Болот Бороев: душа тенора

7 сентября 83-й театральный сезон откроется первой бурятской национальной оперой «Энхэ-Булат батор»
Динара Трегубова, старший научный сотрудник ИНИОН РАН.
78

Спектакль посвящен памяти Болота Бороева и Сурены Дашицыреновой, блиставших в этой опере в прошлом.

 

«В „Энхэ-Булат-баторе“ бурятская фольклорная интонация.......ожила в сравнительно небольшом монологе Сказителя, исполненного Б. Бороевым. ......тембр, меняющий окраску, поднимал над бытом и суетой в пространство высокой поэзии. Статика мизансцены преодолевалась как бы осязаемым ростом актёрского чувства: от тихих и простых сказительных интонаций до медитации и полёта, завораживающих магией языка и вольной стихией мелоса», — писал Сергей Коробков (журнал «Театр», №5, май 1990).

 

Болот Бороев, заслуженный артист РСФСР (1990), народный артист Бурятской АССР (1987), лауреат I премии второго Всесоюзного конкурса исполнителей народной песни (Ленинград, 1980) и Всероссийского конкурса исполнителей советской песни (Якутск, 1977), родился 26 сентября 1947 года в селе Цаган-Оль Агинского района. В 2022 году он отметил бы своё 75-летие.

 

Его путь к оперной сцене был долгим. Он «учился в Читинском сельскохозяйственном техникуме, затем в Львовском высшем военно-политическом училище. Далее были студенческие аудитории Бурятского государственного педагогического института им. Д. Банзарова, где он окончил историко-филологический факультет‎. Потом был… Северный траловый флот, и матрос Бороев не понаслышке знал, что такое солёная морская волна, с шумом обливающая палубу» (Надежда Гончикова, soyol.ru).

 

Только в 25 лет он пришёл в Улан-Удэнское музыкальное училище имени П.И. Чайковского, где попал в класс основоположника бурятской вокальной школы, ныне заслуженного работника культуры России Вячеслава Баяндаевича Елбаева, разглядевшего и развившего талант молодого вокалиста.

 В год окончания училища (1977) Болот Бороев становится лауреатом Всероссийского конкурса исполнителей советской песни и поступает в Московскую государственную консерваторию имени П.И. Чайковского в класс профессора Александра Иосифовича Батурина, лауреата Государственной премии СССР,  бывшего автомеханика, затем — певца, стажировавшегося в музыкальной академии «‎Санта Чечилия‎». 

 Будучи студентом III курса консерватории, принимает участие в гастролях Бурятского театра оперы и балета 1979 г. в Москве и Ленинграде, а после окончания консерватории в 1982 году становится одним из его ведущих солистов.  

 

Среди исполненных Болотом Бороевым партий — Самозванец и Юродивый в «Борисе Годунове» М. Мусоргского, Ленский в «Евгении Онегине» и Водемон в «Иоланте» П. Чайковского, Владимир Игоревич в «Князе Игоре» А. Бородина; Сказитель в опере «Энхэ-Булат батор» М. Фролова, Баир в «Чудесном кладе» и Даши в опере «Сильнее смерти» Б. Ямпилова; граф Альмавива в «Севильском цирюльнике» Д. Россини, 

Тонио в «Дочери полка»Г. Доницетти, Герцог в «Риголетто» и Альфред в «Травиате» Дж. Верди, Пинкертон в опере «Чио-Чио-сан» Дж. Пуччини. Известен Болот Бороев и как исполнитель итальянских, русских, бурятских народных песен и произведений зарубежной и советской эстрады.

 

«Болот пел всё, весь репертуар, — вспоминает заслуженный артист России Батор Будаев. — Своим шикарнейшим, хрустально чистым, серебристым голосом. Он работал очень много и никогда себя не жалел. Всегда был занят, никогда не отказывался от нагрузки. Он мог выйти на сцену в деревне и спеть пять, шесть, семь песен подряд. “Люди же просят, я еще спою”, говорил. Это был добрейшей души человек. Светлый, чистый. Никогда не держал зла, не обращал внимания на обиды. И пел как бог».

 Ему рукоплескали зрители разных стран мира — Франции, Германии, Австрии, Швеции, Канады, Соединенных Штатов Америки, Южной Кореи, Японии, Китая, Монголии. Яркие сценические данные, высокий уровень вокальной техники, драматический дар, артистический темперамент, подкупающая искренность  — не влюбиться в Болота Бороева было невозможно.

 «Его любили все: зрители, дирижеры, партнеры,  — поделилась воспоминаниями народная артистка России Дарима Линховоин. — Когда Володя, так мы его называли, выходил на сцену, ему начинали бешено аплодировать. Он обладал необыкновенной притягательной силой, имел магическое влияние на зал. Однажды он выступал на съезде Союза композиторов в Кремлёвском дворце съездов. Пел сложную арию из оперы «Сильнее смерти» Бау Ямпилова: у него очень высокая тесситура. Среди зрителей оказались Родион Щедрин и Майя Плисецкая, которая захотела познакомиться с исполнителем, выделив его среди всех представителей республик. “Я хочу с Вами станцевать, чтобы Вы пели, а я танцевала”, сказала она ему. Он был открытым, шел навстречу людям». 

 «В театральной практике существует определение — сценическое обаяние. Очень нечасто оно встречается среди исполнителей, но именно оно определяет часто и сценическую судьбу, и творческое развитие артиста. К Володе Бороеву это относилось полностью… — рассказывает режиссер Галина Майорова.  — Володя Бороев пел сердцем, душой, сам наслаждался процессом исполнения и это всегда подкупало… Я всегда видела Володю после выступления бесконечно взволнованным, он весь светился от счастья». (Городские каналы, 2003, 22 октября. С. 9).

Он словно торопился жить — и преждевременно ушел из жизни в 2001 году, но те, кто был с ним знаком, продолжают помнить о нём, а незабываемый тенор Болота Бороева продолжает звучать на бескрайних просторах всемирной сети.

 

Читайте также