Интервью с Алексеем Гончаренко, главным специалистом Кабинета театров для детей и театров кукол СТД РФ

Продолжаем серию интервью с Байкальской театральной лаборатории «Поэзия стихий»
Валентина Будаева
111

– Как вам на Байкале? Чувствуете ли вы, что наполнились силой?

Да, я говорил сегодня, что три раза должен был ехать на Байкал, но всегда что-то происходило. И вдруг, когда я не должен был изначально приезжать, такая возможность появилась. Я страшно рад, что впервые на Байкале я именно в  этой компании, до этого я должен был просто смотреть спектакли, а сейчас на потрясающей школе. Я как-то вместо «лаборатория» говорю «школа», потому что Летняя школа Союза театральных деятелей (далее – СТД – прим. авт.). Несмотря на то, что лаборатория длится не месяц, как школа СТД, а всего неделю, у всех ощущение, что она очень насыщенная, что это летняя школа. Такие истории важно делать не в замкнутом пространстве какого-то театра, а в открытом пространстве, где есть энергия, потому что у Байкала она какая-то совершенно иная. Актеру надо попробовать впитать ее и преобразить энергию природную в энергию творческую. Мне кажется, здесь это произошло, и это очень важная история.

– Что вас больше всего удивило на лаборатории?

Удивила невероятная история, всегда, когда есть лаборатория, приезжает состав людей, которые незнакомы друг с другом. Мы встретились в первый вечер, и вдруг стало понятно, что мы  все не то, что близкие, мы все, конечно, очень разные, но у  нас быстро находится общий язык, особенно у ребят актеров. В первом эскизе, этюде, который они сделали, была слаженная, точная работа, как они нашли друг друга, как они нашли отношения огня и воды. Это сложный процесс, это не то, что работа легко сложилась, и все довольны и счастливы. Были, конечно, кризисные ситуации, это нормально, когда есть проблемы, которые надо решить, ребята быстро их решали. И это невероятная ситуация, я редко знаю такие случаи, когда такое взаимопонимание между ребятами на лаборатории происходило. Несмотря на разные театральные школы, разные города, разных мастеров, вдруг случилось понимание с полуслова.

фото: Надя Охин

– Расскажите о ночных посиделках у костра. В чем их особенность, важность?

Это важно всегда. Во-первых, это тоже профессиональный обмен опытом, ребята обсуждали, кто что играет, какие режиссеры у них в театрах ставили и т.д. Во-вторых, это общие интересы, игры, в которые хочется поиграть всем вместе. Это тоже важно, общее  времяпрепровождение и единение некое. Когда шел разговор о профессии, ребята не были многословны, они быстро находили общий язык, и им не нужно было много что-то проговаривать. А у вечернего костра была возможность проговорить какие-то вещи внятно, разобраться в себе. Ребята из Читы сегодня сказали, что у них вообще сейчас отпуск, и то, что во время отпуска люди согласны поехать поучиться, с одной стороны, и отдохнуть, с другой, потому что есть прекрасный Байкал, это дорогого стоит. Совмещение работы и отдыха дает важную штуку, участники проводят друг с другом время 24/7 одним коллективом в отличие от студенческого курса, в котором так или иначе в основном ребята учатся. На лаборатории надо найти контакт друг к другу, какие-то общие черты, интересы, может быть, даже иногда поругаться. На этих отношениях строится профессиональная жизнь. И тоже важно, что эти посиделки –  инициатива самих участников, что они сами придумывали, сами решали, чем займутся сегодня вечером и зачем это надо. Самое главное, что посиделки не мешали процессу. Не было того, что они заигрались, и с утра не пришли. Все с утра приходили, все готовые. Посиделки у костра  – мобилизующая, цементирующая история.

фото: Надя Охин

Читайте также