировке Мерлина Этторе (Германия).

 Помимо записи альбома у нас было немало хороших концертов и фестивалей по России, мы много ездили по стране, чему очень рады. Этот год был очень насыщенным – если где-то дорога закрывалась, то в другом месте обязательно открывалась!

Фото: Евгений Коноплёв

Над альбомом «Nayan Navaa» работали музыканты из разных стран: Фредрик Эллингсен (Норвегия), Мерлин Этторе (Канада, Германия), Алексей Баев, Геннадий Лаврентьев, Сергей Калачев, Андрей Приставка, Тимур Золотарев (Россия, Москва), Радик Тюлюш и Алексей Сарыглар (Республика Тывы). Но идеологом всего процесса стал муж, соратник и главный музыкант в жизни Намгар Лхасарановой - Евгений Золотарёв.

- В чём отличие последнего альбома от предыдущего, его изюминка? Ведь он возымел особенный успех и буквально за месяц попал в мировые чарты.

- Народная музыка – это дух народа, музыка природы, традиция, характер и сердце народа, это годами и веками созданные творения людей, и конечно же, она имеет эмоциональный отклик у людей независимо от их национальности. Много раз после выступлений в других странах ко мне подходили наши слушатели и говорили удивительные слова о том, что музыка глубоко тронула их сердца, о том, что у них возникали ощущения, что музыка уносит их во времена предков, проносились картины и звуки из других веков, о которых они не догадывались, мысленно попадают на Байкал, в степные просторы и так далее. Некоторые не могут объяснить и говорят, что в них проснулось какое-то новое чувство и ощущение... Значит, определённый код в бурятских песнях есть. Когда мы слушаем такую музыку, интуитивно понимаем – сочинил ли её композитор, или она народная. Как люди умели писать такие красивые, душевные и глубокие песни и музыку? Для меня это загадка.

 Мне кажется, что мы немного повзрослели в музыке, и наш альбом получился более задумчивым и душевным. Мы хотели поделиться своими переживаниями от прослушивания архивных песен, над которыми работали в 2019 году. Когда слушаешь старинные песни в исполнении наших предков, переносишься в те времена, начинаешь чувствовать музыку по-другому, и очень хочется передать через исполнение и через музыку силу, ум и душевное звучание наших предков, красоту бурятской фольклорной песни.

Фото: Евгений Коноплёв

- Вы с Евгением прививали сыну любовь к музыке, или он сам в какой-то момент решил ею заняться и работать с вами в группе?

- Тимур рос в музыкальной среде, всегда с нами на концертах, на репетициях, за сценой, мы дома много слушаем разной музыки. Он развивался, впитывая волшебные музыкальные звуки, и тяга к музыке у Тимура, думаю, в крови. Хотя после окончания школы он получил образование, далекое от музыки, но всегда увлекался ею, сам научился играть на гитаре и однажды сообщил нам, что решил посвятить себя музыке. С тех пор он работает с нами в группе.

 - А ваше решение петь как сформировалось? Была ли альтернатива пути?

- Я всегда пела. В мои школьные годы у нас в районе была очень развита художественная самодеятельность, мы всей школой к ней готовились. Меня всегда ставили петь дуэтом.

В детстве мне очень нравилась наша известная исполнительница народных песен Буда-Ханда Тарбаевна Дашиева – всё детство мы её слушали по радио. Затем лет в 15 я попала на концерт ансамбля «Байкал» и увидела выступление совсем ещё юной Даримы Дугдановой, её вокал, артистизм, красота поразили. После этого я сказала себе – хочу петь на сцене!

 После окончания школы отправилась в город поступать в музыкальное училище и попала на прослушивание к знаменитому педагогу Надежде Казаковне Петровой, народной артистке РСФСР. Я не прошла прослушивание, Надежда Казаковна сказала мне поучиться ещё немного и приходить поступать снова. Я вышла за дверь расстроенная и побрела по коридору. Там меня вдруг остановил красивый такой, статный мужчина – это был Аюша Арсаланович Арсаланов. Он приглашал учиться на отделении бурятских народных инструментов абитуриентов, кто не попал на вокальное отделение. Он был величайшим человеком – один из первых бурятских профессиональных дирижеров, заслуженный деятель искусств Российской Федерации и Республики Бурятия, он является одним из основоположников бурятского инструментального исполнительства. Мы, нынешние артисты, музыканты, играющие на традиционных бурятских инструментах, и педагоги - все являемся его учениками.

Фото: Евгений Коноплёв

- Каким было первое сольное выступление перед большой публикой?

- Наверное, это был XIII Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве в 1985 году. Я тогда играла на ятаге и исполняла песню Анатолия Андреева на слова Гунги Чимитова «Инагай дуун». Особого страха и волнения не помню. Я выступала вместе с Д. Ж. Бадлуевым, Б. Д. Бороевым, В.Е. Цыдыповой. Они меня очень поддерживали и помогали, поэтому, наверное, у меня в памяти остались только самые приятные воспоминания и яркие впечатления от той поездки.

 А вот позавчера, когда я выходила на сцену, сильно волновалась! Особая ответственность выступать дома. Мы выступали на разных, порой довольно сложных и крупных площадках всего мира, но выступать на Родине в Бурятии – всегда волнительно.

 Особенно волнительно было, когда со мной на сцене пел мой папа. Он всегда красиво пел, в юности папа хотел учиться вокальному пению, но в те тяжелые послевоенные годы нужно было работать и помогать родителям, и он остался работать в родной деревне. Мои родители ветераны труда, всю жизнь работали на животноводстве. Папа сильный, волевой человек, который, если что-то делает, то всегда в авангарде – первый фермер Агинского округа, лучший табунщик Читинской области. В 1969 году его, как лучшего табунщика отправили на съезд сельских тружеников на ВДНХ. Он и сейчас такой, несмотря на то, что ему уже 83 года, без труда поднимает тяжёлые гири, каждый день занимается спортом, много читает.

Фото: Евгений Коноплёв

- Родители заложили в вас какие-то жизненные принципы, которых вы придерживаетесь по сей день?

- Думаю, что ничему нельзя научить только словами. Родители воспитывали нас своим примером, своим отношением к труду, своим жизнелюбием и оптимизмом, отношением друг к другу. Наша мама – стержень нашей семьи, всегда активная, с сильным характером, очень добрая и веселая, с молодости они с папой любили вдвоем петь песни, до недавнего времени вместе участвовали в фольклорной группе «Тоонто».

 Главные принципы жизни для меня — быть сострадательным, добрым, позитивно мыслить, уметь прощать, учиться на ошибках и идти вперёд, всегда учиться новому, никогда не останавливаться, видеть цель и идти вперед, видеть всегда лучшее в жизни… Много могу перечислять. Основа всего — это семья, родители, близкие люди, которых я хочу беречь и радоваться общению с ними. У меня большая дружная семья: пять сестер и брат - они мои опора и поддержка.

Фото: Евгений Коноплёв

- В вашей группе есть генератор идей, «зажигалочка» или скептик?

- Сложно сказать, кто у нас в команде под эти роли подходит… Думаю, у нас нет скептиков, все генераторы идей и «зажигалки»! Создание музыки – это творчество, это идеи, это всегда интересно, мы с нашими музыкантами Геннадием Лаврентьевым, Алексеем Баевым и Тимуром Золотаревым всегда на одной волне, за что я им очень благодарна.

 Если говорить о выборе песни, то обычно я напеваю понравившуюся мелодию, Евгений слушает и может сказать: «Нет, это не твоя песня, она у тебя не звучит» или «Ты ещё не прочувствовала её» - таких песен много, я всегда доверяю его мнению. Нас с Евгением радует, что теперь и Тимур подключился к работе. Он вносит очень много красивых нюансов в музыку и потихоньку набирается опыта.

 - А творческие споры случаются?

- Споры бывают только у нас с Женей, иногда серьёзные (смеётся). Я могу слышать мелодию иначе, Евгений слышит по-своему, и каждый защищает своё видение песни. Без споров не рождается песня.

Фото: Евгений Коноплёв

- Пандемия своих позиций пока не сдаёт. Как и над чем планируете работать в ближайшее время?

- Мы планируем презентацию альбома «Наян Наваа» 26 января 2022 года в Москве и, возможно, еще в Санкт-Петербурге. Надеемся, что пандемия не внесет коррективы по датам. После презентации приступим к записи нового альбома, лейбл «ARC Music» заинтересован в сотрудничестве с нами. Ну и, конечно же, есть большое желание продолжить работу в архивах. Хочется полностью посвятить этому какое-то время, не отвлекаясь ни на что другое, возможно, даже год.

 С архивами, я считаю, должен работать именно исполнитель, знающий бурятский язык, понимающий жанр той или иной песни. Хочется упорядочить песни, записать слова, ноты, чтобы любой заинтересованный человек мог выучить песню, понимая о чём она. Встречаются грустные мелодии о разных тяготах, трудностях, расставании, тоске. Буряты ведь переживали тяжёлые времена в годы революции, сколько было сосланных, потерявших друг друга, сколько тягот они перенесли. Песен тех времён много. При этом буряты в своих песнях никогда не говорили прямо о своей боли и страданиях – всё было в метафорах, аллегории. Поэтому для нас, исполнителей, важно сохранить и передавать наследие наших предков, нужно изучать архивы, объяснять и рассказывать.

 Также в планах объехать с Женей всю Бурятию, Усть-Орду и Агинский округ.

 - Что вы сказали бы себе юной, делающей первый шаг навстречу делу всей жизни?

- Какой неожиданный вопрос. Я бы, наверное, сказала себе быть намного смелее. Твои сомнения, боязнь и неверие в себя закрывают половину твоей дороги жизни. Будь смела, открыта и распахнута всему миру, и мир тебе откроется. Это я могу любому современному молодому человеку сказать. Никто не хуже и не лучше, мы все равны, нужно только учиться, стремиться, быть отважным и рисковать!

Читайте также