Этнографический музей народов Забайкалья подарил посетителям незабываемый праздник

Музейный проект «День стрижки овец», прошедший 23 июня в Этнографическом музее народов Забайкалья, подарил и взрослым, и детям настоящий этнографический праздник. Гости музея познакомились с экспозициями - сакральных костей и орнаментов, увлеченно смотрели на вариативные игры с игральными костями. Узнали, как можно гадать на лопаточной кости овцы и, собственно, увидели саму стрижку барана. Об этом и не только - по порядку.
5036

 Стрижка началась

 Основная идея праздника – это знакомство с одним из главных символов кочевой культуры, животным, которое входит в число скота «с горячим дыханием» и тем самым приравнивается человеку как кровнородственное существо. Это  овца, которая заняла важное место в повседневном быту кочевника, его духовном мире. Без овечьей шерсти невозможно было создание войлочной юрты. Овечья шерсть шла на изготовление войлока для жилья, постели, одеяния. Баран широко использовался в обрядах жизненного цикла – на свадьбе, при рождении (усыновлении) ребенка, на погребальной церемонии. Ведущие Баир Гомбоев и Марина Содномпилова, сотрудники музея, вели свой рассказ, постепенно переходя с главной сцены, на которой состоялось открытие, на Предбайкальский комплекс.

 

В гостях у Бадмы. Гадание на кости.

 Когда начиналась стрижка овец, то это был праздник и праздник не одного двора, а всего улуса. А потому хозяева звали к себе соседей, родственников на помощь, и двери в этот день были открыты для всех. Во дворе у Бадмы находились две экспозиции. Первой была экспозиция сакральных костей барана. У барана не было так называемых «отходов». Едва ли не каждая косточка в скелете овцы являлась сакральной. Смотрите сами.

-  Лучевая кость считалась хранительницей лошадей и седла. Она «ограждала» от нападения волков, от падежа скота. Ее привязывали у входа в юрту, по обеим сторонам двери.

-  Коленная чашечка хранилась дома как талисман, приносящий счастье. Ее даже носили на руке, на поясе - для предохранения себя во время сражения.

-   Берцовая кость барана считалась хранительницей детей, ее подвешивали к колыбели ребенка. Помимо этого, наряду с лопаткой использовалась также для призывания счастья - «Даллага».

-   Череп овцы запрещалось разбивать, обычно его уносили на возвышенное место, набивали череп камнями. Монголы верили, что в костях черепа не только овцы, а всех живых существ находиться духовная энергия, называемая «Сулдэ», которая обретает новое рождение в теле других живых существ.

Теория теорией, а людям нужно и зрелище. А потому зрители увидели, как можно гадать на костях, а именно на лопаточной кости овцы. Согласно преданиям, бог написал для людей книгу, в которой они могли узнать свое будущее, но книгу по недоразумению съела овца. Книга исчезла, но её текст проявился на лопатке животного. Видеть и читать этот текст были способны люди, наделенные вещим знанием, избранники духов – шаманы, знающие старики и старухи. Для получения наиболее достоверной информации необходимо было гадать на лопатке овцы из своего хозяйства. Предварительно лопатку обжигали на огне. А затем по трещинам определяли – сбудется ли задуманное.

Следующая экспозиция принадлежала орнаментам. Самым популярным и у бурят, и у тюрков был орнамент «Бараньи рога» - «Хусын эбэр» (бурятское название) и «Кошкар муиз» (тюркское название). По предположению исследователей монгольской культуры, знаменитый узор «Улзы» («Узел счастья») изображает собой сплетение кишок животного. Замкнутый узор символизирует собой счастье, которое невозможно разрушить или разорвать.

Самым  занятным для зрителей стала бурятская игра «Шагай наадан». Об игре рассказывала  сотрудник музея Лариса Галсановна Ракшаева. Она пригласила зрителей сыграть с ней «партию». Откликнулся уроженец тарейской степи Забайкалья Виктор Дабаев, который оказался не просто зрителем, но и знатоком «Шагай наадан». И вместе они показали, насколько веселой и азартной может быть эта игра и для современных людей, а не только для их предков.

 

Стрижка барана

 Дальше все увлеченное этнографическое сообщество двинулось к Забайкальскому комплексу. Здесь уже начался процесс  взбивания шерсти и самая настоящая стрижка. Любовь Александровна Ивлеева, смотритель Эвенкийского комплекса музея, была сегодня стригалем. Она уже находилась в загоне для овец и, привязав задние копыта барана, с профессиональной сноровкой с головы начала его остригать. Баран в  начале немного сопротивлялся, но потом понял, что это бесполезно и затих. В загоне были еще несколько овец с ягнятами. Малышам при их желании доставали из загона ягнят, чтобы дети могли их погладить. Одновременно с процессом стрижки рядом взбивали шерсть и катали войлок. После стрижки шерсть сортировали. Для изготовления войлока её перебирали, теребили руками, сушили на солнце,  взбивали с помощью специальных прутьев «hабаа» так, чтобы шерсть стала «воздушной». Чистая и длинная шерсть со спины овцы считалась первосортной. Она и шла на изготовление войлока. Белая шерсть овец - на изготовление войлочного покрытия для юрты. Черная - в небольших количествах использовалась для украшения нижних деталей юрты – «хаяабша», на войлочную дверь.

Катание войлока также массовый и многоуровневый обряд. Сначала новый войлок освящали. Это делалось для того, чтобы войлок не осквернился. Потом благословляли и говорили благопожелания. После проведения обряда концы кошмы загибали и начинали обильно поливать водой шерсть на кошме. У бурят, чаще всего, новый войлок женщины утаптывали голыми ногами или катали во дворе, обернув в кошму с новым войлоком круглое, длинное и гладкое бревно диаметром 15-20 сантиметров. Свободный край кошмы зашивали редким швом. Монголы готовый войлок скатывали в рулон и катали по степи, обычно это делали два всадника.

Обычно у бурят после окончания стрижки хозяин дома или шаман по приглашению проводили обряд угощения духов-хозяев местности молочной пищей, молочной водкой-тарасуном, первинками традиционной пищи для сохранности и умножения стада,  богатства и благополучия. Данный обряд также был продемонстрирован на забайкальском комплексе хозяином дома, а обрядовые конфеты и другие сладости были розданы присутствующим на празднике детям.    

 

Семейские и буряты

У многих русских (старообрядцев) и бурятских семей складывались теплые дружеские отношения, в том числе и торговые. Буряты разводили бурятскую полугрубошерстную породу овец. Шерсть была достаточно длинной, и из нее получалась хорошая нить. Семейские предпочитали покупать шерсть у своих соседей-бурят.

От дома пашенного крестьянина (старожильческий комплекс) уже слышался ансамбль «Семейские янтари». Чистые голоса выводили песни заводные, громкие и веселые. А со стороны бурят их встречал ансамбль «Магтаал». Вместе они разыграли сцену покупки шерсти:

Семейские: … А что, соседи, вы никак нынче шерсть стригли?

Буряты: Стригли, стригли!

Семейские: Ну и как? Хороша ли шерсть?

Буряты: Хороша. Нынче, думаем, и войлоки хорошие должны получиться.

Семейские: А скажите-ка, соседи, можно ли у вас купить шерсть? Зима не за горами, не успеешь оглянуться, и лето кончится. А нам еще носки вязать, варежки, валенки катать…

Так прошла сцена покупки шерсти семейскими у бурят. Остались довольны все. Пространство этой небольшой поляны на Забайкальском комплексе было наполнено позитивом, радостью, улыбками. «Семейские янтари» пели песни, «Магтаал» танцевал ёхор, хозяин дома с хозяйкой угощал гостей традиционным зеленым чаем, сваренным тут же во время стрижки. А баран уже острижен. Праздник формально подошел к концу, но будем надеяться, что ощущение праздника и сопричастности к традициям в душе каждого останется надолго. Эта «стрижка» была первой, а будет ещё, и не одна.


Научно-просветительный отдел ЭМНЗ


Смотрите фоторепортаж

 

 

Читайте также