На «Хуурайм наадан» впервые прозвучит произведение для бурятского суура

Произведение «Түрхэлэйм жороо», специально написанное композитором Пурбо Дамирановым для восстановленного старинного духового бурятского инструмента суур, впервые сыграют музыкант Б. Баттувшин и ансамбль моринхуристов  колледжа искусств им. П. Чайковского «Жонон».  
Виндарья Доржиева-Кимэй
9569

«Одним из наиболее древних музыкальных инструментов этнических предков бурятского народа является суур. Бурятский суур и монгольский цуур имеют много общего, и, видимо, очень древнее общее доскотоводческое происхождение» — пишет Д. С. Дугаров, профессор ВСГАКиИ, доктор исторических наук в своей статье «О традиционных народных инструментах».

«Суур» в переводе с бурятского языка означает «стебель трубчатых растений». Д. С. Дугаров считает, что «данный инструмент в древности и позже изготовлялся из стебля трубчатых, зонтичных растений» и, «по-видимому, прообразом этого инструмента был охотничий манок «соор». В более позднее время сууры изготавливались из твердых пород деревьев: лиственницы, кедра.

Работая над восстановлением этого аутентичного духового инструмента бурят мне довелось встретиться с удивительным человеком из богатого талантами Джидинского района Дашиевым Бато-Мунко Сенгижаповичем. О нем я хочу вам рассказать…

К встрече с этим человеком я готовилась давно, как только прочитала о нём в учебно-методическом пособии Лидии Даниловны Дашиевой. Герой её научных изысканий оказался дедушкой по отцовской линии подающего большие надежды молодого талантливого певца Алдара Дашиева. С фотографии в книге смотрел на меня излучающий доброту суурист со своим музыкальным инструментом, о котором мало кто из моего поколения и младше слышал и видел. Сразу собраться в дорогу мешало расстояние в 282 км из Улан-Удэ. Долгожданная встреча с этим человеком состоялась в один из непривычно тёплых дней ноября 2011 года. Встретила нас Валентина Гомбоевна Дашиева – мама Алдара. Попив горячего чая с дороги, мы направились к одному из сыновей Бато-Мунко Сенгижаповича, где он проживает сейчас вместе с семьей сына. Предчувствие меня не обмануло – в добротном, уютном доме явно были рады гостям. Многочисленные внуки проводили нас к дедушке. Знакомство состоялось с соблюдением всех наших традиций почитания старших, и с первых же слов, взглядов нам всем показалось, что мы знаем друг друга очень давно. Старый человек, много видевший и знающий, ждал этой встречи. Немного разволновался, был очень растроган. Бато-Мунко Сенгижаповичу я вкратце рассказала о работе, которую мы с Б. Баттувшином проводим, возрождая старинные бурятские музыкальные инструменты, вернула мастеру его старинный двухструнный сууха хуур, который отреставрировал Баир Ринчинович Бодиев. После знакомства с этим интереснейшим человеком я не могу не рассказать вам о нём.

В своём учебном пособии Л. Д. Дашиева пишет о Бато-Мунко Сенгижаповиче Дашиеве как о замечательном народном музыканте, прекрасном мастере — изготовителе восточно-бурятского суура, подробно описывая этот инструмент. Проиллюстрировала бурятский двухструнный хуур, изготовленный Б-М. С. Дашиевым. Работая над восстановлением старинных бурятских музыкальных инструментов, мы с Б. Баттувшином попросили Алдара привезти инструменты его дедушки. Двухструнный сууха хуур после хранения в местном музее оказался в плачевном состоянии: струны и смычок были порваны. К нашему удивлению, мочевой пузырь, натянутый на корпус инструмента, украшенный мастером национальным орнаментом, оказался цел и невредим. Хуур был отреставрирован преподавателем колледжа традиционных искусств народов Забайкалья №38 Б. Р. Бодиевым. Суур же мастера был в хорошем состоянии и почти не потерял свою первозданную тембровую окраску. Мы обратились за помощью к О. Д. Жамбалову для изготовления подобного суура с таким же красивым самобытным тембровым звучанием. Работа над восстановлением суура оказалась не такой лёгкой, какой нам предполагалась. Она и сегодня продолжается в мастерской Жамбалова Очиржап Доржиевича.

Бато-Мунко Сенгижапович оказался человеком абсолютно талантливым во всём, за что бы он не брался в жизни. Родился Б-М. С. Дашиев в феврале 1930 года в низовьях торейской долины у Дудари и Сенгижап Дашиевых вторым ребенком в семье. Отец Бато-Мунко, Сенгижап Очирович, коренной верхнетореец 1890 года рождения, славился у земляков даром исцеления людей от различных недугов. Бато-Мунко, окончив 7 классов Нижне-Бургултайской средней школы, получил диплом зоотехника в Иройской сельскохозяйственной школе. Затем четыре года служил в рядах Советской Армии. Свою трудовую жизнь начал в колхозе «Улаан-Торей» учётчиком. Вскоре по поручению руководства колхоза он освоил специальность киномеханика и, начиная с 1963 года до ухода на пенсию, работал киномехаником родного села. В 60-е годы прошлого столетия фермы и гурты не были оснащены электричеством, но он без устали до глубокой ночи объезжал все ближние и дальние поселения, взяв с собой движок и киноаппаратуру. Бато-Мунко Сенгижапович один из основателей и активный участник народного фольклорного ансамбля «Дэбэсэнэм», который и ныне пропагандирует народное творчество в селе Алцак Джидинского района. Ремеслу изготовления бурятских народных музыкальных инструментов хуура и суура он научился у своего старшего брата Тобой, участника Великой Отечественной войны, ощутившего на себе все невзгоды и лишения военных лет, прослужившего ещё долго после войны в армии. Бато-Мунко Сенгижапович рассказывает, что не узнал своего брата, когда тот вернулся домой. Научившись мастерству изготовления бурятских народных инструментов он сам на них прекрасно играл мелодичные старинные народные песни. Да и сейчас, предавшись воспоминаниям, очень душевно исполнил для нас на сууре свою любимую «Сайхан голой эрье дээрэ».

За безупречную и добросовестную работу в 1981 году Бато-Мунко Сенгижаповичу Дашиеву было присвоено звание заслуженного работника культуры Бурятской АССР. В 1984 году он стал отличником кинематографии СССР. В 1986 году был избран делегатом пятого съезда культработников Бурятии.

Бато-Мунко Сенгижапович – личность неординарная, талантливая, увлекающаяся самыми различными, нередко трудными для понимания сферами знаний и умений. Он унаследовал от отца дар исцелять людей от различных заболеваний. Земляки рассказывают, что ему за свою долгую жизнь удалось избавить от недугов многих больных. И это ещё не всё! Будучи молодым, Бато-Мунко овладел техникой резьбы по дереву. К юбилейным торжествам, посвящённым 300-летию добровольного вхождения Бурятии в состав Российского государства, Б-М. С. Дашиев из целого куска дерева вырезал небольшую статую, изображающую рукопожатие бурята и русского. Статуя была выставлена для всеобщего обозрения в районном музее села Петропавловка. По итогам конкурса этой работе присудили первое место в данной номинации. Валентина Гомбоевна показала нам сохранившиеся у детей, искусно вырезанные из дерева, работы их отца, деда – мастера на все руки!

Ещё Бато-Мунко Сенгижапович известен односельчанам, жителям богатой талантами Джидинской земли картинами, воспевающими красоту своей малой Родины, описывающими жизнь и быт земляков. Бато-Мунко Сенгижапович – художник-самоучка! Ему не пришлось учиться в специализированных художественных школах, но природный талант ярко выражен в его картинах, написанных масляной краской, в целых циклах картин, выполненных в графическом стиле. Художественные полотна Б-М. С. Дашиева «Молодая чабанка», «Войлочная юрта», «Юноша в старинной одежде и украшениях», «Девушка в старинной одежде и украшениях», «Изюбр», «Арканщик», «Охотник», «Обоо тахилга», «Бурятская борьба», «Сурхарбаан», «Старинные детские игры», «Встреча знатных гостей», «Молодая семья в юрте», «Священный козёл», «Озеро Таглей» особо почитаемы джидинцами. Когда-то они были выставлены в музее с. Петропавловка, хочется надеяться что они целы и хранятся сегодня в фонде музея.

«Тяга к прекрасному, умение видеть в обыденных вещах что-то своё, найти истинную красоту наблюдается у всех членов семьи Дашиева» — писала когда-то корреспондент газеты «Бурятия» Октябрина Ешеева. Поистине это так. Брат отца Бато-Мунко Сенгижаповича, Лубсан-Дэмчэг Очирович был золотых и серебряных дел мастер. Родная сестра, Мария Сенгижаповна, более трёх десятков лет проработала декоратором-бутафором в театре оперы и балета им. Цыденжапова. У Бато-Мунко Сенгижаповича пять сыновей, две дочери и у всех руки — «золотые». Его внук Алдар унаследовал музыкальные способности дедушки. Выпускник Улан-Удэнского колледжа им. П. И. Чайковского уже давно покорил своим чистым, красивым голосом сердца жителей Бурятии. Придёт время и наш Алдар заиграет на старинных бурятских музыкальных инструментах: хуурах, суурах, лимбе, на которых когда-то виртуозно играл его дед – Дашиев Бато-Мунко Сенгижапович.

Во время нашей встречи Бато-Мунко Сенгижапович несколько раз повторял одну и ту же фразу: «Твоё имя и хуур такие старинные…» и, о чём-то задумавшись, добродушно улыбался. Уезжали мы из Верхнего Торея уже к вечеру. Недалеко от «Обоо» — святого места верхнеторейцев, перед нашей машиной неожиданно, не торопясь, грациозно пробежала косуля и, добежав до деревьев на горе, оглянулась, словно прощалась с нами. Затем, гордо вскинув голову, исчезла в лесу. Она была так близко от нас, что я видела каждое пятнышко на теле! Не проскакала, а пробежала перед нами, как будто знала, что мы ей не навредим! Нам подумалось, что это хороший знак!

 

 

Читайте также