Олег Лоевский. Опыт театральных лабораторий

5 и 6 ноября на сцене Бурятского драматического театра им. Хоца Намсараева Олег Лоевский – театральный критик, эксперт «Золотой Маски», основатель и художественный директор фестиваля «Реальный театр», в очередной раз, представит на суд зрителей театральную лабораторию современной драматургии. В программе показ трёх эскизов, публичные читки двух пьес Болота Ширибазарова, уже знакомого улан-удэнцам по спектаклю «Сострадание», а также их обсуждение с участием зрителей.
Наталья Стефани, редактор Национальной библиотеки РБ
9308

Информация о предстоящем проекте впервые была озвучена в марте, на пресс-завтраке министра культуры республики Тимура Цыбикова с представителями СМИ города. Журналисты ещё тогда восприняли эту новость с энтузиазмом и надеждой. Опыт первой в Бурятии театральной лаборатории «ArtЭРиЯ», проходившей в прошлом году на сцене Русского драматического театра им. Н. Бестужева, оказался не только успешным (все три представленных эскиза, были одобрены зрителями,  выросли до полноценных спектаклей и включены сегодня в репертуар), но и стал заметным явлением в театральной жизни всего города. По мнению многих «ArtЭРиЯ» – единственное, заслуживающее внимания событие прошлого театрального сезона. Подтверждением этому может служить и тот факт, что появившаяся в социальных сетях афиша новой театральной лаборатории в течение получаса собрала небывалое количество «лайков».

Что же такое театральная лаборатория, и в чём её основное отличие от репертуарного театра?

Основатель и идеолог проекта Олег Лоевский считает, что театральная лаборатория – это очистительная клизма репертуарному театру. По крайней мере, такова её основная цель. Жизнь репертуарного театра, «циклична: выбор пьесы, репетиция, премьера, прокат. Ничего другого в театре не происходит, кроме бессмысленных интриг и смены власти. Лаборатория призвана сделать так, чтобы всё немножко обновилось, почистилось, освежилось. Начинается это с драматургии…»

Итак, драматургия.

В прошлом году на суд зрителей были представлены пьесы «Бесконечный апрель» Ярославы Пулинович, «Оркестр «Титаник» Христо Бойчева и «Любовь людей» Дмитрия Богославского. И если первые две пьесы, консервативно настроенными представителями Русского театра, были восприняты в большей мере спокойно, то за «Любовь людей» пришлось побороться, и даже вновь обращаться к зрительской аудитории, подтвердившей:  «Улан-Удэ «Любовь людей» нужна». И всё-таки окончательный вердикт судьбе спектакля был вынесен в сентябре этого года в Екатеринбурге на фестивале «Реальный театр». Многочисленные и именитые критики, признали постановку бестужевцев не только заслуживающей внимания, но и назвали её лучшей по сравнению с московской. Об этом ещё раз 1 ноября на пресс-конференции сказал Олег Лоевский.

На этот раз нам предстоит увидеть эскизы по не менее противоречивым, как в зрительском восприятии, так и по оценке критиками,  пьесам. Это «Пышка» Василия Сигарева, «Башмачкин» Олега Богаева и «Августовские киты» Дэвида Бэрри.

Возможно, именно «Августовские киты» Дэвида Бэрри вызовут меньше всего вопросов в плане самой драматургии. В центре пьесы жизнь двух сестёр. Основное действие происходит, когда жизнь героинь уже прошла и смерть гуляет поблизости, но женщины снова и снова в своих воспоминаниях возвращаются к прошлому, когда они были молоды, полны сил и надежд. Их окружают такие же старики, и это ещё больше добавляет сюжету доброты и одновременно страдания, заставляя каждого задуматься: куда же утекает жизнь, что она с собой уносит и что нам останется в итоге.

По мнению Олега Лоевского, выбор этой пьесы удачен ещё и тем, что к работе над эскизом спектакля привлекаются актёры старшего поколения театра. С этим сложно не согласиться, невостребованность возрастных актёров - настоящая проблема наших театров сегодня.

Пьеса Олега Богаева «Башмачкин», несомненно, более сложна по восприятию. Это фантасмагорическая фантазия на произведение Н.В. Гоголя «Шинель», действие которой разворачивается как раз с того места, где Гоголь заканчивает своё повествование. В своёй жалкой квартирке умирает Акакий Акакиевич, а по всему Петербургу носится, скитается в поисках своего несчастного хозяина сама злополучная шинель. Сталкивается с дикими и тупыми чиновниками и нелепыми обитателями Невского проспекта и его окрестностей. Для Олега Богаева, ученика Николая Коляды, фантасмагорические фантазии в творчестве не редкость, можно сказать они и являются его определением. А вот каким будет решение этой невероятной истории в интерпретации молодого режиссёра и насколько удачно его замысел воплотят наши актёры, предстоит увидеть.

Скорее всего, самой неоднозначной будет оценка пьесы Василия Сигарева «Пышка», написанная по мотивам одноименной новеллы Ги де Мопассана. При всей противоречивости и неоднозначности восприятия самого Мопассана, пьеса Сигарева отличается большим гротеском в изображении характеров и в построении сюжетной линии, знакомых зрителю по произведению французского писателя. После прочтения пьесы возникает вопрос, возможно ли за такой короткий срок точно воссоздать образы действующих лиц. И самое главное, насколько реально для актёров воспроизвести со всеми нюансами авторский текст. Что выберет режиссёр точное следование тексту драматурга или свободную импровизацию? На пресс-конференции Елизавета Бондарь, которой и предстоит работать над эскизом по данной пьесе, обмолвилась: «Мы будем петь и танцевать». А так как это крайне сложно представить, ориентируясь на текст пьесы, то возникает дополнительная интрига.

Кто будет ставить?

1  ноября Олег Лоевский представил свою команду, в которой как обычно, только молодые и талантливые. Судите сами.

Юрий Квятковский («Августовские киты») – режиссёр, педагог школы-студии МХАТ, основатель творческого объединения LeCirqueDeCharlesLaTannes. В 2003 году окончил школу-студию МХАТ. С 2004 по 2009 год был актёром театра им. Моссовета. В 2009 году получил гран-при фестиваля «Текстура» за хип-хоперу «Копы в огне». В 2012 году за спектакль «Кукольный дом» был номинирован на высшую театральную премию Санкт-Петербурга «Золотой софит», в этом же году получил «Награду зрителя» на фестивале «Текстура» за спектакль «Это тоже я». Имеет опыт участия в различных театральных проектах.

Евгения Беркович («Башмачкин») – режиссёр. С 2003 по 2008 год работала режиссёром-педагогом в ТЮТе в Санкт-Петербурге. В 2007 году окончила театроведческий факультет СПбГАТИ (отделение менеджмента исполнительских искусств). В 2008 году поступила в школу-студию МХАТ на курс Кирилла Серебренникова, в режиссёрскую группу. Режиссёр в «Гоголь-центре», где поставила спектакль «Русская красавица» по Виктору Ерофееву. В настоящее время работает над постановкой спектакля «Марина» по пьесе Любови Стрижак, премьера которого состоится в декабре. Активно участвует в театральных фестивалях и лабораториях по всей России.

Елизавета Бондарь («Пышка») – музыкальный режиссёр, главный режиссёр Северского музыкального театра, педагог в РАМ им. Гнесиных.  В 2011 году окончила РАТИ (ГИТИС), факультет музыкального театра (мастерская н.а. РФ, профессора Д.А. Бертмана) по специальности «Режиссура музыкального театра». Работала как режиссёр-постановщик опер и мюзиклов в театрах Москвы, Северска, Новосибирска, Красноярска, Перми. Участвовала в театральной лаборатории Театра Наций в поддержку малых городов России, проходившей в городе Серове. В проекте «Пространство режиссуры» поставила эскиз к спектаклю «Трёхгрошовая опера».

Олег Лоевкий очень надеется на молодых московских режиссёров и одновременно испытывает некоторое внутреннее волнение, которое для него не совсем привычное состояние. Для человека, у которого в активе примерно 150 проведённых лабораторий, такое признание несколько неожиданно.

Что же всё-таки волнует Олега Лоевского?

- Вы видите, что это люди другого поколения и других учителей. Только у Лизы педагог Дмитрий Бертман, очень известный режиссёр, большое имя в театральном мире, и главное, он возрастной. Все остальные ребята учились у молодых педагогов…у Жени школа Серебренникова. Это другое понимание сцены. Безусловно, интересно традицию соединить с этими открытиями и посмотреть, что из этого получится. Очень важно, чтобы хороший театр и молодые ребята нашли общий язык. Это сложно, очень сложно. Поэтому  у меня опасения, конечно, есть, заговорят ли они на одном языке?…Это очень важно. Дай Бог, чтобы получилось, не стал скрывать от журналистов свои «страхи» Олег Лоевский.

Разделяя волнение Олега Лоевского, всё-таки будем надеяться, что национальная лаборатория в Бурятии будет не менее интересной, чем та, что прошла накануне в Хакасии.

- Там новый главный режиссёр предложил взять хакасскую книгу сказок «Волшебная чаша», и каждый из мной приглашённых режиссёров делал эскиз на основе какой-то сказки, сам писал инсценировку, сам придумывал, – рассказал на пресс-конференции Олег Лоевский.

Особенностью хакасской лаборатории было также и то, что режиссёры, приглашённые для участия в лаборатории, были иностранцами. Среди них немец, который работал на немецком языке и мексиканец, «который делал спектакль совсем без слов».

И это уже никого не удивляет. Сегодня в России и, особенно, в Санкт-Петербурге в театральных вузах учится много иностранцев, которые говорят и ставят на русском языке. По мнению Олега Лоевского «всякое переплетение культур даёт новый интересный и необычный поворот в театральном деле». И поэтому данное направление сегодня  не только широко и с успехом используется участниками различных лабораторий и проектов, но и поддерживается министерством культуры РФ. В частности в этом году на две национальные лаборатории в Хакасии и Бурятии министерство культуры России выделило 1миллион рублей.

Как всё начиналось?

По признанию самого Олега Лоевского, его нельзя считать основоположником лабораторного направления в театральном движении.

- Как явление оно возникло много лет назад. Я не могу сказать, что я сам это придумал. Я просто подсмотрел какие-то элементы читок, даже не эскизов, а читок, которые делала Омская драма. Там была Ольга Никифорова, замечательный театральный деятель, и вот она организовывала такие читки, эскизы. И я это увидел, - поделился с журналистами Олег Лоевский.

А когда, в 90-е годы, Олег Лоевский, будучи экспертом «Золотой маски», посмотрел абсолютно одинаковые спектакли  по пьесе Чехова «Три сестры» в трёх разных городах России, к нему пришло понимание, что «по Москве ходят молодые, талантливые ребята и ждут, что им позвонит Табаков и пригласит их в театр, а в провинции режиссеров нет».

- Никто не хотел уезжать из Москвы. Все говорили: «А я разговаривал с Табаковым. А я разговаривал с Захаровым. Он обещал подумать. И они ходили годами, ждали этих звонков. И тогда я сделал лабораторию, которая называлась «Современная драматургия, профессиональный театр и молодая режиссура» и привез выпускников, которые только-только закончили у Марка Захарова. Из Питера приехали ученики  Козлова. И для них для всех это был огромный опыт. Во-первых, они сделали первый шаг - уехали, потому что на 6 дней из Москвы уехать менее страшно, чем на месяц. Во-вторых, они впервые встретились не со своими однокурсниками, а с профессиональными артистами. А профессиональные артисты встретились с молодыми ребятами, которые по-другому мыслят, по-другому разговаривают. И вот так начались эти лаборатории. Сначала только в Екатеринбурге, где я работал и работаю.

Впоследствии Олег Лоевский стал приглашать на свои лаборатории художественных руководителей и главных режиссеров разных театров вокруг Екатеринбурга, съезжались Урал, Сибирь и Поволжье. После этих лабораторий руководители театров стали покупать молодых режиссёров, они стали их звать и заинтересовывать. «И молодые поехали в провинцию. Это оказалось очень знаменательным шагом».

Следующим шагом стал проект «Молодая режиссура и современная драматургия». Первые лаборатории по современной драматургии также вначале проходили только в Екатеринбурге, но постепенно и другие театры стали втягиваться в этот процесс, так родилось лабораторное движение, которое сегодня вполне жизнеспособно и может существовать отдельно от его инициатора, что не преминул подчеркнуть на пресс-конференции Олег Семёнович:

- Я говорил и говорю. Я уже не нужен для лаборатории, потому что основной толчок, основной модуль уже придуман. В этом модуле есть всё: молодая режиссура, современная драматургия, есть участие зрителя, которое обязательно, есть обсуждение, есть голосование. Этот модуль может работать уже без меня. И сегодня в разных городах есть лаборатории, которые проходят без меня. Есть ребята, которые организуют это замечательно..

Но отпуская в свободное плавание своё детище, Олег Лоевский уверен и в другом, за театральными лабораториями будущее. Современный театр просто уже не может без них эффективно существовать и самое главное развиваться. 

Читайте также