Pizzicato: гармонию ничто не разрушало

27 апреля в Улан-Удэ завершился первый в Бурятии фестиваль камерной музыки Pizzicato. Четыре разных концерта, объединённые струнными, около тридцати музыкантов, признанных в России и за рубежом, восемнадцать композиторов – от Генделя и Баха до Шостаковича и Бриттена…
Ксения Лучкина "Вечерний Улан-Удэ""
6331

Что засвидетельствовало это событие?

 

Улан-удэнская публика испытывает потребность в такого рода мероприятиях, по итогам фестиваля поделилась наблюдениями автор и исполнительный директор фестиваля Pizzicato Наталия Уланова.

 

– Есть культурная элита, культурный зритель с опытом, которому это нужно. Много новых лиц появилось среди тех, кто посещает такие концерты – аудитория обновилась.

 

Местному профессиональному сообществу Pizzicato случилось продемонстрировать очень высокий уровень исполнительского искусства и эстетики, к чему нужно стремиться, уверена автор фестиваля.

 

– Умение извлекать звук из инструментов, качество звука, различные технические приёмы и, конечно же, эмоциональное воздействие произведения на слушателя, эмоциональный вклад музыканта в его исполнение. Культура одежды музыкантов – эстетика того, как они выглядят на сцене – это фраки, белые сорочки, длинные носки у мужчин… Конечно, могут быть вариативные вещи, но фестиваль показал, насколько всё это может быть лаконично и эстетично. Публика, находясь в такой атмосфере… я по себе сужу – когда я на это смотрю и слушаю, у меня ощущение, что я расту, внутренне становлюсь лучше, тоньше, изящнее, развиваюсь в ментальном и эстетическом плане. И кажется, что такое чувствовали все, кто посетил фестиваль. Думаю, даже на тех, кому было скучно, атмосфера Pizzicato оказала благотворное действие. Всё было гармонично, музыканты не фальшивили, ничто не разрушало гармонии. Весь этот фестиваль стал гимном гармонии.

 

За несколько апрельских дней Pizzicato продемонстрировал разнообразие струнной музыки. Сначала зритель услышал квартет – двух скрипок, альта, виолончели, затем дуэт скрипки и фортепиано, следом альт в сочетании с фортепиано, и в завершение – струнный оркестр из двадцати с лишним человек со струнным «тяжеловесом» контрабасом и соло на виолончели. Такая концентрация классических инструментальных концертов в Улан-Удэ впервые, отметила Наталия Уланова. У слушателей, посетивших все концерты фестиваля, начинает или продолжает формироваться слушательский опыт, с интересом поделилась она впечатлениями. Действительно, побывав на трёх из четырёх концертов, я тоже могу сказать, что начинаешь естественным образом сравнивать услышанное, оценивать, анализировать, ну и открывать новое внутри себя и снаружи – а это тоже из разряда «что продемонстрировал фестиваль».

 

– Это образование, просвещение, – рассуждает Уланова, – оценка специалистов, музыкантов, просто зрителей… После концерта оркестра Рудина очень много было положительных отзывов, говорят в филармонии. Ни одного концерта провального не было, даже если не на каждом было желаемое количество зрителей. Те, кто пришёл, они ведь не отпускали музыкантов, никто не ринулся в гардероб. Это как раз тот элитарный зритель и был, который не просто пришёл развлечься. У меня у самой ощущение, что я столкнулась с чем-то таким очень эстетским.

 

Пожалуй, завершающий концерт фестиваля камерной музыки Pizzicato был самым многолюдным – как с точки зрения количества человек на сцене, так и с точки зрения зрителей в зале филармонии вечером 27 апреля.

 

Перед этим концертом мы побеседовали с художественным руководителем, главным дирижёром оркестра MusicaViva, солистом, народным артистом России Александром Рудиным.

 

Ксения Лучкина, «Вечерний Улан-Удэ Неделя»:– Александр Израильевич, скажите, пожалуйста, как вы относитесь к мнению о том, что камерная музыка – исчезающий жанр? Разделяете вы его или нет, и если вдруг разделяете, то почему так происходит?

 

– Есть такая опасность. Камерная музыка существует часто в виде фестивалей – это замечательно, но да, она немножко ушла из повседневной концертной жизни, как мне кажется. Ну как, собственно, и вообще классическая музыка, она группируется сейчас вокруг какой-то идеи, имени или учреждения. То есть нет повсеместного распространения камерной музыки. Не знаю, как здесь, но в Москве камерных концертов стало меньше, чем было, когда я начинал играть, лет 30 назад.

 

Наталия Уланова:– Значит ли это, что эта тенденция будет продолжаться, и камерная музыка вообще исчезнет?

 

– Не хотелось бы, чтобы эта тенденция продолжалась и камерная музыка исчезла. Но нам не дано этого знать.

 

Лучкина:– В чём, по-вашему, особенность камерной музыки? Чем она влечёт именно вас?

 

–Смотря что вы вкладываете в понятие камерной музыки. То, что мы будем играть сегодня – не камерная музыка, это классическая музыка. Для меня камерная музыка – это маленький ансамбль – дуэты, трио, квартеты, квинтеты. Наш сегодняшний концерт – академической музыки. Да, камерный оркестр тоже чуть менее популярен, чем большой оркестр. Вообще, чем больше народу на сцене, тем организаторы, как правило, более довольны. Если хор и оркестр из двухсот человек или стадион – это более привлекательно, чем камерные, скромные по размерам мероприятия.

 

Уланова:– Вы исполняете сочинения современных композиторов?

 

– Да. Но это не наша, так сказать, специализация. Но мы играем и записываем современную музыку тоже, но такую, не очень авангардную.

 

Уланова:– А что вам ближе?

 

– Вы знаете, произведение должно быть талантливое и искреннее, в какой оно написано системе – это уже второй вопрос. Мне нравятся самые разные композиторы. Из таких, так называемых авангардных, композиторов прошлого я, например, люблю Денисова, мне он кажется достаточно искренним, хотя для многих этот язык очень академичный, сухой и математический. Я, например, меньше люблю музыку Шнитке, для меня эта музыка слишком близка к поп-арту. Очень люблю музыку традиционную, как у Андрея Головина, например. Это линия русской музыки, явно прослеживающаяся из XIX – началаXX века – по языку, ну, то есть он не использует каких-то спецэффектов. В общем, музыка должна подходить тебе, тогда её приятно и более или менее легко играть.

 

Уланова:– Состав вашего оркестра очень молодой. Кого вы берёте в оркестр? Каков критерий?

 

– Открытая голова, незашоренность. Поэтому я люблю молодых – неопытных студентов предпочитаю опытным, но уже в чём-то убеждённым и не меняющимся, более взрослым людям. Лучше, чтобы человек был ещё открытый, ищущий, чем уже знающий, что надо делать только так и больше никак.

 

Лучкина:– Охарактеризуйте, пожалуйста, в нескольких словах программу сегодняшнего вечера.

 

– Мы приехали струнным составом и привезли программу, подобную тем, которые мы обычно возим на гастроли. В ней мы играем всего понемножку. У нас разные бывают проекты, в частности, в Москве много довольно крупных проектов – хоровых, оперных, мы очень много играем классики, симфоний Моцарта или Бетховена, записываем вещи Шумана с большим оркестром… Но поскольку здесь мы должны были ограничить состав исполнителей, что совершенно естественно, мы приехали нашим основным составом. Начинаем с музыки барочной, заканчиваем романтической.

 

 СМОТРЕТЬ ФОТОРЕПОРТАЖ

Ксения ЛУЧКИНА

Фото: Анна ОГОРОДНИК

Читайте также