Жительница Бурятии рассказала, как ей удается сохранять традиции предков-староверов

В родовой усадьбе сельчанки из Верхнего Саянтуя до сих пор витает запах истории
Светлана Чун-зу-мин, Новая Бурятия Фото: личный архив Марины Житкевич
444

Наверняка читатели «Новой Бурятии» помнят, как мы неоднократно писали о непростой истории жительницы села Верхний Саянтуй Марины Житкевич. А именно о том, как администрация СП «Саянтуйское» и бывший глава Тарбагатайского района пытались отнять у женщины земельный участок. Но наша героиня смогла победить в этой трехлетней «войне». К слову, сейчас речь пойдет совсем о другом. О культуре семейских. Ведь Марина Житкевич является прямым потомком староверов. Корреспондент газеты решил отправиться в ее родовую усадьбу Павловых, где до сих пор витает запах истории.

Потомок староверов

Марина Житкевич вернулась в родной Верхний Саянтуй из Новосибирска в 2018 году. Цель была одна – возрождение культуры и быта семейских. Еще будучи в городе-миллионнике, женщина удивлялась горящим глазам людей, которые восторженно говорили о традициях старообрядцев, занимались популяризацией, хотя и не имели никакого отношения к этой группе русского народа. И Марину Ефремовну осенило: «Почему мы, семейские, не чтим, не помним своих корней, предков?». Эта мысль и натолкнула женщину вернуться к истокам.

Ступив на родную землю, она сразу же стала воплощать свои идеи: создала ТОС «Хоровод», хор «Семейские кружева». Там пошили костюмы, начали активно проводить различные мероприятия. Деревня ожила. А этим летом Марина Житкевич участвовала в республиканском конкурсе-смотре «Хранители отчих традиций». Идею подала глава СП «Саянтуйское» Елена Тимофеева.

– Я, конечно же, согласилась. И потекла работа, в отчем доме начала все делать под старину, чтобы передать нужную атмосферу. Мне очень понравилась реакция министра культуры Соелмы Дагаевой, которая входила в состав жюри. Она смотрела на все с интересом. Было видно, что человек вникает, – рассказывает Марина Житкевич.

Яркая родовая усадьба Павловых многим пришлась по душе, поразила своей аутентичностью, костюмами и предметами быта, которые многие годы с заботой и любовью по наследству передаются в семье. За участие в конкурсе женщина получила специальный диплом «За сохранение традиционной одежды старообрядцев Забайкалья». 

Усадьба Павловых

Надо сказать, Марине Житкевич действительно удалось обустроить дом так, чтобы вошедший туда человек смог перенестись в прошлое. На кухне по своим местам расставлена старинная утварь: на столе – стеклянная крынка под молоко, на специальном деревянном подсамоварнике – «пузатая» посудина, на печке – большие чугунки. Кадушка, лопатки, ухватки, щипцы для углей, деревянные ложки, лампы – от всего веет завораживающей древностью.

А в другой, залитой светом комнате, назовем ее залой, расположилось все самое яркое и интересное. Если посмотреть направо, то взгляд сразу же цепляется за подвешенную около расписной кровати люльку, в которой для пущей убедительности лежит кукла, «лялечка», укрытая лоскутным покрывальцем.

Над кроватью висит около десятка платков, которые достались женщине от бабушки. К слову, многие предметы передались Марине от этой близкой родственницы. А также чем-то с радостью делились односельчане, что помогало пополнять семейскую коллекцию. Возле люльки стоит большой сундук, где аккуратно сложены наряды: рубахи, сарафаны, рабочий запон (передник), который мама нашей героини надевала, когда собирала черемуху. Решив и дальше уделить особое внимание костюмам, хозяйка дома подвела меня к манекенам, разодетым в яркие сарафаны. Показала, из чего состоит головной убор замужней женщины: кички, подзатыльника, опояски и платка. Интересно, что раньше в складки кички вшивались молитвочки.

– У староверов вообще все было построено на оберегах – каждая строчка на одежде имела свое значение. Я с гордостью надеваю семейские наряды, отношусь к ним очень бережно, – отметила Марина Житкевич.

Посередь комнаты разместилось зеркало, сверху накрытое белым рушником, обязательным атрибутом. Левее от него на гвоздике висит лестовка (разновидность четок). Она внешне напоминает гибкую лестницу и символизирует в старообрядческой традиции лестницу духовного восхождения с Земли на Небо. И сделана не из бус, как четки, а из маленьких валиков, которые во время чтения молитв было удобно перебирать пальцами.

Нельзя пройти мимо интересного соседства: швейной машинки «Зингер» и бабушкиной деревянной санопрядки. Последняя – это ножная прялка, состоящая из колеса и катушки. Удивительно, что эти вещи разных поколений смотрятся на фоне друг друга весьма колоритно и уместно.

Заглянули и в амбар. Чего там только нет: зипун (кафтан без воротника), которым обычно укрывались, когда зимой отправлялись куда-то на санях. Еще одна санопрядка, люлька старого образца из холщового мешка, гладилки, заварник, терка, приспособление для рубки грибов, корытца, сеяльницы, плетеные корзинки, туески из бересты, где хранили молоко, ночевка, в которой замешивали хлеб. Последняя сделана из цельного дерева, мастеру удалось каким-то хитрым способом выдолбить большую чашу. Раритетной вещью оказались весы безмен 1898 года – неравноплечные шкальные ручные весы.

В другом доме, где сейчас живет Марина Житкевич, женщина хранит еще несколько семейских нарядов, ожерелья из настоящего, необработанного янтаря, кичку и самое ценное – медные, словно новехонькие иконы. Потомок староверов уверяет, что большая часть предметов прибыла из Польши, то есть все это шло еще с самого начала гонений.

– Иконой Богородицы мама благословляла меня, когда я выходила замуж. Обновляю иконы перед каждым праздником, чтобы они всегда блестели. Мама раньше чистила их золой, дрожжами, – вспоминает Марина.

Волна гостей

Первыми визит в усадьбу Павловых нанесли жюри конкурса «Хранители отчих традиций». 3 августа Марина Житкевич приняла патриарха Александра из Москвы, который первым расписался в специально заведенной книге отзывов. Были в доме и «Женщины Бурятии», депутат Народного Хурала Анатолий Кушнарев, корреспонденты федерального телеканала. Дальше – больше. Книга потихоньку наполняется новыми фамилиями известных людей и их теплыми пожеланиями. 

Фото: личный архив Марины Житкевич

Все это Марину Житкевич подстегивает, мотивирует. Она намерена усилить работу над реконструкцией усадьбы, сохранением самобытной культуры семейских.

– Для меня все очень дорого. Я маме когда-то говорила: «Давай выбросим что-нибудь». А она отвечала: «Пущай лежить!». Как сейчас все это пригодилось, – заключила Марина Житкевич.

Читайте также