Презентация лучшей книги года на бурятском языке

- Где она была раньше! Это преступление  - не печатать такие стихи! – восклицали все, кто читал ее рукописи.  Обычно молодыми поэтами называют по возрасту. Но в поэзии, как в любом творчестве, нет границ. В 60 лет, пройдя первый свой Рабджун, бывший воспитатель сельского детсада, сама мама 8 детей, выпустила первую книгу своих стихов.
Зондуева Туяна
6722

О таких, как Цырен-Ханда Ринчиновна, говорят «идеал бурятской женщины»: заботливая дочь и жена, хранительница очага мужа, любящая мама восьми детей и  любимая няня для внуков. Ее любви и душевной щедрости с избытком хватало не только на своих детей, но и на воспитанников в детском саду. Кажется невероятным - как она успевала вести хозяйство, без которого в селе не вырастить детей, работать и писать стихи.

 

- Мне кажется, что я вобрала в себя с колыбели дух своего народа через дым воскурений, пламя лампадок, чтение сутр отцом, напевы песен матери, топот копыт и ржание лошадей на отгонном пастбище – всех звуков и запахов бурятского села, – признается Цырен-Ханда Очировна. - Я росла на лоне природы. Зимой на ферме, у кромки тайги, в теплое время на летниках, в степи. Мне нравилось слушать рассказы старых людей и читать книги. Любила забираться на вершины холмов, глядеть вдаль или по ночам смотреть на звезды и задаваться вопросами: что же там за горизонтом, за темной глубиной небес? А жизнь привела к иным вопросам: что же у нас за душой и куда мы, люди, идем?

 

Поэтому так много у нее необычных стихов. Необычных тем, что мир видится глазами ребенка, каждый миг открывающего новое в привычном для взрослых окружающем. И в то же время это взгляд женщины в высшем ее проявлении – матери. Матери, даже во сне смотрящей за своими детьми.

 

Не зря Цырен-Ханда Очировна сама писала все сценарии детских праздников, увлеченно создавала для своих воспитанников роли.  В этом смысле Цырен-Ханду Дарибазарову можно сравнить с Агнией Барто. Столько в стихах бурятского поэта мягкого юмора, улыбки взрослого, наблюдающего за детьми. Например, малыш Арья тщетно пытается смыть налипшую на ладошки смолу от дров.

 

- Это дровяное повидло налипло мне на руки? – вопрошает мальчик.

 

И в то же время много размышлений о предках Буртэ Чино, Гуа Марал, Добуу Мэргэн, Чингис хан.  Цырен-Ханда Очировна самостоятельно изучила то, чего лишила ее советская школа: старомонгольское письмо и историю. Отсюда и стихи поэта о старомонгольской вязи, «Соёмбо», «Дурбэлжин», «Тодо бичиг», о великих деятелях Гунгаа-Жалцане, Чойжо-Одсэре, Занабазаре, Заяа-Пандито ламе. Отдельно воспела она своих великих земляков, начиная с народного писателя Цогто Номтоева.

 

В стихах “Өөртөө табиһан асуудал” – «Вопросы к самой себе» она говорит:

 

- Юундэ буряад эхэһээ түрөөбиб?, юунэй тулада”Абай Гэсэрые” соносообиб?, юунэй тулада наһаа эдлэжэ ябахабиб? – Для чего я родилась от бурятской матери, для чего я слушала эпос об Абай Гэсэре, для чего я проживаю годы своей жизни?

 

Выросшая в буддийской семье, она не могла не воспеть святыни и дацаны «Зандан-Жуу», Анинский дацан - «Анаа дасанай зула хуралда».

 

Еще одна из особенностей нового поэта – невероятная скромность. Мало кто видел, чтобы поэт вместо предисловия о себе помещал портрет и благодарный рассказ о своем учителе.

 

- Хочу с низким поклоном поблагодарить всех, кто принимал непосредственное участие в издании моей книги. Благодарю за неоценимую помощь депутата Государственной Думы Михаила Викторовича Слипенчука, председателя СПК «Ульдурга» Далай Цыдыповича Галсанова, руководителя охранного агенства «Дозор» Эрдэма Дамбаевича Доржиева и искренне желаю всем им высокого полета, широкой дороги, добра и мира им и их семьям на долгие годы, -  говорит Цырен-Ханда Очировна.

 

Приглашаем всех на презентацию лучшей книги года на бурятском языке 24 октября в 16.00. Презентация состоится в Национальной библиотеке в рамках Дней бурятского языка. 

Читайте также