Вахтанговцы ошеломили улан-удэнцев своим прочтением русской классики

С 1 по 7 сентября в Улан-Удэ, в рамках II  Международного театрального фестиваля «Алтан Сэргэ», прошли большие гастроли театра имени Евгения Вахтангова. В эти дни  в столице Бурятии творилось что-то невообразимое.
Наталья Стефани, специалист по связям с общественностью НБ РБ
5112

Люди, посмотревшие один спектакль накануне, бежали после другого, не дожидаясь такси и пренебрегая опасностью сломать ноги или попасть под трамвай, чтобы  посмотреть ещё раз хотя бы его финал. Впервые в жизни залы Русского и Бурятского драматических театров были не просто заполнены, они были набиты людьми: страждущие, но не доставшие билетов, зрители сидели на балконах, в директорской и актёрских ложах…и, что невероятно,  на ступеньках лестниц…Им это позволили!!! Причём, абсолютно бесплатно.

Это театр, мама!

«Когда вернулась домой, меня сестра пытала: «Расскажи! Ну, что ты молчишь!?» – а я не могла. И сегодня не могу. Боюсь словами прикрыть это чудо. Никакой эпитет не дотянет до той эмоции, которую получаешь, сидя там, в кресле, будучи загипнотизированным. Эта невидимая сила, слетев со сцены, подобно излучению проникает в каждый нейрон, обволакивает сознание и ты в трансе. Они не играли, нет. Они там жили. Я боялась, что наш зритель, как это бывает на других спектаклях, посмеет встать и сходить куда-нибудь. Но зря боялась. Этот гипноз был сильнее. Зал, скандирующий «Спасибо», бесконечные аплодисменты, совершенно счастливая Женя, на щеках которой еще не высохли слезы после последнего монолога... и память вновь возвращает к первой сцене. Все ярко. Все выгравировано где-то внутри», – написала на своей стене в Фейсбуке после спектакля «Дядя Ваня» Оксана Сажинова, первый заместитель главного редактора телекомпании «Тивиком». 

Этот душевный стриптиз был не единственный. Социальные сети просто пестрели постами улан-удэнцев, спешивших рассказать друг другу о том, что они увидели и пережили. Каждый выражал свой восторг по-своему, кто-то, как Оксана подробно, кто-то лаконичным «Дядя Ваня!»… «Онегин!»… «Маковецкий!»… «Максакова!!!»… «Лановой!!!». Но, наверное, сильнее всех об увиденном сказал 5-летний Наян, сын артистов Бурятского драматического театра имени Хоца Намсараева Кермен Каляевой и Дмитрия Аюрова, по-новому взглянувший на привычные в его и нашей жизни стулья, после спектакля Анжелики Холиной «Анна Каренина»: «Это театр, мама!».

Да, это театр! Театр настоящий, живой, совершенный в своей гениальности и одновременно простой в своём совершенстве. Про этот театр не нужно ничего придумывать, ты видишь, читаешь и понимаешь его сразу. Театр, в спектаклях режиссёров которого нет ни одной лишней детали, как и нет ни одной недостающей. Всё продуманно… чётко, чисто, красиво. И при этом бешеная, абсолютно сумасшедшая, захватывающая и покоряющая тебя с первой минуты энергетика актёров.

В этом театре нет и не может быть пошлости, вульгарности, потому что всё здесь высшего качества, высшей пробы, где всегда присутствует и чувство вкуса, и чувство меры.

Чувство вкуса. Три спектакля.  «Евгений Онегин», «Анна Каренина», «Медея». Три художника по костюмам. Мария Данилова, которую уже признано «отличает свободная фантазия, умелая стилизация цветов и силуэтов эпохи, внимание к детали и иногда к гиперболе». Юозас Статкевичус, литовский дизайнер с ярко выраженной индивидуальностью, по мнению  режиссёра Гинтараса Варнаса, являющийся «не только художником по костюмам, но и вдохновителем авторов», мастер «помогающий до конца сложиться роли актера». Виктория Севрюкова, отличающаяся неожиданным и дерзким взглядом на то, «что влияет на игру актеров, и что способствует успеху спектакля». Все они разные не только по стилю, но и по характеру, однако их объединяет одно: зрительное ощущение, их костюмы – это очень дорого, это от кутюр.

Чувство меры. Грань, отделяющая правду жизни от вульгарного подглядывания. В качестве примера можно привести сцену отчаянного насилия Ясона (Григорий Антипенко) над Медеей (Юлия Рутберг) в одноимённом спектакле Михаила Цитриняка. Зритель сразу понимает, что происходит, но не опускает глаза,  а страдает вместе с героями. И с Ясоном, пытающимся самому себе таким образом доказать право на свой выбор. И с Медеей, у которой тоже уже есть свой выбор и поэтому она принимает насилие со спокойным смирением. Ведь насилие физическое ничто по сравнению с разрушением гармонии души, чем по сути для неё и стало предательство Ясона.

И даже Куни

Ещё один пример «чувства меры» – это присутствие в репертуаре вахтанговского театра спектакля «Обычное дело», поставленного Владимиром Ивановым по пьесе Рея Куни. Того Куни, которого считают признанным мастером «комедии положений», но и того Куни, заслышав имя которого наиболее эстетствующая часть театралов, брезгливо морщит нос. 7 сентября в Улан-Удэ вахтанговцы доказали, что и Куни имеет право на присутствие, если им не злоупотреблять. В репертуаре вахтанговского театра 26 активных спектаклей, один из них по пьесе Рэймонда Джорджа Альфреда Куни.

Директор театра Кирилл Крок, который, как выяснилось, тоже не большой поклонник Куни, его присутствия в своём театре не стесняется.

- Нельзя 24 часа в сутки молиться и говорить о высоком. Иногда нужно и посмеяться. Я тоже не люблю Куни, но я понимаю: огромный театр Вахтангова, тысячный зал, мы должны, мы просто обязаны, иметь разнообразный репертуар. Ведь театр Вахтангова – это не авторский театр, он был до нас, он будет после нас. Поэтому мы должны учитывать интересы всей зрительской аудитории и не препятствовать, чтобы и такие произведения, как пьесы Куни были в репертуаре. Другое дело, когда репертуарная политика построена только на таких комедиях. И если бы у нас такое было, то это была катастрофа для театра.

Программа гастролей в Улан-Удэ наглядно продемонстрировала насколько разнообразный в художественном плане и в художественной эстетике репертуар в вахтанговском театре. В Бурятию коллектив привёз свои лучшие спектакли. И это не только «Евгений Онегин», «Дядя Ваня», «Анна Каренина» или «Медея», но и «Посвящение Еве», «Тихая моя Родина», «Игры одиноких» и «Обычное дело».

И если спектакль «Посвящение Еве», являющийся легендой вахтанговского театра  (он присутствует в его репертуаре уже 16 лет)  стал для улан-удэнцев событием, потому что одну из главных ролей – писателя Абеля Знорко – в нём играет  народный артист СССР Василий Семёнович Лановой, то спектакль «Обычное дело» стал для них открытием – даже Куни можно играть, если его играть гениально. Три часа серьёзные, искушённые в театральном искусстве люди смеялись наравне с теми, кто носит простое, но почётное звание – зритель.

Оригинальное прочтение классики

И всё-таки необходимо признать, что больше всего вахтанговцы поразили, и даже больше – ошеломили улан-удэнцев своим особенным прочтением русской классики.

Два спектакля в постановке художественного руководителя театра Римаса Туминаса «Евгений Онегин» (премьера состоялась 13 февраля 2013 года),  «Дядя Ваня» (премьера состоялась 2 сентября 2009 года) и хореографический спектакль Анжелики Холиной «Анна Каренина» (премьера состоялась 28 апреля 2012 года) неповторимо красиво и просто (потому что всё гениальное на самом деле просто) разрушили у улан-удэнцев существующие стереотипы о том, как «ЭТО» нужно, ставить, играть и даже смотреть. Три автора: Пушкин, Чехов, Толстой. Два режиссёра-постановщика: Туминас и Холина и целая плеяда удивительных, хорошо знакомых и  любимых актёров. Нет смысла разбирать спектакли «по косточкам», это уже сделали до нас маститые театроведы и театральные критики. Безусловно, профессиональные рецензии появятся и после показов в Улан-Удэ, но сейчас сразу, когда ещё не остыли эмоции и в памяти не только по-новому выстроенные сцены и прочитанные характеры персонажей («Дядя Ваня»), оригинальное использование художественных приёмов и сочетание несочетаемого («Анна Каренина»),  неожиданное раздвоение образов героев и не менее неожиданное, но уместное и оправданное, присутствие придуманных режиссёром, новых сцен и отношений («Евгений Онегин»), но и глаза и лица актёров, оценивать, сравнивать, пытаться буквами и словами передать все те чувства, которые до сих ещё переполняют, было бы нелепо.

Хочется просто сказать большое спасибо Римасу Туминасу, что это было просто возможно:  посмотреть на известных со школы героев другими глазами и не только его, как художественного руководителя вахтанговского театра, но и глазами Сергея Маковецкого, Владимира Симонова, Владимира Вдовиченкова, Людмилы Максаковой, Евгении Крегжде, Виктора Добронравова, Олега Макарова, Василия Симонова, Ольги Лерман, Евгения Князева и других замечательных, интересных, абсолютно по-новому заговоривших на своём театральном языке актёров. И, конечно, глазами удивительной, невероятной Анжелики Холиной. То, что мы увидели – это безусловное и необыкновенное чудо.

Ужель та самая…Наташа?

И в том, что театр Вахтангова и Бурятия встретились – тоже чудо. Но чудо невероятное, невозможное и, тем не менее, чудо, которое случилось. Театр, один спектакль которого – «Евгений Онегин» расписан на полгода вперёд и который уже посмотрели  в Нью-Йорке, Париже, Тель-Авиве и уже ждут в Лондоне и Афинах, вдруг приезжает в Улан-Удэ на свои самые большие по продолжительности, по количеству спектаклей и по их показам гастроли за последнее десятилетие.

13 спектаклей сыграли вахтанговцы за 7 дней на сценах двух улан-удэнских театров. Естественно, вопросы «как» и «почему» звучали неоднократно. 2 сентября на пресс-конференции со СМИ директор театра Вахтангова  Кирилл Крок пошутил: «Ну, во-первых, за всю свою более чем 90-летнюю историю мы ни разу не были в Улан-Удэ,  а, во-вторых, ваш министр был очень настойчив». Однако, что стояло за настойчивостью министра, и как его выбор склонился в пользу вахтанговского театра, выяснилось только в последний день. Об этом рассказал сам министр культуры республики Тимур Цыбиков.

- В одну из своих поездок в Москву художественный руководитель Бурятской филармонии Наталья Уланова попала на спектакль театра Вахтангова «Евгений Онегин». Она вернулась в Улан-Удэ, рассказала мне, что было у неё такое потрясение – спектакль «Евгений Онегин». Я стал следить за этим спектаклем по новостям, где происходят его показы,  в каких городах, стал читать отзывы, критику и понял, что это очень интересно. В это же время мы стали прорабатывать тему возможности гастролей у нас какого-нибудь из федеральных театров. И мы посоветовались с театроведом и театральным критиком Туяной Николаевой:  «какой из театров лучше всего привести, над каким лучше работать». Туяна Олеговна предложила вахтанговский, объяснив, что театр сегодня находится в очень хорошем творческом состоянии и у них есть такой прекрасный спектакль «Евгений Онегин». Так эти два предложения  совпали, и у меня в голове засела мысль привести в Улан-Удэ вахтанговского «Евгения Онегина». С чем я и пришёл впервые к директору театра Кириллу Игоревичу Кроку.

Министр не скрывает, что первая попытка его договориться была неудачной. Кирилл Крок просто не понял серьёзности предложения: «Какой может быть Улан-Удэ, когда у нас, можно сказать, в очередь стоят самые знаменитые города мира?»

В свою очередь Кирилл Крок рассказывает, что действительно был очень удивлён предложением министра Бурятии.

- Когда ваш министр впервые пришёл, я спросил у него: «Вы понимаете, какой это бюджет, какие это деньги? Вы готовы такие деньги найти. Бесплатно при всём уважении мы не можем ездить». И тогда он сказал: «А если мы попросим деньги у министерства культуры России?» Что я мог ответить: «Попробуйте». Так закончилась наша первая встреча.

Потом была ещё одна встреча во время, которой Кирилл Крок, заинтересовавшись настойчивостью Тимура Цыбикова, сказал: «Ну, тогда это должны быть полномасштабные гастроли. Ищите деньги».

«Большие гастроли. Театральное лето-2014»

Деньги нашлись, их выделило министерство культуры Российской федерации для реализации, через Федеральный центр поддержки гастрольной деятельности, программы «Большие гастроли. Театральное лето-2014».

Как рассказала на пресс-конференции 2 сентября директор Центра Евгения Шерменёва, гастрольная программа началась в 2013 году  и была опробована на нескольких театрах. Это были гастроли Театра Наций по Северному Кавказу, гастроли МХТ имени Чехова в Иркутске и гастроли Театра Вахтангова в Смоленске. В этом году в ней принимают участие театры из Москвы, Санкт-Петербурга и Ярославля. Это Театр-фестиваль «Балтийский дом», театр «Приют комедианта», Ярославский драматический театр им. Волкова, Малый театр, театр «У Никитских ворот», Театр кукол Образцова, театральный музей Бахрушина и другие.

- Мы выбирали города и области, в которые труппы столичных театров обычно не заглядывают, – объясняла Евгения Шерменёва. – Так, РАМТ отправится на Северный Кавказ, МХТ имени Чехова – в Хабаровск, Владивосток и Брянск, Театр Маяковского – в Хакасию и Тыву, театр «Эрмитаж» в Удмуртию, а театр Вахтангова в Бурятию.

Безусловно, театр Вахтангова мог поехать в любой другой регион. Но когда Кириллу Кроку позвонили из министерства культуры России и спросили: «Кирилл Игоревич, Вы будете участвовать? Куда бы вы хотели поехать?» Он ответил: «Ко мне тут министр культуры Бурятии приходил и если есть финансирование, то мы могли бы поехать туда». – Хорошо, –- ответили в министерстве культуры, – поезжайте, хотя этого региона в списке нет, но он тоже к нам приходил, мы возражать не будем».

Основная задача «Больших гастролей» – просветительская деятельность, поэтому помимо спектаклей вахтанговского театра в Улан-Удэ прошли профессиональные мастер-классы, встречи актеров со зрителями, круглые столы и семинары для театроведов и журналистов.

- Мы планируем сделать гастроли регулярными, потому что просто обязаны вернуть внимание и интерес людей к этому виду искусства, поскольку поход в театр — это живое общение, которое не только помогает научиться сопереживать, но и расширяет личностный кругозор, – подарила надежду на новую встречу Евгения Шермёнёва.

Гастроли получились!

Отвечая на вопрос, как он оценивает прошедшие гастроли, Кирилл Крок отметил, что гастроли, безусловно, получились.

- Для нас это был своего рода экзамен – как мы технически и организационно справимся с таким графиком: два спектакля в день на разных, новых площадках. При этом в Москве мы должны были выпускать премьерный спектакль «Безумный день, или женитьба Фигаро» в постановке Владимира Мирзоева. Мы отправили в Улан-Удэ пять огромных автофур с декорациями и оборудованием. Было очень тяжело и трудно, спасибо всем, кто в этом принимал участие, в особенности техническим службам театра, нашей постановочной части, все спектакли прошли, как в Москве, на высоком уровне – ни одной накладки.

На это «как в Москве», а ещё на то, что с той же отдачей, с тем же уважением к зрителю и самим себе, как в Нью-Йорке или Париже, актёры работали и в Улан-Удэ, внимание обратили все. И это качество «работать по-настоящему» появилось не случайно. Оно воспитанно, оно вошло в систему, можно даже сказать, что это уже раз и навсегда запущенная программа и отступить от неё, позволив себе недобросовестность, где бы то ни было в Улан-Удэ или Тель-Авиве это значит разрушить спектакль. И поэтому так болезненно неприятно воспринимается чужая халатность, некомпетентность, непрофессионализм. И об этом тоже нельзя ни сказать.

О том, что 1 сентября спектакль «Евгений Онегин» начался с задержкой на час, знают все. Знают даже причину – технические службы Русского драматического театра не подготовили лебёдки, которые в театре есть, просто никто заранее не озаботился, не проверил и в нужный момент их не смогли подключить. А вот то, что спектакль вообще состоялся благодаря такту и убедительности министра культуры республики догадываются не многие. Только те, кто понимает, что спектакль – это такое же произведение искусства, как полотно художника или мелодия композитора, сотри одну деталь, убери одну ноту, и вся композиция утратит своё совершенство, свою неповторимость. Поэтому так сложно и одновременно несложно представить, что и как пережил Римас Туминас, а вместе с ним и актёры, вынужденные перестраивать целую сцену (с качелями) буквально на ходу. К счастью, это была лишь одна накладка, которая уже на другой день была устранена и те, кто пришёл на спектакль 2 сентября, смогли посмотреть его в полном объёме режиссёрского замысла.

В том, что гастроли получились, убеждён и министр культуры Бурятии Тимур Цыбиков.

- Я в состоянии восторга, потому что мне очень нравится зрительская реакция. На этих спектаклях мы увидели людей (по фотоотчётам – прим. авт), которые вообще в театр не ходят. И я очень надеюсь, что этот приезд пробудит новую волну интереса к театру у жителей города Улан-Удэ. У нас тоже есть хорошие спектакли, которые можно и нужно смотреть. И то, что мы должны в конечном итоге получить от этих гастролей  –  это новая волна интереса к театрам нашего города и к театру вообще, как виду искусства, на это мы все очень надеемся.

Предвосхитил министр и возможные сомнения.

- Конечно,  можно говорить, что приехали такие звёзды, такие профессионалы и нашим артистам сложно конкурировать. Это не правильно. Конкурировать можно и нужно всегда, этому просто нужно учиться, и поэтому фестиваль («Алтан Сэргэ» – прим. авт.),  который сейчас прошёл у нас в таком формате, когда наши артисты и режиссёры имели возможность посмотреть и для себя что-то определить и понять, безусловно, даст результат. Все эти  многочисленные встречи, которые прошли, должны напитать их определённой энергией и  она должна будет найти для себя выход, воплощение в чём-то неожиданном и интересном. А куда может выйти такая положительно заряженная энергия? Только на сценическое пространство. Так что будем ждать.

Имея перед глазами пример веры и одновременно действия со стороны министра, бурятским артистам и зрителям ничего не остается, как только поддержать его в этой вере и в этом действии. 

Читайте также