В театре Бестужева полным ходом идет подготовка к премьере «Перед потопом»

27 и 28 июня театр им.Н.А.Бестужева представит
премьеру «Перед потопом» по пьесе братьев Пресняковых в постановке Тадаса
Монтримаса. 
Юлия Федосова, пресс-служба ГРДТ имени Н.А.Бестужева
489

Этот спектакль станет пятой премьерой в 89 театральном сезоне и его финальной точкой. Работа над постановкой сегодня идет полным ходом и близится к завершению.

Подготовка к спектаклю заняла у цехов Русского драмтеатра практически 1,5 месяца. Перед пошивочным цехом художник-постановщик Кристина Войцеховская поставила задачу сшить костюмы не только для героев-людей, но и для персонажей-животных. При этом одно животное может иметь сразу несколько костюмов. Например, змея представлена в трех экземплярах: сам костюм змеи, змея, поедающая мышей, и змея на шее у чиновника. Бутафорский цех создал маски животных – бумажные головы из крафтовой бумаги, полностью повторяющие контуры зверей. Кроме того, впервые в декорациях используется рекламный пластик.

Как рассказывает заведующая постановочной частью Марина Кох, одним из самых забавных моментов подготовки спектакля стал поиск многочисленных коробок из-под упаковок еды и техники, которые должны заполнить магазинные тележки.

– У нас десять тележек, которые используются в супермаркетах, и режиссер сказал, что их необходимо доверху заполнить самыми разными коробками. Мы с начальником отдела снабжения искали их везде: в магазинах, на улице, чуть ли не на мусорке, потому что этих коробок нужно было огромное количество, – говорит Марина Николаевна.

Но помимо этого, около месяца весь театр каждый день ел чипсы. Так как по замыслу авторов в реквизите будут использоваться несколько десятков пачек чипсов, которые и предлагает главному герою Йону купить продавец в магазине.

– Это пьеса говорит о современном человеке современным языком, но затрагивая ветхозаветные сюжеты. Здесь много тем, которые мы знаем из Библии, тот же образ змея или принесения жертвы, и в тексте Пресняковых есть отсылки к ним. Доставая из подсознания человека эти ассоциации, авторы тут же их нивелируют, подвергают сомнению. В этой пьесе идет серьезная игра с масштабами, то герои говорят о Боге, о страхе смерти, о душе, и тут же все низводят до уровня чипсов, скандалов в самолете и т.д., – говорит Кристина Войцеховская.

Читайте также