Министр культуры представила нового директора Этнографического музея

Это одно из первых кадровых решений нового министра культуры Бурятии Соелмы Дагаевой. Чем оно обусловлено и почему единственный в Бурятии музей под открытым небом надо срочно спасать, мы выяснили в беседе с министром и новым директором этнографического музея, экс-председателем Контрольного комитета главы республики Бурятия Сергеем Мещеряковым.
Пресс-служба минкульта РБ
3067

- Соелма Баяртуевна, на самой первой встрече с журналистами вы обозначили главные задачи министерства, которые требуют безотлагательного решения. Это долгожданное строительство Национального музея, помещения под театр Байкал и музей природы, а также хореографическое училище. Сейчас неожиданно всплыли неотложные проблемы этнографического музея.

- Главные задачи так и остались в приоритете. Но на их выполнение нужны время и большие средства, без федерального финансирования не решить. Не на все объекты есть проектно-сметная документация. Музей Природы у нас должен переехать в национальный музей, который еще предстоит «пробивать» в федеральном центре. Детей без кукольного театра «Ульгэр» мы оставить не могли, поэтому срочно подобрали для театра временное помещение на улице Смолина. Хореографическое училище тоже не может остановить учебный процесс, но обучать детей в аварийном здании нельзя. Поэтому срочно решали вопрос с переездом училища в здание кооперативного техникума. Не могу согласиться с тем, что проблемы этнографического музея народов Забайкалья всплыли неожиданно. Все-таки ему скоро исполнится полвека. И многие проблемы там накопились годами.

- Например, какие? Внешне он все тот же, как и в моем школьном детстве. До сих пор у меня хранятся фото с одноклассниками у живого уголка и старинных домов.

- Я сейчас смотрю на музей уже глазами не посетителя, а человека, ответственного за то, чтобы сохранить этот уникальный музей. И к вопросу о новом директоре я подходила с точки зрения, насколько человек способен решить сложные накопившиеся проблемы. Например, те, кто пришел отдохнуть туда, конечно, не видят, да и не должны видеть, в каком ужасающем состоянии там электрические сети. Там электропровода едва ли не ровесники музея, без современной изоляции. И это в старинных деревянных домах с бесценными экспонатами. Не дай бог, короткое замыкание и мы можем навсегда потерять такие неповторимые памятники культурного наследия. Да и Ночь Ехора еще раз показала, как не хватает мощностей музея для хорошего электрического освещения в такие праздники.

- Да, я вспомнил, что этот вопрос ставили на выездном совещании главы Бурятии Алексея Цыденова. Честно говоря, не помню, чтобы на совещание по одному музею собиралось сразу столько ведомств. Это совещание ведь было организовано по вашей инициативе?

- Да и объясню - почему были приглашены все профильные министерства. В этнографическом музее есть Живой уголок, который требует внимания со стороны министерства природных ресурсов и Роспотребнадзора и сельского хозяйства. Ведь животных надо содержать и кормить. Минстрой должен определить виды работ по строительству вольеров для животных. У минсельхоза мы просим сейчас верблюда, потому что у нас верблюдица Сэсэг одна совсем. Бурятэнерго и сетевые компании - решить вопрос по установке и замене электроопор и сетей музея. И это только видимая часть айсберга проблем. По итогам того визита Алексея Самбуевича, планируется возведение ландшафтных вольеров для животных. Не зря же писали в СМИ, что иностранцы плачут, глядя на животных в нашем музее.

- А не проще их вообще не содержать?

- Это просто только на первый взгляд. В Живой уголок животные попадают в основном из других зоопарков по обмену или через куплю-продажу. Часто попадают животные, изъятые у частных лиц природоохранными или правоохранительными органами. Еще животных приносят люди, которые находят их в природной среде с теми или иными травмами. Этим животным оказывается необходимая помощь, и в случае невозможности возвратить в дикую среду они остаются в Живом уголке. Они бы не выжили в дикой природе, если бы их не привезли в музей. А те питомцы, что живут здесь давно, тоже вряд ли смогут вернуться к свободной жизни в лесу. Так, что эти братья наши меньшие нуждаются в уходе и заботе.

- Невозможно не согласиться. Я так понял, что с Роспотребнадзором решается проблема обеспечения питьевой водой?

- Да, трудно поверить, но в 21 веке наши сотрудники музея издалека носят руками воду в Живой уголок. А пьют воды наши животные немало, особенно в жару. Сейчас Роспотребнадзор должен одобрить использование старой скважины. Новую бурить слишком долго и дорого. Из-за проблем с водой невозможно и открыть стационарные точки общепита для посетителей. Благоустроенные туалеты тоже требуют водоснабжения. А пока в первую очередь нужны ремонтные работы по замене электрических опор и сетей. Также надо построить парковочную зону у музея. А то владельцы авто справедливо жалуются на тесноту возле ворот музея.

- А что касается расширения территории музея?

- Мало кто знает, что у музея в собственности чуть более 40 гектаров неиспользуемой земли. Там можно развивать музей.

- Целых 40 гектаров? Почему о них никто не знал?

- Потому что только в 2014 году эту землю вернули музею. В 80-х годах там планировалось разбить зоодендропарк, чтобы представить флору и фауну Забайкалья. Сейчас на это нужны огромные средства, поиск инвесторов. Есть идея – открыть там улицу мастеров, это была бы поддержка наших мастеров по работе с деревом, металлом, шерстью, ювелиров, сувенирщиков и тд. Они бы создавали изделия для туристов.

- После того совещания все СМИ написали о том, что глава Бурятии предложил предприятиям республики поддержать музей, взяв под опеку животное или шефство над одним из комплексов. Оказалось, что только на питание животных уходит около миллиона рублей в год. Алексей Самбуевич сам взял под опеку степного орла. Кто последовал его примеру?

- Рысь под опеку взяла компания ООО «ТрансУголь», белую сову - Вячеслав Покацкий, генеральный директор ТРЦ «ЕвроЗона», енотов - ТД «Барис», пятнистых оленей – «Титан», ООО «Гарантия -2» - черного коршуна и ястреба-тетеревятника, «М-центр» - черного аиста. Житель Иволгинского района Александр Анатольевич Гармаев взял под опеку косулю. О красном волке заботится интернет-журнал «Республика», хотят назвать его Тотошей, о серых волках – компания «Реал+». Верблюдицу опекает – «Оптика Сэсэг». И это огромная помощь. Потому что бюджет выделяет только половину той суммы, которая необходима для корма. Поэтому названия компаний и фамилии наших опекунов мы размещаем на табличках у клеток животных. Чтобы все посетители знали, кто ежедневно помогает кормить обитателей живого уголка.

- Прекрасная идея и быстрые перемены к лучшему! Вернемся к проблемам. Кроме недостатка средств, давно говорится о нехватке кадров. Особенно реставраторов. Я правильно понимаю, что одно дело – реставрировать картины и другое – старинные дома?

- Понимаете правильно. Более того, не каждая строительная компания может заниматься реставрацией. Для этого надо иметь лицензию, оборудование и специальные технологии по реставрации старых зданий. И это существенно повышает стоимость работ. Между тем, старинные дома в музее без фундамента на деревянных опорах. Их нужно менять. Пока музей сможет за свой счет провести реставрацию только одной юрты качугских бурят.

- Спасибо за подробное разъяснение. Теперь понятно, почему именно Этнографический музей потребовал от вас самых первых безотлагательных решений, в том числе кадровых.

- А теперь, познакомлю вас с новым директором Этнографического музея Мещеряковым Сергеем Александровичем. Он подробно ответит вам на все вопросы.


- Сергей Александрович, насколько неожиданным было для вас предложение возглавить Этнографический музей?

- Это предложение было сделано после того, как мы с министром культуры обсуждали проблемы музея в рамках работы над исполнением соответствующих поручений Алексея Самбуевича Цыденова. Возможно, наше видение ситуации и путей ее улучшения совпало. Я решил согласиться.

- Откуда вы родом?

- Родители выехали из Закаменского района в Улан-Удэ раньше, чем я начал обучаться в школе. Получение среднего образования проходило уже в столице республики. Но я всегда считал, и считаю закаменцев своими ближайшими земляками. Интересно, что выезжая из Городка (тогда так назывался Закаменск) и не зная еще грамоты, я бегло говорил на немецком. Закаменцы понимают почему.

- Вы еще ребенком застали открытие этого музея и помните свои первые впечатления?

- Открытие Этнографического музея, конечно, было событием. Это ощущалось как что-то новое и бесконечно интересное. В те годы на Верхнюю Березовку трудно было добраться общественным транспортом. Но людей это не останавливало, хотелось обязательно побывать там, и прикоснуться к этому новому. Это желание запомнилось больше всего.

- Что дало вам ваше первое базовое образование и опыт работы в администрации еще первого президента Бурятии?

- В общей сложности с железнодорожным транспортом я был связан около 12 лет своей жизни, которые научили меня, в первую очередь, дисциплине и ответственности. Администрация Президента и Правительства (а сегодня-Главы и Правительства) Республики Бурятия – это орган, где сходятся все нити управления республикой. Поэтому опыт, который получает человек, работающий в Администрации, очень многогранен. Люди, имеющие такой опыт, всегда востребованы.

- Вы кандидат экономических наук, чему посвятили свою диссертацию?

- В своей работе я исследовал ресурсы социально-экономического развития региона на примере Республики Бурятия. Новизной этой работы было то, что наряду с другими факторами в качестве ресурса рассматривалась кадровая политика. Это, действительно, было необычным тезисом, и вызвало споры, в том числе и в Байкальском университете экономики и права, но успешная защита в МГУ им. Ломоносова сняла все вопросы.

- У вас есть и опыт работы замминистра экономики. Что почерпнули оттуда?

- В экономическом блоке Правительства республики я проработал около четырех лет. На самом деле период этот был не очень долгим, но предельно насыщенным. Круг обязанностей в министерстве был довольно широким – туризм, предпринимательство, внешние связи. Из самого запомнившегося – создание особой экономической зоны на Байкале. Именно за эту работу я был награжден грамотой МЭРТ РФ. Реконструкция здания плавательного бассейна на ул. Бабушкина и превращение его в Республиканский бизнес-инкубатор, сотрудничество с федеральным центром и монгольскими коллегами, в первую очередь, по развитию международного пункта пропуска МАПП «Кяхта». Прошу отметить, что это не мои личные заслуги и достижения. Это результат работы команды министерства экономики и агентств блока. Спасибо коллегам и конечно Татьяне Гавриловне Думновой – ей тогда, действительно, удалось создать команду. Кстати говоря, концепция создания ОЭЗ предполагала обязательное включение в нее Этнографического музея народов Забайкалья, как первого объекта показа для туристического потока, прибывающего в Бурятию. Разрабатывались планы по его развитию с доведением до необходимых международных стандартов. К сожалению, не всё из этой концепции удалось в последующем реализовать, и жаль, что музей частично выпал из схемы. Надеюсь, удастся исправить положение.

- Как экономист можете ли сказать, что наступят времена, когда Этнографический музей начнет приносить прибыль?

- Любой экономист скажет, что ответить на такой вопрос можно, только посчитав. Не хочу сейчас называть необоснованных цифр. Скажу только, что, на мой взгляд, возможности и резервы и у сегодняшнего музея есть. Над их задействованием и будем работать в первую очередь. И считать.

- Вы соавтор книги о природе Бурятии. Откуда неожиданный для чиновника интерес к писательству?

- Ну почему же неожиданный? Здесь целый эволюционный путь пройден – от обычного, еще с детства, любителя и пользователя дикой природы до сознательного создания книг, фотоматериалов, нацеленных на пропаганду и воспитание бережного отношения к природе. Не хочется говорить банальностей, но природа – это, действительно, наше всё. И тезиса «человек – царь природы» я не принимаю.

- Ваши планы и первые шаги в новой должности?

- Прежде всего, скажу – я с большим уважением отношусь ко всему тому, что сделал коллектив и предыдущие руководители музея для его сохранения и развития. Понимаю имеющиеся сложности, и надеюсь использовать все свои знания и возможности для их разрешения вместе с сотрудниками музея. Что касается первых шагов, то они уже определены Главой республики Алексеем Самбуевичем Цыденовым в протоколе совещания по итогам его посещения этнографического музея в начале июня этого года. В документе выделены имеющиеся на сегодня основные проблемы и определены меры по их разрешению. Это будет первым, на чем мы сосредоточимся.

- Спасибо!


 

Читайте также