«Тень Гамлета» – спектакль, достойный «Золотой маски»

«Розенкранц и Гильденстерн мертвы», – заявил британский драматург Том Стоппард в своей одноимённой пьесе, написанной в 60-х годах прошлого столетия. «Уже мертвы или будут мертвы?» – заинтересовался режиссёр Анатолий Баскаков. Премьера мистической фантазии «Тень Гамлета»  состоялась в апреле. После очередного показа постановочная группа спектакля пригласила зрителей к диалогу. Желающих обсудить смелый театральный эксперимент и задать интересующие вопросы оказалось немало.
Екатерина Вяликова, менеджер по связям с общественностью ГРДТ им. Н.А. Бестужева
4477

Наталья Стефани, сотрудник Национальной библиотеки Республики Бурятия, перед началом обсуждения вручила благодарственное письмо руководству Государственного русского драматического театра им. Н.А. Бестужева за активное участие в подготовке и проведении Всероссийской социально-культурной акции «Библионочь по-английски». К слову сказать, в мероприятии принимали участие артисты, занятые в спектакле «Тень Гамлета».

А теперь о самой постановке и обсуждении. В своей пьесе Том Стоппард отводит главные роли двум незаметным персонажам произведения Уильяма Шекспира «Гамлет» – друзьям принца Розенкранцу (артист Станислав Немчинов) и Гильденстерну (артист Владимир Барташевич). По сюжету они попадают в «местность, лишенную каких бы то ни было характерных признаков». Кто они, откуда, куда и зачем идут – герои не знают. Лишь время от времени в их памяти всплывают обрывки воспоминаний, затем, случайно (или не случайно), повстречавшаяся труппа бродячих актёров даёт им какие-то ориентиры и намёки, но герои не спешат верить, ни им, ни себе.

– Это театр абсурда. Как и в высокой поэзии, здесь есть красота, созвучие, ритмика, но нет логики. По принципу русского психологического театра мы всегда, какую бы пьесу не взяли, пытаемся в неё втолкнуть то, к чему привык наш зритель. Здесь мы попытались «изувечить» это произведение. «Изувечить» в том смысле, чтобы сделать его реалистическим, хотя пьеса очень сопротивлялась. Этот материал не примитивен, и если после просмотра спектакля у зрителя не возникает вопросов, значит, постановочная группа не справилась, – говорит режиссёр.

Идея поставить Стоппарда на улан-удэнской сцене у Анатолия Баскакова зародилась давно.

– Пьеса не нова. Весь мир ей переболел. Россия переболела, а Улан-Удэ – нет. Я хочу, чтобы наш зритель её увидел и тоже переболел, – поясняет режиссер.

– Я в себе вижу Розенкранца с Гильденстерном. Так печально, когда зрители уходят с хороших серьёзных спектаклей, а на комедиях устраивают овации – это просто болезнь нашего общества.  И вы сегодня такими постановками делаете очень много, чтобы мы все когда-нибудь выросли как зрители. Я низко кланяюсь вам, – с дрожью в голосе благодарит труппу зрительница Марина Шелест.

– Ответственная любовь театра к зрителю – вот фундамент успеха, – дополнил Марину Александр Турчанинов – Родин, некогда актёр ГРДТ.

Слова благодарности и восхищения звучали от каждого зрителя, в чьих руках в тот вечер оказался «свободный микрофон».

– Я смотрел спектакль уже в третий раз, потому что он мне очень нравится, – признался композитор Виктор Усович. – Наше общество разделилось на людей думающих, нравственных, честных, добрых и на тех, кто ищет своей выгоды, продвижения в карьере, поэтому не удивительно, что произведение,написанное в 60-х годах прошлого века, оказалась чрезвычайно актуальным сегодня. Я должен сказать, что пьеса сама по себе содержит много иронии и, может быть, какого-то внутреннего насмехательства над ситуацией и над самим Шекспиром. А вот Баскаков от этого отошёл и сделал очень честную, мудрую, глубокую трагедию. Мне нравится подбор актёров – это настоящие типажи, я рад за театр, что он обладает такой труппой. Играли грамотно, доступно и профессионально. Розенкранц и Гильденстерн несут на себе огромную нагрузку. Мне очень нравится музыкальное оформление спектакля (Вячеслав Буланов – прим. автора). Всё, что звучит – это очень грамотно, размеренно, вкусно. Здесь присутствует и современные психологические мотивы, психошумы и шотландская средневековая музыка – и это всё очень хорошо сочетается и в нужный момент появляется. Прекрасная сценография, превосходно, мастерски сделана. Поздравляю труппу, режиссёра, постановщиков с великолепным спектаклем, большим достойным открытием. Я горжусь нашим театром. Уже очень много лет я не видел подобных постановок. И это во многом благодаря гениальной пьесе, которая является очень глубокой вариацией на Шекспира.

– Хотя меня дома ждёт ребёнок, но я не смогла просто так уйти, не сказав вам «спасибо», – говорит зрительница, представившаяся Светланой. – Я недавно была на спектакле «Любовь людей», и примерно такого же потрясения я ожидала и от «Тени Гамлета». Спасибо за то, что вы учите и даёте повод думать, чувствовать.

По признанию другой зрительницы, Анастасии, ей понравился и спектакль, и актёры, и декорации.

–  Единственный вопрос: для чего были использованы современный бренд «Кока-кола»? – обратилась она к постановочной группе.

– Гамлетов в спектакле много, – пояснил актёр Алексей Василевич. – И я – актёр, играющий Гамлета. В оригинале пьесы Стоппарда, Гамлет в одном из эпизодов подходит к краю сцены и плюёт в зрительный зал. Мы этот момент заменили на небольшой монолог из пьесы Мюллера «Гамлет-машина». И в нём есть такая фраза: «Лишь хохот из бесплодных животов. Всегда «Кока-Кола».

– Про Гамлета после Шекспира было много написано, – добавил Анатолий Баскаков. – Иногда очень авангардно, странно, жёстко. Мюллер – это современный текст, и он предполагает большой поэтический аспект, а не сюжетный из Шекспира. Стоппардовский Гамлет – это не Гамлет Шекспира, Гамлет Шекспира – это не Гамлет Мюллера. Мы соединили трёх разных Гамлетов в одном спектакле.

– Люди в жизни какие-то поступки могут совершать неосознанно, потому что им что-то не объяснили, они брошены на волю рока, судьбы, – рассуждает Ольга. – Вы говорили о том, что здесь имеет место частично вина потому как нельзя сказать, что Розенкранц и Гильденстерн не отдавали себе отчёта в том, что делают. Насколько соотношение невиновности вследствие неосведомлённости и вины (когда, всё-таки, существует выбор)в вашем спектакле отличается от стоппардовской пьесы?

– Это факт культурного восприятия, – отвечает режиссёр. – Нам хотелось вызвать хоть какой-то элемент понимания. Там есть фраза в конце пьесы, и мы за неё зацепились и развили: «Был момент в самом начале, но мы его как-то упустили». Значит, что-то гложет Розенкранца и Гильденстерна. Нравственность, как говорят сейчас – это процесс воспитания, но иногда нравственность заложенана на уровне природы. Шекспировским героям не дали подумать, они не знали, на что их толкают. Они не ощущают, как каждый день совершают что-то против себя, как становятся шпионами и их за это казнили. Стоппард же провёл Розенкранца и Гильденстерна через призму современности, причём наделил их умом и опытом человечества. Вы заметили, их никто не казнил, они ушли сами? Мёртвого казнить нельзя.

– То, что происходило на сцене не имеет никакого отношения к шекспировскому Гамлету, – продолжает Александр Турчанинов-Родин. – У него была одна тема, и он проносил её через все пьесы. Мы в своё время читали Шекспира через призму социалистического реализма. И Гамлет для нас был герой, борец. Все его поступки – черта его характера. Розенкранц и Гильденстерн абсолютно не виноваты и у Шекспира они – одна из черт поступков принца. И здесь Гамлет совершает омерзительный поступок – убивает их, другого пути он не нашёл. Смерть не открыла ему глаза на истинный путь действий для того, чтобы спасти своё государство, о котором он так радел. А в итоге он сам и явился причиной гибели государства, стал антигероем. Стоппард раскрутил морально-нравственную сторону двух молодых людей, которые стали жертвами этой ситуации.

– Я бы хотел этот спектакль увидеть на «Золотой маске»! – заявил Виктор Усович, вызвав бурю восторга не только у артистов, но и у зрителей.

По признанию студентки Веры и её подруги – будущих режиссёров, они испытали настоящий культурный шок.

– Вопросов возникло много, но задавать мы их не будем потому, что чтобы понять этот спектакль – нужно до него дорасти, – поделились девушки.

И они абсолютно правы. Постановка «Тень Гамлета» относится к такой категории спектаклей, которые способны кардинально перевернуть представление человека о себе. Мистическая фантазия Анатолия Баскакова ещё озадачит зрителей не одним вопросом и откроет ещё немало истин. И если вы не готовы остановиться, взглянуть на себя со стороны и задуматься, как это сделали все принявшие участие в обсуждении – не ходите, лучше купите билет на третьесортную комедию заезжих московских «звёзд».



Читайте также