"Газета РБ" написала о премьере в Бурдраме

9 сентября в Бурятском театре драмы состоялась долгожданная премьера спектакля по пьесе Альбера Камю «Недоразумение».  Словно в угоду мастеру, поставившему пьесу, день премьеры выдался далеко не цветным.
Марина Игумнова, http://gazetarb.ru/
3942

Тучи затянули небо, в воздухе повисла меланхолия. А я чётко знала: в случае, если спектакль будет удачным, он не только рассеет меланхолию, но и принесёт некий катарсис. Многие получат ответы на вопросы, в том числе и на вопрос, связанный не с духовными исканиями и личными переживаниями, а с театром. Могут ли наши артисты осилить такой простой, но, вместе с тем, такой сложный сюжет, каждое слово в котором, каждый взгляд, должны быть наполнены глубокой эмоцией, поражающей зрителя в самое сердце? Об этом я спрашивала себя и на коротком предпоказе, и в день премьеры. И премьера этот вопрос во мне… убила.

Тяжело перечитывать книгу. Тяжело смотреть пьесу, когда знаешь сюжет. Однако с другой стороны, зная исход, ты смотришь на героев и пытаешься узреть первопричину. Понять для себя, зачем они пойдут на тот или иной шаг. Порой сделать это непросто лишь потому, что артист не способен донести до вас мир, находящийся за гранью простых человеческих слов. Но в этот раз я увидела что там, вне выученных диалогов. В небольших деталях, взглядах, интонациях.

История судеб героев пьесы проста. На первый взгляд. Две одинокие женщины погрязли в серости города, который едва ли найдёшь на карте. Но одна из них, кажется, уже совсем устала жить на этой земле. 20 лет назад она рассталась с сыном. Позже умер её муж. Другая же, её дочь, живёт лишь ради мечты - покинуть проклятую Богом землю и уехать к морю. Туда, где песок обжигает ноги и сжигает душу. Всё бы ничего, вот только уже долгие годы женщины убивают одиноких путешественников, забредших в их мрачную гостиницу, где за деньги они готовы слушать клиента. Даже убить. Но никогда ничего не рассказывать о себе. Трагедия же состоит в том, что по воле случая одним из постояльцев, последней жертвой, оказывается их сын и брат. Он вернулся на эту землю, чтобы сделать их счастливыми. И сам обрёл вечный покой.

Первое, что бросилось в глаза, в прямом смысле, это атмосфера, которую удалось передать режиссёру. Простые декорации, что называется, декорации-штрихи, создающие зарисовку пространства. Свет, вовлекающий зрителя в происходящее. Здесь поясню, что в первую же секунду спектакля, при открывании одной из стеклянных дверей на сцене, на неё упал луч света, перешедший в зал. Быть может, это лишь случайность, но, на мой взгляд, этот свет, ударивший по глазам, стал неким элементом вовлечения. Приятно удивили костюмы, которые смотрелись достаточно органично. Не могу не сказать о музыке, вошедшей в спектакль. Её было совсем немного, ровно столько, сколько нужно, в ключевых моментах и точках.

Но перейдём к героям/артистам. Всего пять артистов на сцене. Каждый в определённом моменте ключевой. Всё могло бы выглядеть совсем иначе, будь состав подобран неправильно. К счастью, все артисты словно были на своём месте. Сейчас, посмотрев спектакль, я даже не могу представить, кто ещё смог бы так сыграть мать, как сделала это народная артистка России Марта Зориктуева, или, скажем, убийцу, как Людмила Тугутова.

Театр - это едва ли не всегда замена реальности искусственным миром. Как часто, сидя в зрительном зале, можно поймать себя на мысли, что ты именно в театре, что в жизни ты бы таким голосом ту или иную фразу не произнёс никогда. И в голове у тебя появляется лишь одно слово - «фальшивка». Таких мыслей при просмотре «Недоразумения» у меня практически не было. «Практически», поскольку я уже писала… о проскальзывающей в некоторых моментах искусственности диалогов Камю. Диалоги были такими, какими они давно были прописаны автором, и с этим ничего не поделаешь. Но как артисты исполняли их!

Порадовали в день премьеры заслуженный артист Бурятии Баярто Ендонов, сыгравший сына, и исполнительница роли его жены - Ольга Ранжилова. К сожалению, на предпоказе игры Баярто Ендонова нам увидеть не удалось, поэтому вчера я увидела его в роли Яна впервые. И исполнена она была искренне и легко. В игре его я не увидела надрыва, напряжения. Не было заметно и то, как он в уме перебирает текст, что порой с артистами бывает, что имело место быть и вчера. Он сыграл простого юношу. Там, где по сюжету, скажем, при разговоре с сестрой или матерью, предполагалась наивность, была наивность. В разговоре с женой нежность переходила в уверенность и непреклонность. А когда Ян выпил "особый" чай, заваренный сестрой, разговаривая с матерью,… через пару минут возле себя я услышала шёпот в зале: «плохо ему стало». Об этом же подумала и я, и внутри у меня всё перевернулось. Скоро, совсем скоро будут те сцены, которые несколькими днями ранее, артисты нам уже показали. Те сцены, после которых уже можно было догадываться о судьбе постановки.

Почему порадовала Мария. Она же - Ольга Ранжилова. Должна признаться, что на предпоказе возникло у меня чувство, что Ольга немного переигрывает. Но говорить об этом с уверенностью я не могла, ибо видела я лишь один диалог, да тот, что изначально наполнен многими неестественными моментами. Если же отмести это в сторону и посмотреть именно на то, что зависело от артиста, а не написанного когда-то произведения: На сцене перед зрителем предстала любящая нежная и беспокойная жена. Думаю, больше объяснять ничего не нужно. Слова здесь излишни.

Марта. Людмила Тугутова. Это целый мир. Возможно, местами Людмила была даже более эмоциональной, чем того требовал текст, но это не мешало. Когда я смотрю спектакль, мне важно увидеть роль в глазах. И это поразительно! В глазах у Людмилы Тугутовой я не распознала ни страха, ни мыслей о сцене, о зрителях, о себе и так далее. Я вообще не видела Людмилы Тугутовой. Это была девушка с немного обезумевшим взглядом, дьявольским огоньком в глазах. Её жесты были естественны для героини. Её слова можно было прочесть по повороту шеи, движению руки. Я не театральный критик, я не актриса, я лишь говорю то, что почувствовал зритель, коим я и являюсь. И от зрителя ей огромное зрительское спасибо. )

Народная артистка России Марта Зориктуева. Здесь уже можно практически ничего не добавлять. От этой артистки, сыгравшей в «Недоразумении» мать, идёт какая-то особая энергия. Её взгляд переворачивает душу. Она пережила всё это на сцене. В таких продолжительных диалогах, которые наполняли спектакль, были случаи, когда артисты не дослушивали друг друга. Часто это оставляет осадок. Здесь осадка быть не могло. У Зориктуевой были такие интонации, такой взгляд, что они перечёркивали все мелкие шероховатости спектакля в целом.

О голосах в этой постановке можно говорить очень долго. Конечно же, в игре должна быть полная гармония между тем, что артист показывает и тем, что говорит. Но вот о чём я подумала вчера… Если закрыть глаза, можно увидеть то, что происходит на сцене. Голоса отражали всё. Вот у одного артиста по сценарию слов было крайне мало. Потому как говорил он «только самое нужное».

Речь идёт о заслуженном артисте России Дамбадугаре Бочиктоеве. Ему досталась роль старого слуги. Слуги, которого ценили за его немногословие. Зрителю также понравилось то, как он молчал. Его немые ответы на просьбы героя Баярто Ендонова были отдушиной в тяжёлом психологическом спектакле.

Если говорить об игре в целом, то я заметила одну вещь. Возможно, кто-то упрекнёт меня, но в Бурятском театре драмы я всегда ощущаю особую атмосферу национального театра. Здесь же я вообще не задумалась об этом. Каждый артист, стоящий на сцене, проживал свою роль. Не из Бурятии он был, а из далекого края. Хотя, кто знает. Что-то подобное могло произойти и здесь… Могу сказать, что лично для меня эта работа действительно особенная. Артисты вышли за рамки традиционного театра. Все мы вчера увидели нечто большее.

***

Так в солнечной Бурятии серым вечером показали спектакль о крае, затерявшемся в глубине материка, где сердце каждого «похоже на чахлую розу». Где мать не узнаёт сына. Где сестра убивает брата. А преданная жена вслед за мужем покидает край у моря, чтобы навсегда расстаться с любовью всей своей жизни.

Спектакль закончился. Зрители аплодировали. Конечно же, стоя. А Марта Зориктуева опять довела меня до слёз. Вот он, долгожданный катарсис, наступающий после настоящего шедевра.



  •  Елена Емельянова о премьере в Бурдраме: "Постановка пьесы Камю, одного из классиков мировой литературы ХХ века, стала для театра возможностью испытать себя и открыться для зрителя с новой стороны".

 

Читайте также