Известный бурятский композитор о том, почему в культуре кадры решают всё

«Логика общественного развития подсказывает, что, несмотря на экономические, политические и социальные неурядицы, цивилизованная конгломерация должна иметь определенный набор культурных институтов, удовлетворяющих духовные запросы населения....
Виктор Усович, композитор, Бурятия
194

...Набор этот не случаен и представляет собой систему взаимообусловленных учреждений и организаций, необходимость которых подтверждается исторической практикой», - пишет на страницах «Бурятии» Виктор Усович.

Так, например, в странах Западной Европы еще в ХVIII веке стало понятно, что существование оперного театра должно обеспечиваться кадровым потенциалом, подготовленным в консерватории. В России, правда, это произошло только в конце ХIХ века, когда императорские оперные театры уже не могли довольствоваться импортом музыкантов из Италии, Австрии, Франции и Германии. Оценив ситуацию, братья Рубинштейны тут же отреагировали созданием консерваторий: Антон Григорьевич – в Санкт-Петербурге, Николай – в Москве.

В советское время открытие оперных театров в союзных республиках и крупных областных центрах почти автоматически сопровождалось учреждением консерваторий. Так было в Свердловске и Новосибирске, в Нижнем Новгороде и Саратове, в Ростове-на-Дону и Астрахани. Консерватории, в свою очередь, почувствовали необходимость кадровой подпитки и стали учреждать либо музыкальные училища, либо специальные школы-десятилетки, которым ставилась цель поставлять абитуриентов в музыкальные вузы.

Совершенно естественно, что резерв для музыкальных училищ можно было почерпнуть в детских музыкальных школах, которые до сих пор служат фундаментом всей музыкальной практики не только в беспрерывной системе музыкального образования, но и в создании слушательской среды. Там, где с ДМШ все в порядке, нет никаких проблем и с посетителями оперных и балетных спектаклей, филармоний и концертных залов.

По какой причине при открытии Бурятского театра оперы и балета консерваторское звено было упущено – вопрос специального исследования. Скорее всего, надежды связывались с уже существующим к тому времени музыкальным училищем. И надежды эти в определенной степени оправдывались. Поначалу за счет того кадрового потенциала, который был в свое время направлен в республику из западных регионов России. А позже - за счет обязательного распределения консерваторских выпускников в регионы страны.

Впрочем, основоположник бурятской профессиональной музыки - композитор Бау Ямпилов - не переставал требовать от государства создания музыкального вуза в республике. Не без его влияния, открытый в 1960 году, библиотечный институт получил статус института культуры, а позже – и Академии культуры и искусств. До последних дней своей жизни Бау Базарович продолжал настаивать на абсолютной необходимости учреждения Бурятской консерватории. Однако, ему удалось добиться создания лишь специальной музыкальной школы при колледже искусств, которая ныне по праву носит его имя.

Академия культуры и искусств имела неплохие предпосылки к тому, чтобы взять на себя функцию консерватории. Существовали кафедры струнно-смычковых инструментов, специального фортепиано, академического вокала, хора, теории, истории музыки и композиции. Эти кафедры были объединены в Институт музыки, который, к сожалению, был расформирован в процессе реорганизации академии в прежнюю структуру – институт культуры.

Кадровый голод стал еще более явным полгода назад, когда по личному приглашению Главы Республики Бурятия А.С. Цыденова в Бурятский оперный вернулся выдающийся российский дирижер В.А. Рылов. Первой задачей художественного руководителя стало кадровое укрепление оркестра. Главный дирижер Бурятского оперного Владимир Рылов и главный дирижер Иркутского Губернаторского симфонического оркестра Илмар Лапиньш решили объединить усилия по кардинальному решению проблемы с подготовкой струнников в нашем регионе. В министерстве культуры РБ прошло совещание дирижеров с ректоратом института культуры, результатом которого стало соглашение об открытии в институте классов скрипки, альта и виолончели. Удастся ли это намерение выполнить – покажет набор 2023 года.

Что касается колледжа искусств, то Владимир Алексеевич сразу нашел понимание и поддержку со стороны его директора Баира Борисовича Турбянова. Это и понятно: театр кровно заинтересован в возвращении бывших выпускников колледжа из консерваторий страны в Улан-Удэ. Это позволит уменьшить дефицит не только артистов театра, но и преподавателей колледжа.

Практическое сотрудничество началось с традиционного концерта студентов консерваторий, учащихся по целевому направлению Бурятии, с симфоническим оркестром театра. Затем последовал VI Международный конкурс молодых музыкантов «Найдал 2022», организованный колледжем. Руководство театра и В.А. Рылов приняли активное участие и в работе конкурса, и в церемонии награждения лауреатов, закончившейся прекрасным гала-концертом.

Кстати, председатель жюри «Найдала», известная пианистка, член Совета по культуре при Президенте России, Екатерина Мечетина, очень высоко оценила не только результаты конкурса, но и творческий рост его участников из Бурятии.

Нельзя не сказать и об отчетном концерте колледжа, который прошел 30 апреля опять же на сцене оперного театра. Он был организован и проведен блестяще. Музыкальные номера тщательно подобраны и отрепетированы, режиссура безупречна, творческий подъем бесспорен. Ребята наслаждались своим искусством, чувствуя себя настоящими артистами. Ощущался даже некий соревновательный дух между студентами и участвующими в концерте педагогами.

Весомая доля славы досталась возвратившемуся в колледж выпускнику консерватории Алексею Петрякову. Он реально обласкан руководством колледжа и стал одной из значимых точек концерта, выступив и как солист, и как участник ансамбля, и как дирижер оркестра русских народных инструментов. Лавры достались и еще одному «возвращенцу» - Жамсо Башинову, руководителю и дирижеру духового оркестра. «Возвращенцы» со стажем - Александр Саможапов и Майдар Дамбаев - прочно обосновались под крышей колледжа и ДМШ им. Б. Ямпилова. Звездой первой величины становится руководитель ансамбля моринхуристов Бурятии Эрдэм Дымбрылов. Если перечислять всех отличившихся участников концерта, то не миновать опасности упустить какое-то достойное восхищения имя. Поэтому стоит просто искренне поблагодарить всех, кто представлен в программке концерта, от режиссеров и ведущих до руководителей танцевальных и оркестровых коллективов.

А вот о ком, все-таки, нельзя не сказать особо – это Баир Борисович Турбянов, директор колледжа. Не являясь музыкантом по образованию, он сумел в короткий срок стать компетентным руководителем, тем, кого ныне принято называть эффективным менеджером. Имея опыт работы в министерстве культуры Бурятии, Баир Борисович прекрасно разбирается в проблемах отрасли культуры и искусства нашего региона, четко понимает специфику образования в этой сфере, контролирует решение стратегических задач, укрепляет внешние связи, обеспечивая «оперативный простор» своей надежной команде профессионалов, таких как Ольга Доржиевна Аюшеева, (блестящий бессменный завуч), заведующие отделениями и результативные педагоги. Необходимо отметить прочный и действенный контакт колледжа с министерством культуры Бурятии. Это не просто формальный контакт учреждения с учредителем - это слаженные действия, направленные на устранения проблем, на достижения общих целей, на поиски новых методов управления и создания креативных индустрий. Соелма Баяртуевна Дагаева, министр культуры, прилагает много усилий для устранения кадрового дефицита в республике. Она активно поддержала и «Найдал», и фестиваль «Возвращение», не пропустила ни одного концерта и дала высокую оценку исполнителям. Кстати, в поле ее личного внимания судьба всех «целевых» консерваторских студентов и перспектива их возвращения.

Заканчивая обзор кадровых проблем, есть смысл повторить еще раз самые острые из них. Итак, республика уже несколько лет пытается практиковать целевое обучение выпускников колледжа искусств в консерваториях, но результат пока скромный. Вокалисты еще худо-бедно возвращаются домой после окончания учебы.

Катастрофа со струнниками, в оркестр посадить некого. Нет и пианистов-концертмейстеров. А ведь в республике есть еще и филармония, которой положено иметь симфонический оркестр и хоровую капеллу. Закончив вуз, наши земляки-целевики готовы даже вернуть государственные деньги за обучение, лишь бы осесть в столицах. Не важно, в качестве кого, но только не на родину! Об этом стоит задуматься, и следствием размышления станет понимание, почему и колледж искусств ощущает дефицит абитуриентов, хотя дети у нас столь же талантливы, что и везде, да и их родители не прочь дать им дополнительное образование. Дело в том, что быть музыкантом-профессионалом среднего звена в наше время не только не престижно, но и рискованно: родине нужны профессионалы. При этом профессионально музыку теперь пишут лишь те, кто не может ее не писать. Заработать на жизнь творчеством нельзя. Вот вам и вся креативность!

В городе полтора десятка ДМШ и ДШИ, в республике их полсотни. Но! Контингент преподавателей крайне «возрастной». Нет учителей по главному, универсальному инструменту – фортепиано. О струнно-смычковых и разговора нет. Нет учителей пения, хормейстеров, теоретиков. Давно пора вводить в сельскую культуру систему поощрений, подобно «сельскому доктору».

Вот так на сегодняшний день выглядит ситуация с подготовкой профессиональных музыкантских кадров в Бурятии и для Бурятии. Она не проста, но и не безнадежна. Если все учреждения и ведомства найдут общий язык и консолидируют усилия по устранению проблемы, она будет решена. Действовать надо осознанно и по всем трем уровням образовательного стандарта одновременно. Мы не имеем права забывать, что укрепление отечественных культуры и искусства уже нельзя откладывать «на потом», иначе нам не преодолеть издержек, принесенных обществу «искусственным интеллектом» и цифровыми технологиями.

Читайте также